Содержание статьи
    Также по теме

    ЯКИР, ПЕТР ИОНОВИЧ

    ЯКИР, ПЕТР ИОНОВИЧ (1923–1982), историк, общественный деятель.

    Петр Якир родился 20 января 1923 в Киеве в семье знаменитого красного командира времен Гражданской войны Ионы Якира. В 1937, когда его отца, командующего Киевским военным округом, расстреляли, мальчик был выслан вместе с матерью в Астрахань. Через несколько месяцев его арестовали и по обвинению в «организации конной банды» направили в колонию для малолетних преступников.

    Освободившись в 1942, Якир был вновь арестован в 1944, а 10 февраля 1945 осужден ОСО НКВД по обвинению в «контрреволюционной пропаганде» и «разглашении государственной тайны» (сотрудничества с НКВД) к 8 годам лагерей. Отбывал срок в Красноярском крае, после освобождения работал там в леспромхозе. В 1955 реабилитирован и переехал в Москву.

    После секретного доклада Хрущева на XX съезде КПСС жизнь Якира резко изменилась. В 1957 его без экзаменов зачислили в Московский историко-архивный институт, который он закончил с отличием. Став в 1962 научным сотрудником Института истории АН СССР, учился в аспирантуре института, написал диссертацию по истории Красной Армии. Участвовал в составлении сборника Командарм Якир (1963), поместил там свои воспоминания об отце. В течение двух последующих лет регулярно выступал в Москве и других городах, представляя книгу на заводах, предприятиях и в учреждениях.

    После того, как в 1965–1966 определился отказ КПСС от дальнейшей десталинизации, Якир стал одной из центральных фигур в общественном противодействии этому курсу. В феврале 1966 он выступил с антисталинской речью на обсуждении книги Александра Некрича 1941, 22 июня в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Осенью 1966 подписал петицию в Верховный Совет РСФСР с протестом против введения в уголовное законодательство статей, ограничиваюших свободу слова и собраний, в 1967 стал одним из инициаторов письма в ЦК КПСС с протестом против предполагаемой реабилитации Сталина и организовал сбор подписей под ним. В январе 1968 вместе со своим зятем Юлием Кимом и Ильей Габаем подписал обращение К деятелям науки, культуры, искусства, в котором политические процессы против инакомыслящих прямо связывались с «ресталинизацией». После ареста Ларисы Богораз и Павла Литвинова в августе 1968 Якир стал наиболее известной фигурой в московском правозащитном движении (в особенности в глазах диссидентов из провинции, а также зарубежных журналистов, с которыми он помногу и открыто общался). В 1969–1972 Якир и его квартира, всегда открытая для визитеров, были символами диссидентской Москвы.

    В эти годы Якир написал нескольких антисталинских памфлетов, среди которых наиболее известно Письмо в ЦК КПСС и в редакцию журнала Коммунист (февраль 1969). В Письме деятельность Сталина рассматривалась с точки зрения советского уголовного законодательства и делался вывод о ее преступном характере. 21 декабря 1969, в день 90-летия со дня рождения Сталина, Якир участвовал в антисталинской демонстрации на Красной площади в Москве.

    20 мая 1969 Якир вместе с Виктором Красиным объявил о создании Инициативной группы по защите прав человека в СССР (ИГ) – первой открыто действующей независимой гражданской ассоциации в СССР – и отправил первое обращение ИГ в Комиссию по правам человека ООН; в 1970–1972 подписал почти все выпущенные ассоциацией письма и заявления.

    Весной 1970 Андрей Амальрик, Владимир Буковский и Якир разрешили иностранному корреспонденту заснять на кинопленку их совместное интервью. В июле 1970 эта запись была показана по американскому телевидению, и люди на Западе впервые смогли увидеть воочию советских диссидентов. После ареста А.Амальрика в мае 1970 Якир стал основным «каналом связи» московских диссидентов с Западом.

    Якир был тесно связан с бюллетенем советских правозащитников «Хроника текущих событий», собирал информацию для ее выпусков, передавал экземпляры «Хроники» за границу и в провинцию. Его неоднократно вызывали в КГБ и предупреждали о недопустимости «противоправной деятельности»; за ним была установлена непрерывная, зачастую демонстративная слежка. 14 января 1972 в квартире Якира был проведен обыск, который длился 18 часов; было изъято огромное количество самиздата и правозащитных документов. Вопрос об аресте Якира неоднократно обсуждался на заседания Политбюро ЦК КПСС, 21 июня 1972 он был арестован.

    С первых месяцев заключения Якир и его одноделец Красин стали активно сотрудничать со следствием. Впоследствии и Якир, и Красин утверждали, что пошли на это под угрозой применения к ним «расстрельной» статьи 64 («Измена Родине») УК РСФСР. Для Якира существовала и дополнительная угроза ареста дочери Ирины, тесно связанной с работой «Хроники».

    Дело Якира и Красина должно было, по замыслу властей, развалить гражданскую оппозицию в СССР. С этой целью через подследственных на волю передавались предложения (в том числе к академику Андрею Сахарову) прекратить правозащитную активность.

    Во время судебного процесса в Москве 27 августа – 1 сентября 1973 Якир признал себя виновным в «антисоветской агитации» и заявил, что раскаивается в своей «антигосударственной деятельности, направлявшейся и финансировавшейся иностранными спецслужбами». Осужден Московским городским судом к 3 годам лишения свободы и 3 годам ссылки. Приговор суда зафиксировал также «преступный» характер «Хроники» и деятельности Инициативной группы. 5 сентября 1973 Якир и Красин повторили свои «признания» на пресс-конференции в присутствии иностранных журналистов (ее фрагменты были показаны по советскому телевидению в тот же день). 28 сентября 1973 Верховный суд РСФСР смягчил приговор (срок лишения свободы снижен до фактически отбытого). Местом ссылки для Якира была определена Рязань. Дело Якира и Красина, их поведение на следствии, их публичное раскаяние нанесли удар по репутации правозащитного движения и породили устойчивый скепсис по отношению к нему у значительной части советской общественности.

    Через год Указом Президиума Верховного Совета Якир был освобожден от дальнейшего отбывания ссылки и вернулся в Москву. К общественной деятельности более не возвращался. Умер 14 ноября 1982 в Москве в результате несчастного случая. Похоронен на Немецком кладбище.

    Дмитрий Зубарев, Геннадий Кузовкин