Содержание статьи
    Также по теме

    ЖИДОВСТВУЮЩИЕ

    ЖИДОВСТВУЮЩИЕ – наименование сторонников религиозного движения, распространявшегося в землях Великого Новгорода, а затем в Москве в последней трети 15 – начале 17 в. и заключавшего в себе элементы западноевропейского рационализма и религиозного реформизма (протестантизма и социнианства, то есть антитринитарной, отрицающей триединство Бога, доктрины на Западе).

    Свою веру «жидовствующие» держали в тайне, поэтому письменных свидетельств, объяснявших их учение, не сохранилось. Наименование получили от идейных противников, представителей ортодоксальной русской церкви, полагавших, что учение «жидовствующих» продолжает традиции тайных иудейских сект и насаждает на Руси иудейство.

    Первым распространителем учения на Руси был некий Схария (Захарья Евреин, Захарья-Скарья Жидовин), приехавший в Новгород в 1471 из Литвы в свите князя Михаила Олельковича. Принадлежавший к иудейской секте караимов, имевших широкую сеть своих организаций в Европе и на Ближнем Востоке, он привез с собой «пособия по тайным наукам» – мистике, астрологии, кабалистике. По словам его идейных оппонентов, он был «изучен всякому злодейства изобретению, чародейству и чернокнижию, звездозаконению и колдовству». Схария и приехавшие вслед за ним Йосеф Шмойло Скарявый и Моисей Хануш сумели повлиять на новгородских священников Дениса и Алексея (принявшего имя Авраама), а также протопопа Софийского собора Гавриилу.

    После отъезда Схарии в Кафу (Феодосия) именно эти православные церковнослужители и стали первыми проповедниками нового учения в русских землях. Сторонники ереси отвергали внешние проявления христианского культа, отрицали церковную иерархию, посты, праздники, храмы, иконопочитание, все священные предметы, службы и обряды; отрицали догмат Пресвятой Троицы, божественность Иисуса Христа и его воскресение из мертвых. Они настаивали на том, что Иисус есть не Бог, но простой человек, призывали не верить в возможность второго пришествия Христа и его Страшного суда. Новое учение стремительно распространилось в новгородских землях в среде низшего духовенства и мирских людей – посадского населения, затронув скиты и монастыри Вологодского края.

    В 1479 в. кн. московский Иван III Васильевич побывал в Новгороде, познакомился с тайными религиозными диссидентами Алексием и Дионисием, отметил их образованность, мудрость, благочестивую жизнь, красноречие и предложил переехать в Москву. В столице они были назначены протопопами: первый – Успенского, второй – Архангельского собора Кремля (главных храмов Русской церкви). Оба пользовались уважением как образованные книжники, что способствовало распространению ереси в Москве. К середине 1480-х среди сторонников нового учения оказалось немало влиятельных людей, в том числе боярского звания. Среди них были, например, крупный государственный чиновник, глава посольского приказа Федор Курицын – владевший немецким, польским, венгерским и греческим языками, человек европейской широты взглядов, ставший бесспорным лидером русских «жидовствующих», а также невестка самого великого князя и царя всея Руси Елена Волошанка (дочь молдавского или валашского господаря, жена сына московского правителя – Ивана Молодого). Сочувствующими новому учению оказалась и часть придворных, намеревавшихся использовать новую веру во внутренней борьбе за власть. Согласно более поздним данным, секта объединяла к концу 15 в. не менее полутора тысяч человек. Сам Иван III временно «склонил слух» к ней.

    Первым активную борьбу православной церкви с «жидовствующими» начал в 1487 новгородский архиепископ Геннадий (Гонзов), которому донесли, что еретики совершили надругательство над иконами («бросали иконы в нечистые места, некоторые святые лики кусали они зубами, как бешеные псы, некоторые разбивали»). По приказу Геннадия группа жидовствующих за чинимые святотатства была «бита кнутом», но высокопоставленные покровители еретического учения не допустили его полного осуждения; часть жидовствующих нашла прибежище в столице, бежав из Новгорода.

    В 1489 тот же Геннадий потребовал от нового митрополита Руси, Зосимы, созыва церковного собора. Целью его должно было стать обсуждение сложившейся идеологической ситуации. Геннадий призывал поступить с еретиками, подобно «гишпанскому» (испанскому) королю, очистившему «веру и землю свою» огнем инквизиции, не зная, что сам митрополит Зосима был уже тайно склонен к ереси (впоследствии митрополита Зосиму назвали «вторым Иудой»). На соборе 1490 ересь жидовствующих подверглась осуждению, а ее сторонники были названы «сущими прелестниками и отступниками веры Христовой». Для борьбы с еретиками были заново прочитаны основные церковные книги и из них изъято все чуждое православной традиции. По инициативе архиепископа Геннадия была полностью переведена на русский язык Библия, а также некоторые полемические сочинения. Наиболее полно критика учения «жидовствующих» оказалась изложена в сочинении Просветителъ, написанном игуменом Волоцкого монастыря Иосифом. Свою роль в идейной борьбе с еретиками сыграл и составленный Нилом Сорским сборник житий с изложением в них жития Феодора Студита и жития Иоанна Дамаскина, осуждавших иконоборчество.

    По христианскому летосчислению в 1492 наступала седьмая тысяча лет от библейской даты сотворения мира. Православные христиане ожидали наступления Страшного суда и конца света. «Жидовствующие» же объявляли, что апокалипсиса не настанет, не будет и второго пришествия Христа, и «если кто умер – значит умер, до той поры и жил». Именно в эти годы, на рубеже 15–16 вв., жидовствующие обрели особенно много сторонников. В 1498, когда наследником престола был объявлен Дмитрий, внук Ивана III, их поддерживала его мать Елена Волошанка.

    Полтора года спустя на жидовствующих начались гонения, совпавшие с несколькими событиями. Еще в 1490 Иван III пригласил ко двору врача-еврея из Венеции, некоего Леона Жидовина (Мистро Леона Жидовина) и «велел ему лечить сына своего князя Ивана». Лечение оказалось напрасным, Иван Молодой умер. Теперь этому лекарю-еврею отрубили голову. Расправа с ним стала началом наступления на ересь. Пострадали и сочувствовавшие жидовствующим: была заключена вместе с малолетним сыном Дмитрием в темницу Елена Волошанка. Эти события связывают и с растущим влиянием родственников второй жены Ивана III – Софьи Палеолог (племянницы последнего византийского императора Константина Палеолога, ревностной поборницы ортодоксального православия). Пользуясь поддержкой Софьи, основной оппонент «жидовствующих» – Иосиф Волоцкий – решился обвинить митрополита Зосиму в покровительстве еретикам и добился того, чтобы «антихристов предтеча Зосима» в 1504 отрекся от митрополии. Обратившись к Ивану III, Иосиф Волоцкий как главный борец с «пагубной и богохульной бурей» потребовал репрессивных мер в отношении еретиков.

    Конец влияния жидовствующих совпал с церковным собором 1504, постановившим предать «жидовствующих» расправе. Практически все значимые проповедники из числа «жидовствующих» сложили головы на плахе; казни предварялись пыточными дознаниями и вырыванием языков. В деревянных клетках были сожжены многие видные проповедники, обвиненные в ереси, – Иван-Волк Курицын, Дмитрий Коноплев, Иван Максимов. В Новгороде сожгли архимандрита Кассиана и Некраса Рукавого, остальных отправили в заточение по тюрьмам и монастырям. Всех еретиков предали церковному проклятию «со всеми их поборниками и соумышленниками».

    Ощутимым последствием борьбы с жидовствующими и их осуждения на церковном соборе 1504 стал рост религиозной нетерпимости, массовое неприятие иудаизма и евреев в Московской Руси. Словом «жидовин» стали называть отступников от православной веры, «антихристов», коих считали колдунами, чернокнижниками и «совратителями душевными», испытывая перед ним суеверный страх. Изредка купцы-евреи из Литвы и Польши «ходили с товарами» в Московию через Смоленск и Новгород, но московиты теперь нередко грабили проезжих, да и в Москве к ним относились враждебно, отбирали товары. Иван Грозный распорядился не впускать евреев-торговцев в русскую столицу, если они не соглашались на смену веры (крещение).