Содержание статьи
    Также по теме

    МОСКОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО

    МОСКОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО выдвигается на историческую арену позже других русских княжеств. О князьях в Москве встречаются упоминания в 12 и начале 13 вв. Вероятно, что еще при Юрии Долгоруком здесь сидел один из его сыновей Ростислав. Потом встречаем московским князем сына Всеволода III Владимира и позже другого Владимира, сына Юрия II, плененного татарами в 1237. Следующий удельный князь, Михаил Ярославович Хоробрит, даже захватил великокняжеский Владимирский стол, но вскоре погиб в битве с литовцами в 1248. Его место занял в Москве самый младший сын Александра Невского Даниил, правивший до 1303 и явившимся родоначальником московских князей. При нем Московское княжество вышло из первоначальных пределов среднего течения Москвы реки и захватило прилегающую территорию до устья реки при впадении в Оку; в войне с Рязанью он разбил князя Константина Романовича и присоединил к своим владениям Коломну в 1301. Около того же времени Иван Дмитриевич, племянник Даниила,  умер и отказал по духовному завещанию московскому князю Переяславль Залесский в 1302. Сын и преемник Даниила Юрий Даниилович (ум. 1325), получивший от отца Переяславль, занял московский престол, а Переяславль отдал брату Ивану.

    Сразу после вступления в княжение Юрий отнял от соседней Смоленской области Можайский удел, расположенный в верховьях р.Москвы.

    Юрий три раза (в 1304, 1316–1318) ездил в Орду, раболепствовал перед ханом Узбеком. Во вторую поездку прожил в Орде два года и даже женился на сестре хана.

    Иван Данилович Калита, замещавший брата, с 1328 стал и великим князем. Таким образом великокняжеский стол окончательно перешел и укрепился в Московском княжестве. При нем Московское княжество уже заключало в себе все течение р.Москвы с городом Можайском, Звенигородом, Москвой и Коломной; далее на юго-запад оно простиралось вверх по Оке с городками Каширой и Серпуховым. На северо-востоке московские владения охватывали часть Поволжья вплоть до Углича и Костромы; они перешли далеко и на северную сторону Волги: Калита купил у обедневших местных князей не только Углич, но и Галич (у Константина Всеволодовича Ростовского), Мерский и Белозерск, оставив их, впрочем, пока во владении наследственных князей, довольствуясь их полной покорностью.

    После его смерти в 1341 сын Симеон в свое короткое правление успел пять раз побывать в Орде; он, будучи московским князем, писал «великий князь всея Руси» и властно распоряжался удельными князьями. После него княжил брат Иван (1353–1359). Он еще при жизни вдовы брата присоединил к своим владениям завещанный ей мужем родовой удел, вместе с селами, купленными у князей друцкого и новосильского. При нем власть московского князя, как первого на Руси, осталась незыблемой.

    Причины такого возвышения Московского княжества и московских князей были разнообразны. Еще Карамзин Н.М. указал на роль орды в возвышении Московского княжества. Погодин объяснял это возвышение счастливым стечением обстоятельств. В число этих счастливых обстоятельств входила персона Ивана Калиты, выбравшего своей резиденцией Москву, и положение последний в средоточии всех важных княжеств того времени, и принятие московскими князьями обязанности сборщиков ханской дани, и заслуги московской аристократии, и малочисленность московского княжеского рода. Мнение историка Каченовского изложил его ученик Станкевич в статье О причинах постепенного возвышения Москвы до смерти Иоанна III. Основным выводом этой статьи является то, что возвышение Москвы зависело главным образом от выгодного географического положения, затем этому содействовали влияние орды, духовенства и политика московских князей. С.М.Соловьев полагал, что татары не имели и не могли иметь особого влияния на русскую государственную жизнь. Н.М.Костомаров думал, что влияние Орды, напротив, было решающим в становлении идеи самодержавия, выраженной московской княжеской властью, прототипом которой послужила ханская власть.

    Однако, несомненно, что самым сильным двигателем сравнительно быстрого возвышения Москвы было внешнее давление, постоянная внешняя опасность от татар. Благодаря хитрой политике князей и их успешной хозяйственной деятельности, на Московское княжество устремилось внимание и ожидание всех сословий: духовенство, в лице своих митрополитов, поселившихся в тесном соседстве с московскими князьями, содействовало в деле собирания Руси; боярство стало покидать и соседние, и более отдаленные области и переходить на более почетную и выгодную московскую службу; простонародье оставляло менее безопасные места жительства и переселялось в сравнительно спокойные московские пределы. Ко второй половине 14 в., когда окрепла власть московских князей, она получает и более определенный характер: это была власть вотчинная, самодержавная, не ограниченная ни волей народа, ни какой-либо другой силой. К этому времени выработался и особый взгляд у московских князей и на престолонаследие: на месте права родства стали распоряжения о передаче наследства в нисходящую линию, как переходила частная собственность детям. По духовному завещанию Ивана Ивановича, Москва, его отчина, была назначена сыновьям — Дмитрию и Ивану, одна восьмая доходов с нее двоюродному брату Владимиру, кроме того Дмитрию отходила Коломна и Можайск, Ивану — Звенигород и Руза, Владимиру — боровско-серпуховский удел его отца. Иван умер в 1364 и его земли перешли Дмитрию, впоследствии названному Донским.

    Битва на Куликовом поле, хотя и не освободила Московское княжество из-под ига, но очень способствовала подъему авторитета московских князей. Дмитрий старался расширить свои владения; по договорной грамоте 1381 с рязанским князем Олегом границей княжества была признана р.Цна и Ока. В своем завещании 1389 при разделе земель между четырьмя сыновьями он старшему предоставил великокняжение, значительно бóльшую долю княжества и половинную долю в Москве и обеспечил решительное преобладание старшего брата над младшим и, передавая великокняжеский титул, уже определенно выразил: «се благословляю сына своего кн.Василия своею отчиною великим княжением». Василию I (ум. в 1425), еще приходилось ездить в Орду и попытки прекратить посылки дани окончились неудачей. Он получил от хана Тохтамыша ярлык на нижегородское княжение и овладел им, а также Городцом, Муромом, Мещерой, Вологдой и Тарусой в 1391. Все эти владения он передал своему единственному сыну и преемнику Василию II (1425–1462). После борьбы и победы над дядей Юрием Звенигородским и племянниками Василием Косым и Дмитрием Шемякой, Василий II укрепил власть великого московского князя за своим родом. Распря между ним и дядей дали повод перенести ссору на ханское решение в Орду, но это было последнее вмешательство Орды в княжеские отношения. Позже дань только посылалась в Орду вплоть до времени Ивана III.

    По духовному завещанию уделы были даны четырем младшим сыновьям, но старший сын Иван, получивший великокняжение, получил также и владения, во много раз превосходящие все остальные.

    При Иване III (1462–1505), который уже не пожелал ни добывать ханского ярлыка на великокняжение, ни посылать дань в Орду, состоялось и окончательное падение ига (1480). Власть хана в полной силе перешла к московскому князю.