Судьба Витрувианского человека

Мир удивительно многообразен. Много ли общего, скажем, между жителем России, Гайаны или Тасмании? Мы выглядим по-разному, говорим на разных языках, по-разному смотрим на одни и те же вещи. Но есть образы, символы и знаки, которые узнаваемы в любой точке цивилизованного мира.

Немногим художникам удавалось создавать такого рода «мировые бренды». Первый среди них, безусловно, великий флорентиец Леонардо да Винчи. Большинство его произведений известны любому жителю земли с начальным образованием. И если первенство здесь, очевидно, у портрета госпожи Лизы, супруги флорентийского торговца шелком, то «Витрувианский человек» великого мастера не намного от нее отстает.

Рисунок мужской фигуры, идеально вписанный в круг и квадрат, иллюстрирует веру Леонардо в неразрывную божественную связь между человеческой формой и Вселенной. Благодаря своей красоте, гармонии и символической силе, он стал одним из самых узнаваемых образов в мире.

Однако новые исследования показывают, что работа, которая восходит к 1490 году, может оказаться копией более раннего рисунка друга Леонардо. Эта иллюстрация была обнаружена итальянским историком архитектуры Клаудио Сгарби в 1986 году во всеми забытой старинной рукописи в Ферраре (Италия).

Этот рисунок, как и рисунок Леонардо, – иллюстрация мыслей древнеримского архитектора Витрувия, изложивших их на бумаге за полтора тысячелетия до этого. Витрувий описывает тело человека, идеально вписанное в круг (символ божественного) и в тоже время в квадрат (земной символ). Это была геометрическая интерпретация античной веры, что человек есть «микрокосм» – миниатюрное воплощение всей Вселенной. Леонардо и другие ученые эпохи Возрождения возродили к жизни эти забытые тезисы.

После многолетних исследований иллюстрации Клаудио Сгарби однозначно отдает авторство найденного варианта Витрувианского человека архитектору Джакомо Андреа де Ферраре, эксперту по Витрувию и близкому другу Леонардо. Более того, Сгарби полагает, что Джакомо Андреа, вероятно, нарисовал Витрувианского человека первым, хотя, скорее всего, двое знаменитых мужей неоднократно обсуждали эту идею.

Ключевые аргументы заключаются в следующем: во-первых, Леонардо да Винчи упоминает в своих работах «Витрувия» Джакомо Андреа – казалось бы, прямая ссылка на найденные в Ферраре иллюстрированные рукописи. Во-вторых, Леонардо обедал с Джакомо Андреа в июле 1490 года, в тот год, когда оба автора создали своих Витрувианских людей.

Эксперты считают, что Леонардо мог использовать знания Джакомо Андреа о Витрувии и, возможно, позаимствовать правильное композиционное решение. И, хотя оба рисунка интерпретируют слова Витрувия абсолютно аналогично, рисунок Леонардо выполнен идеально чисто, без помарок, в отличие от рисунка Джакомо Андреа. На нем видны следы неудачных решений, переделок, поиска верного решения. Все это вряд ли понадобилось бы автору, если он просто скопировал изображение Леонардо.

Эксперты творчества Леонардо с огромным интересом ознакомились с аргументами исследователя. Тем не менее, большинству из них все же ближе версия, что двое замечательных авторов работали в тандеме, нежели то, что Леонардо мог опираться на завершенную работу Андреа. Они считают, что двое друзей, людей Эпохи Возрождения, скорее были коллегами, работающими вместе, чтобы возродить красивую древнюю идею к жизни. В таком случае нас не должно занимать, кто из них первым нарисовал Витрувианского человека, если этот вопрос не особо беспокоил самих авторов.

Несмотря на то, будет ли достоверно установлено, кто первым создал этот шедевр, анализ работ еще раз доказывает, что мастерство Леонардо значительно превосходит Джакомо Андреа, как в рисунке, так и в понимании анатомии. К тому же эксперты утверждают, что Леонардо более близок к тексту самого Витрувия. Например, нигде Витрувий не говорит о том, что человек находится внутри круга и квадрата одновременно. Фигура Джакомо Андреа имеет только один набор рук и ног, которые одновременно ограничиваются кругом и очерчены квадратом. У Леонардо же – две проекции тела с разными положениями рук и ног.

Чем бы не закончился этот спор ученых, одно можно сказать наверняка: в то время, когда один Витрувианский человек приобретал международную известность, другой, возможно более ранний рисунок, пылился в библиотеке в течение пяти веков. Очевидно, судьба эти двух произведений отличалась также, как и судьба их авторов, двух друзей Леонардо и Джакомо. Когда в 1499 году французы вторглись в Милан, создатель всем известной версии Витрувианского человека бежал в безопасное место и продолжил свой легендарный путь к обретению вечной славы. В то же время Джакомо Андреа был схвачен французами, повешен и четвертован. А впоследствии благополучно забыт потомками.