Содержание статьи
    Также по теме

    АХРР

    АХРР («Ассоциация художников революционной России»), художественное объединение, самое многочисленное и мощное из российских творческих группировок 1920-х годов.

    Впервые установки Ассоциации были высказаны накануне открытия очередной выставки «Товарищества передвижников» (1922) в докладе художника и поэта П.А.Радимова О значении быта в современной живописи; именно сугубо традиционное, натуроподобное искусство поздних передвижников избрано здесь как «понятный народным массам» образец для воплощения «сегодняшнего дня: быта Красной Армии, быта рабочих, крестьянства, деятелей революции и героев труда». Отвергнув «левый» (т.е. тоже вставший на службу революции) авангард как вредные «измышления», создатели новой группировки сумели тем самым привлечь на свою сторону заметную часть художников-«стариков» – А.Е.Архипова, Н.А.Касаткина, С.В.Малютина или К.Ф.Юона, возмущенных нигилистической демагогией «левых» (знаменательно, что первое майское оргсобрание состоялось на квартире Малютина, одного из авторитетных мастеров старой России). Еще более важен тот факт, что АХРР с первых своих шагов заручился крайне солидной (несравнимой с ресурсами других групп) материальной поддержкой со стороны руководства Красной Армии (в лице К.Е.Ворошилова).

    Типические произведения ахрровцев (картины А.М.Герасимова, Б.В.Иогансона, Е.А.Кацмана, П.И.Котова, С.В.Рянгиной, Н.Б.Терпсихорова, Б.Н.Яковлева, В.Н.Яковлева, а также – если говорить о тех, кто вступил на самостоятельный творческий путь еще до революции, – И.И.Бродского, М.Б.Грекова, Е.М.Чепцова) тяготеют к четкой повествовательной «объективности», старательно конструируя иллюзии исторического или современного факта, как бы свершающегося на глазах у зрителя. Несмотря на программно-антимодернистские установки, элементы модерна (символизма и импрессионизма) постоянно дают о себе знать, но как бы в усмиренном варианте, чуждом фантазий. Консервативная стилистика, однако же, плотно сочеталась в деятельности АХРР с максимальным использованием техники масс-медиального агитпропа, поскольку особое значение придавалось не просто картине на политически-актуальную тему, но картине-плакату, идеально пригодному для тиражирования и последующего украшения красных уголков по всей стране. Благодаря этому текущие лозунги партии (проступающие уже в процессе придирчивого отбора «наиболее жизненных» тем и мотивов) получали шанс для действительно гораздо более наглядного и понятного, чем это было в «левом» авангарде, выхода в народ.

    Укрепление АХРР и превращение ее в самую массовую художественную организацию России явилось логическим следствием постепенной общей смены курса политики ВКП(б) (от интернационализма к национал-большевизму и, соответственно, от авангарда к традиции). По всей стране открылось не менее 40 ахрровских филиалов, возник ряд смежных группировок, самой многочисленной из которых была «Ассоциция художников Красной Украины» (АХЧУ). Существовало собственное издательство, стал выходить журнал «Искусство в массы» (1929–1930), наконец – начиная с выставок «Жизнь и быт Красной Армии» (1922) и «Революция, быт, труд» (1924–1925) – отладилась система всесоюзных отчетно-тематических экспозиций. Однако к концу 1920-х годов Ассоциация находилась уже в состоянии полураспада: образовалось отдельное «Объединение молодежи ассоциации художников революции» (ОМАХР, с 1928), в основном примкнувшее к РАПХ («Российской ассоциации пролетарских художников»), ряд прежних лидеров и новых членов учредили собственный «Союз советских художников» (с 1930). Окончательно прекратившая свое существование (наряду со всеми арт-группировками) в 1932, АХРР тем не менее вошла в историю как модель будущего единого Союза художников СССР.

    Литература

    Ассоциация художников революционной России. Сборник воспоминаний, статей, документов. М., 1973