Содержание статьи
    Также по теме

    ГОНЧАРОВА, НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВНА

    ГОНЧАРОВА, НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВНА (1881–1962), русская художница. Связана с родом пушкинских Гончаровых (двоюродная правнучка жены великого поэта). Родилась в деревне Ладыжино (Тульская губерния) 21 июня (4 июля) 1881 в семье архитектора. В 1901–1909 посещала занятия в Московском училище живописи, ваяния и зодчества; занималась скульптурой в классе П.П.Трубецкого, затем обратилась к живописи (класс К.А.Коровина). В 1900 познакомилась с М.Ф.Ларионовым, ставшим ее спутником жизни и соратником по искусству (как художница, впрочем, она всегда сохраняла творческую независимость). Была членом «Бубнового валета», одной из создательниц другого, более радикального художественного объединения, «Ослиного хвоста» (1911); входила также в «Союз молодежи». Испытала большое влияние П.Гогена.

    Живопись и графика Гончаровой – первоначально импрессионистическая, затем решенная в духе фовизма – стоит у истоков русского футуризма. В 1907–1911 ей удалось – возможно, более органично, чем кому-либо из современников, – соединить традиции «примитива» (лубка, расписной вывески и других видов изо-фольклора), равно как и традиции иконы, с новыми авангардными веяниями. Особое место в ее искусстве занимают жанрово-бытовые темы (Сенокос, Мытье холста; обе работы 1910, Третьяковская галерея), а также религиозные мотивы (четырехчастный цикл Евангелисты, 1911, Русский музей, Петербург). Грозно-апокалиптической экспрессией впечатляют Мистические образы войны (литографии, выпущенные в 1915 в виде альбома). Разлагая формы видимого мира, художница обратилась к кубофутуризму (Велосипедист, 1913, там же), примыкала к изобретенному ее мужем беспредметному «лучизму», сохраняя предметно-фигуративное начало. К лучшим образцам авангардного искусства принадлежат оформленные Гончаровой, часто в соавторстве с мужем, издания А.Е.Крученых, В.В.Хлебникова и других поэтов-футуристов (Мирсконца, Игра в аду, Взорваль, 1912–1913; и др.).

    Превращая авангард в «искусство жизни», Гончарова и Ларионов занимались театром (проект артистического кабаре «Розовый фонарь») и кино (участие в съемках первого русского футуристического фильма Драма в кабаре № 13; оба – 1913–1914). Поэтому так органичен был их переход к сценографии (по приглашению С.П.Дягилева). Мощная живописная пластика оформленной Гончаровой постановки оперы Н.А.Римского-Корсакова Золотой петушок (1914) имела шумный успех в Париже. Работая в «Русских сезонах», Гончарова вместе с мужем покинула Москву, в 1919 окончательно обосновавшись в столице Франции.

    Театр был средоточием ее французского периода (дизайн Жар-птицы И.Ф.Стравинского, 1926, и других постановок дягилевской антрепризы); к «карнавальному» миру театральной декорации и костюма нередко примыкают и станковые вещи этих десятилетий, порой экспериментально-нефигуративные, порой близкие изысканной зрелищности «ар деко» (полиптих Испанки, 1923–1924, Центр Ж.Помпиду, Париж; и другие собрания).

    Умерла Гончарова в Париже 17 октября 1962. Существенная часть творческого наследия Гончаровой и Ларионова была передана в 1988 в дар Третьяковской галерее.

    См. также ЛАРИОНОВ, МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ.

     ИТАР-ТАСС     НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВНА ГОНЧАРОВА. АВТОПОРТРЕТ С ЛИЛИЯМИ

    Литература

    М.Ларионов – Н.Гончарова. Шедевры из парижского наследия. Живопись (каталог). М., 1999
    М.Ларионов – Н.Гончарова. Парижское наследие в Третьяковской галерее. Графика. Театр. Книга. Воспоминания. М., 1999