Содержание статьи
    Также по теме

    ХРАМ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ

    ХРАМ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ в Москве. Был построен на месте Алексеевского монастыря у Пречистенских ворот (1832–1889), автор проекта и руководитель работ – русский архитектор К.А.Тон (см. ТОН, КОНСТАНТИН АНДРЕЕВИЧ).

    Создание храма имеет длительную предысторию. После изгнания наполеоновских войск из России в среде русского генералитета возникла мысль о храме в память о доблестных подвигах воинов. Флигель-адъютант П.А.Кикин имел возможность донести эту мысль до государя. Александр I проникся идеей и обнародовал ее в специальном манифесте от 25 декабря 1812. Сразу же был объявлен конкурс на проект храма, привлекший к работе не только русских, но и иностранных архитекторов. В конкурсе участвовали такие прославленные мастера, как Д.Кваренги, А.Н.Воронихин и др. В 1817 победителем конкурса признали молодого художника А.Л.Витберга (см. ВИТБЕРГ, АЛЕКСАНДР (КАРЛ) ЛАВРЕНТЬЕВИЧ). Витберг избрал для строительства храма место на вершине Воробьевых гор, откуда открывался величественный вид на город. Строительство началось, однако неопытный автор проекта не сумел организовать должного контроля за работами и вскоре был отстранен и сослан. Сменивший Александра I царь Николай I усомнился в целесообразности продолжения работ. Специальная комиссия провела экспертизу проекта и выяснила: выбранное место – бровка Воробьевых гор – не сможет вынести гигантской нагрузки здания. В 1829 император вновь объявил конкурс, а в 1831 проектирование собора было фактически передано архитектору К.А.Тону, который пообещал в кратчайшие сроки, в течение пяти месяцев, завершить работу над проектом. Тон к тому времени завершил пенсионерство в Италии, где был избран членом Римской и Флорентийской академий, и успел обратить на себя внимание царя несколькими оригинальными проектами петербургских храмов в «византийско-русском» стиле. Место для строительства нового храма в начале Пречистенского бульвара, где стоял древний Алексеевский монастырь, предложил сам государь. С градостроительной точки зрения оно было не менее удачным, чем прежнее: будучи достаточно удаленным от Кремля, храм не спорил с ним, в то же время на фоне Кремля прекрасно прочитывалась его связь с древним ансамблем. Огромный собор с белыми мраморными стенами и золоченой центральной главой замыкал перспективу нескольких московских бульваров и улиц и приобретал значение центра масштабной градостроительной композиции.

    После тщательно проведенной подготовки грунтов и фундаментов, положенных на глубине 30–40 м, в сентябре 1839 состоялась торжественная закладка нового храма. Строительство собора продолжалось вплоть до 1855, когда на главном куполе храма водрузили крест. В архитектуре собора архитектор Тон попытался возродить формы древней византийской архитектуры. Это был грандиозный по размерам пятиглавый храм центрического типа с хорошо уравновешенным соотношением массивного объема, огромной центральной главы и угловых башен-колоколен. План собора имел правильную форму равноконечного креста. В интерьере еще один внутренний вписанный равноконечный крест позволил зодчему целиком высвободить центральный объем, не загромождая его опорами, и создать круговую обходную галерею. Благодаря этому приему внутреннее пространство храма приобрело уникальные качества цельности и устремленности ввысь: восьмигранный объем центра плавно перетекал в залитое светом подкупольное пространство и мягко сливался с затемненными нефами.

    В архитектуре собора Тон активно использовал древние византийско-русские формы. Они отражали «литературную программу» памятника, состоявшую в утверждении православия, самодержавия и народности. Тем не менее образный язык архитектуры был весьма земным и будничным. Чисто внешние национальные приметы в виде аркатурного пояса, закомар или перспективных порталов ложились на основу здания, безразличную к этим декоративным дополнениям. Особый интерес представляет архитектура собора с инженерной точки зрения. Подобно куполу Флорентийского собора, центральный купол храма был выполнен без опалубки, а металлическая одежда остальных куполов сделана на железном каркасе. В толще стен были скрыты водостоки и воздушное отопление. Внутренняя штукатурка была положена не непосредственно на стены, а по металлической сетке, отнесенной от стены на луженых костылях. Зазор между стенами и штукатуркой обеспечивал циркуляцию воздуха и предохранял живопись от протечек и порчи.

    Согласно замыслу митрополита Московского Филарета, стены храма должна были украсить монументальные сюжетные композиции на темы христианских праздников, которые совпали бы с днями решающих сражений Отечественной войны 1812, а также изображения чудотворных икон Богоматери (Смоленской, Владимирской, Иверской и Казанской) и фигуры святых русских князей. Над созданием горельефов трудилась целая группа скульпторов: А.В.Логановский, П.К.Клодт, Н.А.Рамазанов и др. Заказ выполнялся мастерами в Риме, что предопределило стилистическое разноречие между архитектурными формами и скульптурой.

    Еще более масштабные работы развернулись в интерьере храма. Его стены были украшены фризами, набранными из разноцветных мраморов, порфира и яшмы, а полы – орнаментальной мраморной инкрустацией. К выполнению настенной живописи, которая по замыслу К.Тона должна была заполнить всю поверхность стен, привлекли лучших русских художников академического направления. Над росписью храма Христа Спасителя трудились Ф.А.Бруни, В.П.Верещагин, В.И.Суриков, В.М.Васнецов, К.Е.Маковский, Г.И.Семирадский и др. Эти же мастера написали и иконы для центрального и двух боковых иконостасов. В разработке формы главного иконостаса собора проявилось присущее храмовой архитектуре Тона стремление приблизиться к стилистике древних византийских форм. В качестве «образца» для иконостаса был избран легендарный киворий над престолом Софии Константинопольской, который, согласно сохранившимся в источниках описаниям, имел вид пирамиды, покоившейся на колонках. В целом интерьер собора нес отпечаток новых вкусов второй половины 19 в. и не соответствовал крупному масштабу архитектурных форм.

    Драгоценная утварь для храма Христа Спасителя создавалась по специальным заказам. Люстры, подсвечники, фонари делались на фабриках Хлебникова, Короткова, Моранда и др.; литургические сосуды – в мастерских Овчинникова, Хлебникова, Чичелева.

    Впервые в истории московский кафедральный собор выполнял не только литургическую функцию: в круговой галерее, обходящей храмовое пространство, был создан музей Отечественной войны 1812. В ее стены вмонтировали мраморные доски с текстами манифестов Александра I, описанием сражений, перечислением отличившихся полков, именами погибших и награжденных.

    В советское время, по решению правительства храм взорвали (5 декабря 1931), чтобы очистить место для нового грандиозного сооружения социалистической эпохи – Дворца советов. Война 1941–1945 не позволила осуществить эти планы. После войны фундамент недостроенного здания использовали для устройства открытого плавательного бассейна «Москва».

    В начале 1990-х годов возникла идея восстановления собора Христа Спасителя. Воссоздание храма на его прежнем месте началось в 1995. В 2000 храм был освящен патриархом Алексием II. Cтены собора выполнены на основе монолитного железобетонного каркаса, обложены кирпичом и облицованы мрамором. Работы над наружной и внутренней отделкой продолжаются. Воссозданием наружных горельефов занималась группа скульпторов под руководством Ю.Г.Орехова. В стилобатной части, несколько видоизмененной по сравнению с первоначальной, разместились зал для проведения Соборов Русской православной церкви, зал заседаний Синода, будут устроены музей Отечественной войны 1812 и храм Преображения с приделами, восстанавливающими приделы снесенного в 19 в. Алексеевского монастыря.

    Литература

    Славина Т.А. Константин Тон. Л., 1989
    Кириченко Е.И. Москва. Памятники архитектуры 1830–1890-х годов. М., 1997
    Бусева-Давыдова И.Л., Нащокина М.В., Астафьева-Длугач М.И. Москва. Архитектурный путеводитель. М., 2001