Содержание статьи
    Также по теме

    ЛУЧИШКИН, СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

    ЛУЧИШКИН, СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ (1902–1989), русский художник, представитель искусства ОСТовского круга, театральный деятель.

    Родился в Москве 30 мая (12 июня) 1902 в семье лавочника. В 1917–1923 учился на курсах декламации (с 1919 – Государственный институт слова), окончив их со званием режиссера. Попутно занимался (в 1919–1924) в Свободных художественных мастерских у А.Е.Архипова, а затем (когда они были преобразованы в Высшие художественно-технические мастерские, Вхутемас) у Л.С.Поповой, А.А.Экстер и Н.А.Удальцовой. Был членом группы «Метод» (1924) и «Общества станковистов» (ОСТ; с того же года). Жил в Москве – за исключением военных лет (1941–1944), которые провел в эвакуации в Барнауле.

    Примыкая к постреволюционной «второй волне» русского авангарда, участвовал в ряде наиболее радикальных художественных экспериментов 1920-х годов. По примеру С.Б.Никритина (лидера группы «Метод») создавал чисто концептуальные таблицы и графики – «проекции» идей, призванные заменить традиционное произведение (Координаты живописной поверхности, 1924, Третьяковская галерея). В 1923–1929 руководил студией «Проекционный театр», соединившей сценографию в духе конструктивизма с предварениями театра абсурда. «Первым беспредметным спектаклем» (Лучишкин), спектаклем бессюжетных ритмов и звуков, была Трагедия АОУ (1923), затем, начиная с Заговора дураков по пьесе А.Б.Мариенгофа (1924), «проекционисты» вернулись к сюжету и фабуле. Позднее (до 1930) не раз выступал как дизайнер и распорядитель городских агитационных шествий, в 1930–1932 был художественным руководителем и режиссером Театра малых форм московского Пролеткульта. Став в 1932 одним из членов правления Московской организации Союза художников (МОСХ), отвечал за работу Клуба художников, будучи душою «капустников».

    Сценически-игровое, причем достаточно драматичное, содержание отличает и лучшие станковые вещи мастера. Сквозь их внешнюю наивность проступают трагические знаки: задавленный автомобилем человечек в одном из вариантов картины Я очень люблю жизнь (1924–1926) или висящая фигурка самоубийцы в углу наиболее известного его полотна, картины Шар улетел (1926, Третьяковская галерея). Итогом одной из сельских творческих командировок Лучишкина стал живописный фарс Вытянув шею, сторожит колхозную ночь (1930, там же), «портрет» нарочито загадочного сельского агрегата, застывшего посреди степи наподобие зловещего тотема. Кульминацией такого рода сюрреального юмора явился его дебют в кино; в качестве художника-постановщика Цирка (режиссер Г.Г.Александров; 1936) он исполнил огромное число покадровых эскизов, в том числе со знаменитым «танцем на пушке», – эскизов, во многом определивших лукавую образную канву фильма. В целом живописное искусство Лучишкина в эти годы заметно нивелируется – от лубочно-плакатных картин типа пентаптиха День Конституции. Спартакиада народов СССР (1932, там же) до многочисленных оформительских работ конца 1930–1950-х годов (в первую очередь на ВСХВ), где его мастерство просто тонет в «бригадном» арт-коллективизме. Над средним выставочным уровнем не возвышаются и многочисленные спортивные образы его позднего периода (пентаптих О спорт, ты – мир, 1983, собственность Министерства культуры Российской Федерации).

    Умер Лучишкин в Москве 27 ноября 1989.

    Литература Лучишкин С.А. Я очень люблю жизнь. Страницы воспоминаний. М., 1988