Содержание статьи
Также по теме

ШПАЛЕРЫ И ГОБЕЛЕНЫ

ШПАЛЕРЫ И ГОБЕЛЕНЫ, вид тканного вручную декоративного изделия – безворсового ковра-картины. Искусство шпалеры достигло расцвета в эпоху готики во Франции, но его истоки прослеживаются в древних культурах. Шпалеры являются ценными источниками для истории костюма, выполняя, таким образом, не только декоративные, но и документальные функции.

С древнейших времен ковровые ткани служили домашним нуждам и использовались как украшение. Для придворных и церковных церемоний требовались роскошные, но в то же время удобные в употреблении средства декора; для этого очень хорошо подходили тканые картины, которые было нетрудно хранить и перевозить. Из летописей известно, что шпалеры широко использовались в разных случаях – для убранства комнат временного жилища короля, для оформления религиозных празднеств и просто в качестве драпировок стен холодных каменных залов средневековых европейских замков. Знатные люди, путешествуя, брали с собой шпалеры, порой огромных размеров, которые могли использоваться в качестве передвижных перегородок, отграничивавших спальню.

Многочисленные войны привели к тому, что комплекты шпалер оказались разрозненными; многие великолепные изделия были разрезаны на куски, а другие сожжены ради золота и серебра из их нитей.

Сюжеты средневековых шпалер, в сущности, сводятся к трем видам: религиозные, мифологические и эпизоды придворной жизни. Сцены из жизни горожан сравнительно редки; обычно на шпалерах изображались возвышенные легенды или славные исторические события. В эпоху готики преобладали библейские сюжеты, например Царица Савская, Принесение во храм Младенца Христа, Святой Реми. В 17–18 вв. интерес к этим сюжетам ослаб; в замках королей Франции Людовика XIV и Людовика XV, Шамборе и Компьене, были прекрасные шпалерные кабинеты с ткаными картинами светского содержания. В домах знати и горожан чаще встречались вердюры (франц. – зелень) – пейзажи с преобладанием зеленой листвы. Не менее популярны были т.н. мильфлёры – шпалеры, фон которых сплошь покрывали узоры с букетиками цветов. Эти узоры подготовили появление цветочных обоев, которым предстояло вытеснить в убранстве жилых домов дорогие гобелены.

Шпалерное дело развивалось в условиях правительственной поддержки ткацких мануфактур. Ведущие художники диктовали моду на определенные сюжеты и стиль, а техника, присущая каждому отдельному центру, вносила свой вклад в художественное совершенствование этого ремесла. Так, ведущими центрами производства шпалер во Франции были королевская мануфактура Гобелен близ Парижа (ее название стало употребляться как нарицательное для обозначения безворсовых тканых ковров-картин), а впоследствии – мастерские города Обюссон.

В середине 15 в. семья красильщиков Гобеленов организовала в предместье Парижа Сен-Марсель мастерскую, на основе которой в 1662 при Людовике ХIV по инициативе Жана Батиста Кольбера была создана Королевская мануфактура, а ее управляющим назначен художник Шарль Лебрен. В 18 в. мануфактуру возглавляли Франсуа Буше, Жан-Батист Удри.

В Англии, в подражание Генриху IV Французскому, который выписал в 1607 ткачей из Фландрии, в 1620 в пригороде Лондона Мотлэйке также была построена шпалерная мануфактура, на которой была создана серия шпалер Деяния Апостолов по картонам Рафаэля.

Атрибуция шпалер представляет значительные трудности, поскольку в Средние века и в эпоху Возрождения их композиции часто копировались и повторялись. Однако невзрачные воспроизведения и подражания старым шпалерам в период около 1870–1940 достаточно легко определить, поскольку тогда ткачи работали по картонам очень слабых и не создавших собственной манеры художников, а подражания готическим шпалерам отличались слащавой сентиментальностью. Оценка качества гобелена, как и в живописи, достаточно трудна; важно обратить внимание на то, насколько композиция и рисунок подходят для техники тканья, и не искажена ли присущая этой технике плоскостность стремлением создать иллюзию глубины. Большинство опытных специалистов сразу же предпочтут готические и раннеренессансные шпалеры с откровенно плоскостными изображениями техническим триумфам викторианских ткачей, которые, подражая методам трактовки формы и перспективных построений иллюзионистической масляной живописи, ставят средства выражения одного вида искусства на службу другому.