Также по теме

СТИЛЬ (искусство)

СТИЛЬ в изобразительном искусстве (лат. stylus от греч. stylos – палочка для письма) – единство морфологических особенностей, отличающее творческую манеру отдельного мастера, национальную или этническую художественную традицию, искусство эпохи, цивилизации и т.д. ИСКУССТВО – КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД.

Стиль как историко-культурный феномен.

Представления об искусстве и художественная практика, из которых извлечено большинство развернутых определений и теорий стиля, остались в прошлом. Размытость границ современного художественного пространства, фундаментальные изменения концепции изобразительной деятельности, гипотезы ее возникновения и данные о ее эволюции делают несостоятельными прежние определения стиля, опирающиеся на классическую историю искусства, поскольку они оставляют за скобками первобытное и новейшее искусство.

Ранние формы искусства дают неискаженное, объективное и точное представление об изначальных структурных основах изобразительного процесса: его важнейшего параметра – стиля, показывая, что именно стиль делает искусство искусством, отличает художественный образ от зеркального отражения.

Сегодня, чтобы сохранить классические представления об искусстве, пришлось бы наряду с первобытным оставить в стороне также искусство второй половины 20 в., у истоков которого находятся Черный квадрат Малевича. Легитимизация подобных явлений обнаруживает распад классической изобразительной системы. В истории искусства они отмечают высшую точку, которой достигает культ творческой личности, о существовании которой не подозревали строители романских и готических соборов.

До 15 в. «слово искусство» (латинское ars) в европейских языках означает деятельность технического характера – вид ручного труда. Требование ставить подпись автора на произведениях живописи и скульптуры, исходившее от архитектора и скульптора А.Филарета (1400–1469), выводит на авансцену творческую личность.

В нарождавшемся мире науки и коммерции одним из важнейших показателей вещи становится ее товарная стоимость. Работа знаменитого мастера – большая материальная ценность, ее подлинность подтверждают подпись и индивидуальная манера художника. Этот практический момент также играет определенную роль в разработке значений понятия «стиль», которое конкретизируется одновременно с другими концептами эпохи Просвещения.

Стилистические нормы маньеризма, барокко, рококо уже не столь жестко связаны религиозными предписаниями. О барокко и рококо говорят обычно как о последних стилях европейского искусства. «Вместе с барокко и поздними формами рококо со сцены человеческой истории сошел последний стиль западноевропейского искусства» (Гадамер Х.-Г. Актуальность прекрасного. М., 1991. С. 269). С другой стороны, понятие «стиль в искусстве» опирается на представление о неких первых «значительных» стилях. «Первые значительные стили складываются в древних цивилизациях (Египет, Вавилон)…» (Стиль в искусстве. Эстетика. М., 1989. С. 333).

Но так как история искусства не ограничивается хронологическими рамками «первых» и «последних» стилей, а эпитет «значительные» бессодержателен, подобные определения стиля надо признать неудовлетворительными.

Представление о том, что стиль не универсальное свойство – аспект морфологии, но некое достоинство, находит отражение в известной работе Й.Хёйзинги. «Гордая история великолепного Запада предстает перед нами как чередование стилей; это, согласно школьной терминологии, романский стиль, готика, ренессанс, барокко – все это в первую очередь названия определенной формы выражения пластической способности искусства. Но слова не выражают всего значения этих понятий: мы хотим подразумевать под ними также и деятельность, мысли, вообще всю структуру данных эпох. Таким образом, каждый век или период имеет для нас свою эстетическую примету, свое многозначащее имя. 18 век представляется нашему взгляду последним как все еще гомогенное и гармоническое воплощение собственного целостного стиля в любой области; при всем богатстве и разнообразии этих сфер, он есть единое выражение жизни» (Хёйзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М., Прогресс, 1992).

Представление о Стиле с большой буквы, трансформировавшееся в представление о стиле как таковом, имеет в виду синтез архитектуры и искусств, существовавший – и еще существующий – там, где власть, имеющая сакральный характер, создает централизованные государственные структуры независимо от времени и места: будь то Древний Египет, государство ацтеков, фашистская Германия или социалистическая Корея. От первобытности и великих цивилизаций Древнего мира до эпохи Просвещения искусство и архитектура воплощают мифологические, религиозные, идеологические представления. В четко иерархизированном пространстве мифа, религии, абсолютизма, тоталитаризма изобразительное искусство подчинено соответствующим канонам, его эстетика нормативна.

Различные смыслы, которые на разных этапах придавались понятию «стиль», отражали различные реальные аспекты этого явления, на каждом этапе соответствовали существующей концепции искусства, творчества, творческой личности и, естественно, не исчерпывают его содержания сегодня.

Изготовление графических, скульптурных, живописных образов, символов, знаков – специфический вид человеческой деятельности. С верхнего палеолита изображение остается универсальным средством коммуникации, обеспечивающим трансляцию культурных кодов между индивидуумами, этносами, поколениями. Морфологические особенности – стиль изображения изначально в числе его значимых параметров.

Консолидирующее начало культуры, социума – миф живет в пространстве своего стиля. В том смысле, в каком миф – это проект, интегральные стили дают представление о его парадигме, в то время как локальные – информацию об особенностях его частной модели.

Понятие «интегральный стиль» подразумевает четко вербализуемые структурные признаки, общие для искусства определенной эпохи, цивилизации, социума. Интегральный стиль (например, мезолитический или готический) предполагает существование локальных стилей, представляющих обособленные географические, этнические, национальные, историко-культурные и т.п. традиции в общем пространстве интегрального стиля.

Стиль палеолита, акцентирующий определенные черты в образах животного и женщины, выглядит как проекция вожделения; искусство неолита, экспрессивные формы традиционной африканской, океанийской ритуальной скульптуры воплощают страх и покорность жестоким духам внешнего мира, который начинается за поляной, отделяющей селение от окружающего леса. Стиль ассирийского искусства, сцены войны и царской охоты – выражение всесокрушающей силы – императива власти. Связь мифа со стилями классической истории искусства более опосредована, однако и идеализирующий натурализм греко-римского искусства, придающий их богам человеческий облик, и весь диапазон стилей средневековья могут быть прочитаны как отражение соответствующих этических и эстетических норм – проекция того императива, который консолидировал духовное начало, создающее культуры, социумы и цивилизации. Миф – это средоточие смысла данной культуры. История свидетельствует о том, что каждый из существовавших мифов имел свой период распада, продукты которого со временем входили в состав новых мифов.

Энергия мифа, поддерживающая устойчивость во всех доисторических и исторических обществах, имела своим истоком художественный образ. Впервые этот образ объективируется в изображении – рисунке, живописи, скульптуре.

На протяжении 25–30 тысячелетий – от палеолита до современности (традиционное искусство Африки, Австралии, Океании, Америки) – наскальные изображения, скульптура тем или иным способом воспроизводят те же самые сюжеты: животное и человека.

Предыстория (первобытность) – эпоха колоссальных перемен, которые происходят вначале замедленно, затем со все большим ускорением. Эти изменения (например, переход от хозяйства потребляющего к производящему) отображают те же разнообразно варьируемые образы животного и человека.