Содержание статьи

    ТРЕТЧИКОВ, ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ

    ТРЕТЧИКОВ, ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ (1913–2006), один из наиболее известных на Западе русских художников 20 в., живший и работавший в Южно-Африканской Республике.

    Родился 13 декабря 1913 в Петропавловске, в России на территории Казахстана, в большой крестьянской семье. После Октябрьской революции вместе с родителями эмигрировал из России, семья оказалась в Манчжурии, в городе Харбин. Там вскоре умерли его родители, поэтому будущему художнику пришлось с ранних лет начинать зарабатывать себе на хлеб. Будучи 15-летним подростком, выиграл конкурс на занятие должности карикатуриста в газете Shanghai Evening Post. Он работал в этом издании художником, когда познакомился с Натальей Тельпрегофф, дочерью русских иммигрантов, которая стала в будущем его женой.

    Вторая мировая война застала Владимира Третчикова в Сингапуре, который в 1941 был оккупирован японскими войсками. Его жена Натали с дочерью Мими эвакуировались с отступавшими британскими войсками и оказались в Южной Африке, в Кейптауне. Владимир Третчиков покидал Сингапур на другом пароходе, который был почти сразу потоплен японцами, а сам художник спасся почти случайно, сумев забраться в шлюпку. Три недели он греб веслами – под палящим солнцем, в кишащем акулами море, пока не добрался до индонезийского острова Ява, который к тому времени уже тоже был захвачен японцами. Третчиков оказался в японском плену, но через несколько дней, убедившись, что он не англичанин, а русский, японцы выпустили его из тюрьмы как гражданина страны, с которой они в тот момент не находились в состоянии войны. Мозоли от весел, набитые за три недели плавания в шлюпке, не сходили у него с ладоней десять лет.

    На Яве Владимир Третчиков, чтобы заработать на жизнь, начал писать первые живописные работы, в основном, портреты и натюрморты. Познакомившись с полуголландкой-полумалайкой по имени Ленка, он писал ее портреты, которые быстро полюбились местной публике, широко раскупались и позволяли ему неплохо жить. В конце войны с помощью Международного Красного Креста он выехал в Кейптаун, где встретился со своей семьей.

    Первая профессиональная выставка его работ состоялась в 1948 в Кейптауне, она неожиданно привлекла тысячи любителей живописи и сразу сделала его имя известным. Затем последовала выставка в Дурбане, которую за 11 дней посетили более 34 тысяч человек. В Лондоне экспозицию его картин выставили в фешенебельном универмаге Harrods, на которой побывали более 200 тысяч человек. Серьезные английские и американские газеты запестрили его фотографиями и репортажами с его выставок. Би-Би-Си сделала о нем четыре документальных фильма, он оказался очень фотогеничным. Сильно напоминавший обликом великого русского поэта Сергея Есенина даже не подозревал об этом портретном сходстве до начала 90-х, когда ему сообщили об этом первые советские журналисты, оказавшиеся в Кейптауне с началом горбачевской «перестройки».

    В 1970–1980-х Владимир Третчиков считался самым кассовым художником мира, по числу проданных репродукций он был вторым после Пабло Пикассо. Работая в духе гиперреализма, он писал в основном портреты, копии которых расходились в огромном количестве и украшали нетребовательные стены парикмахерских, гостиниц и отделов дамского белья крупных магазинов. Он писал маслом, акварелью, тушью, углем, карандашом, работал быстро и точно. Продавать он предпочитал не оригинальные работы, а репродукции, оригиналы обычно оставались в его большом и красивом доме в одном из спальных районов Кейптауна, города, который он называл лучшим местом на земле. Многие серьезные критики считали его творчество китчем, не достойным даже называться живописью, и торжеством дурного вкуса. Однако сам Третчиков измерял успех и популярность не тем, что думают о нем коллеги-художники, а уровнем доходов, которые приносило ему его творчество. Его не смущало и то, что ни одна национальная галерея в мире не купила ни одной его работы, несмотря на их ошеломляющий успех у нетребовательной публики.

    В 90-х он вновь оказался в моде, когда молодые художники сочли его предтечей постмодернизма. Но в начале 2000-х он перестал писать свои картины, парализованные от старости руки перестали слушаться.

    Прожив в ЮАР более 60 лет, он никогда не был в России и не выражал особенного желания увидеть свою бывшую и далекую родину. Но до самой смерти он не забывал русский язык, общаясь с живущими в ЮАР немногочисленными выходцами из СССР, плохо говорил по-английски и вообще не знал языка африкаанс, на котором говорило все местное население. Несмотря на популярность в странах Западной Европы и США, в СССР его работы и имя были абсолютно неизвестны, и первые публикации в московских газетах о художнике по фамилии Третчиков появились лишь в 1990.