Содержание статьи
    Также по теме

    АКРОЙД, ПИТЕР

    АКРОЙД, ПИТЕР (Ackroyd, Peter) (р. 1949) – английский поэт, прозаик, критик.

    Родился в Лондоне 5 октября 1949. Мать – мелкая служащая (по словам Акройда, нечто вроде «работника отдела кадров»). Отца, оставившего семью, когда ребенок был еще очень мал, он не помнит.

    Выиграв стипендию на обучение в Клэр-Колледже (Кембридж), окончил это учебное заведение в 1971 со степенью «магистр искусств». С 1971 по 1973, как Меллоновский стипендиат, учился в Йельском университете. На этот период приходится знакомство и активное общение с поэтами нью-йоркской школы Д.Эшбери и К.Кохом. Тогда же формируются литературные взгляды Акройда. Немалую роль при этом сыграл Д.Эшбери (за девять лет, проведенных во Франции, он превосходно освоил новейшую французскую эстетику и литературоведение и активно делился своими познаниями).

    Первым крупным литературным выступлением Акройда стал сборник стихов Лондонский скряга (London Lickpenny, 1973), опубликованный вскоре после возвращения на родину (зарождение интереса к поэзии, а также интенсивные поэтические занятия относятся еще ко времени обучения в Кембридже). В книге легко различимо влияние поэзии Т.С.Элиота, а также настоятельное желание следовать постмодернистским тенденциям. Результат налицо: Питер Портер, рецензент газеты «Обсервер», признался, что не понял большинство напечатанных в книге стихов. Однако Акройд не собирался отказываться от избранной поэтики. Впоследствии он выпустил еще два поэтических сборника – Сельская жизнь (Country Life, 1978) и Развлечения Перли и другие стихи (The Diversions of Purley and Other Poems, 1987), но, став романистом, больше к стихам не возвращался. Тем не менее, он утверждал, что все лучшее из его поэзии унаследовано его прозой.

    Недружелюбно была встречена и книга Заметки о новой культуре. Эссе о модернизме (Notes for a New Culture: An Essay on Modernism, нап. – 1973, опубл. – 1976), где сформулированы теоретические взгляды Акройда. В этой работе, написанной незадолго до окончания учебы в Йельском университете, прослеживается влияние французской интеллектуальной мысли. По мнению автора, истинный модернизм берет начало в творчестве С.Малларме и Ф.Ницше, во всей полноте представлен в произведениях Д.Джойса и воспринят современниками Акройда: если в литературе это все тот же Д.Эшбери, то в литературоведении – Ж.Деррида и Ж.Лакан.

    Посланная автором на отзыв, книга подверглась сокрушительному разносу. В рецензии, опубликованной лондонской газетой «Санди таймс», профессор К.Рикс, специалист по английской литературе, перечислив многочисленные фактические и даже орфографические ошибки, допущенные Акройдом, расценил его работу как «труд юного аспиранта». Возможно, жесткий тон рецензента вызван не в последнюю очередь тем, что Акройд был не просто рядовым автором, а ведущим сотрудником журнала «Спектейтор», где с 1973 по 1977 работал сначала литературным редактором (1973–1977), позднее редактором-координатором (1978–1982) и кинообозревателем.

    Вышедшие почти одновременно исследования Ряженые. Трансвестизм и сексуальность одежды противоположного пола. История одержимости (Dressing Up: Transvestism and Drag, the History of an Obsession, 1979) и Эзра Паунд и его мир (Ezra Pound and His World, 1980) показали, что, хотя Акройда по-прежнему интересуют эстетические поиски художественного авангарда, круг его интересов модернизмом не замыкается.

    Последовавший затем роман Великий лондонский пожар (The Great Fire of London, 1982) – первый прозаический опыт – во многом предвосхищает дальнейшие поиски Акройда-романиста. Перед читателями своеобразные вариации на тему романа Ч.Диккенса Крошка Доррит, где классические персонажи ввергнуты в современные обстоятельства. Попытка одного из героев романа – кинорежиссера – воссоздать диккенсовский Лондон обречена на неудачу. Связи прошлого и настоящего отнюдь не прямолинейны. Так, героиня-телефонистка считает себя медиумом, с чьей помощью воплощается главный персонаж диккенсовского романа. Развязка трагична: возмущенная присутствием на съемочной площадке актрисы, изображающую Крошку Доррит, она поджигает декорации, гибнет и режиссер фильма. Романист блистательно воспроизводит стиль и все приметы художественного мира Ч.Диккенса.

    Роман Завещание Оскара Уайльда (The Last Testament of Oscar Wilde, 1983), отмеченный Премией Сомерсета Моэма (1984), написан от лица главного героя. Избранная форма личного дневника, который якобы вел Уайльд незадолго до смерти, с августа по ноябрь 1900, также дает возможность автору продемонстрировать незаурядные способности имитатора. По мнению критиков, афоризмы, созданные Акройдом и приписанные Уайльду, выдерживают сравнение с оригиналом.

    Во время работы над биографией Т.С.Элиота перед Акройдом стоял ряд серьезных ограничений (в силу юридических и этических причин ему было запрещено приводить какие бы то ни было цитаты из писем Т.С.Элиота, цитировать неопубликованные стихи, а фрагменты из стихов опубликованных свести до предписанного законом минимума). Несмотря на эти сложности, биография любимого поэта была написана. Публика и критики высоко оценили книгу Т.С.Элиот (T. S. Eliot, 1984), о чем свидетельствуют Премия Хайнеманна и Премия Уитбреда в номинации «биография» (обе – 1984). Впоследствии Акройд утверждал, что ограничения заставили его стать более изобретательным и отказаться от прямолинейности изложения.

    Роман Хоуксмур (Hawksmoor, 1985) – премия Уитбреда в номинации «роман» и премия «Гардиан» в номинации «художественная литература» (обе – 1985) – отчасти был вариацией на тему стихов И.Синклера, писавшего о мистической силе, которую рождают шесть церквей, построенные архитектором Н.Хоуксмуром во времена королевы Анны. Однако сюжет романа отнюдь не мистичен. Прошлое и настоящее опять вступают в сложные взаимодействия, просвечивают друг сквозь друга. Недаром Акройд как-то заметил: «Я не верю, что прошлое непременно находится в прошлом. Оно вечно, оно – всегда вокруг нас».

    Архитектор Николас Дайер (для обрисовки персонажа использованы черты реального Н.Хоуксмура) живет в Лондоне 18 в., он строит церкви и, движимый верой в то, что именно Зло является силой, которая управляет миром (он – манихей), в основания своих строений кладет обязательную жертву – невинного ребенка. Детектив Николас Хоуксмур (тезка знаменитого архитектора 18 в.) живет в Лондоне 20 в. и занимается тем, что расследует серию убийств, которые происходят возле церквей, построенных Дайером (кто-то убивает мальчиков и бродяг). Николас Дайер противостоит Кристоферу Рену, воплощению эмпирики и рационализма, идеалов эпохи Просвещения (стоит добавить, что такой человек реально существовал – это архитектор, отстроивший Лондон после сокрушительного пожара 1666). Если Дайер и Рен – антиподы, то Рен и Хоуксмур, хотя живут в разное время и заняты разным делом, в определенном смысле – двойники. Потому-то Хоуксмур и не способен понять, что скрывается за расследуемыми им убийствами. Неудача приводит его на грань безумия, но это сумеречное состояние вдруг позволяет детективу проникнуть в помыслы Дайера. Линии повествования то идут параллельно, то переплетаются, как сложно переплетаются разведенные во времени судьбы персонажей (важную роль тут играет сцена, когда оба героя – Дайер и Хоусмур – представляют себя детьми под сводами церкви: церковь эта, в отличие от шести других, упоминаемых в романе, в действительности не существовала, а создана воображением романиста). Несмотря на то, что в романе поставлены серьезные этические вопросы, автора, по его словам, интересует не их решение. Он рассматривает роман Хоуксмур, написанный в подражание прозе 18 в., как своеобразное «лингвистическое упражнение».