Также по теме

ДИДАКТИЧЕСКАЯ (УЧИТЕЛЬНАЯ) ЛИТЕРАТУРА

ДИДАКТИЧЕСКАЯ (УЧИТЕЛЬНАЯ) ЛИТЕРАТУРА – раздел древнерусской письменности 11–17 вв., излагающий в художественной форме философские, религиозные, моральные и квазинаучные знания и идеи.

Как литературный жанр происходит от ветхозаветной мудрости, хокмических книг (от евр. «хокма» – мудрость; древнейшими учительными книгами считают «книги мудрых Израиля»), Притч Соломона, Премудростей Соломона, Премудростей Иисуса сына Сирахова, Евангелия. Вторым источникой дидактической литературы считается греческая философия в форме кратких изречений с ярко выраженной этической направленностью («Мера лучше всего»). Древнерусская учительная литература включала краткие изложения Священного Писания, творений отцов церкви и их толкования применительно к русской жизни, вымышленные диалоги и беседы, проповеди (гомилии), нравоучительные афоризмы, «слова» обличительного содержания (инвективы), оригинальные и переводные повести панегирической и эсхатологической направленности.

Распространению дидактической (учительной) литературы в Древней Руси способствовало принятие христианства в 988 и развитие книжной культуры.

Исследователи выделяют в такого рода литературе сплетенные и подчас слаборазличимые жанровые слои: скриптурный (от лат. scriptura – писание) – выписки из книг Ветхого и Нового заветов; литургический (богослужебный), вероучительный (символы и изложения веры, поучения, полемические сочинения); проповеднический, агиографический (жития, похвальные слова святым и сказания о чудесах).

Поначалу учительную литературу читали только в церквах. «Уставные» или «соборные» чтения заменяли проповедь: духовенство должно было предлагать народу «словеса благочестия» из божественного писания и творений отцов церкви (в отличие от Западной Европы, где в выступлениях проповедников ценились личные импровизации). Канонические нормы Древней Руси не предоставляли кому-либо права составлять новые назидания и произносить их следом за церковными службами. «Соборные чтения», которые велись в киевских монастырях с 11 в., включали в себя именно чтение нравоучительных сборников – житий, похвальных слов, притч.

По степени использования и распространенности в Средние века и ранее Новое время учительная литература занимала второе место, идя сразу за богослужебной. Помимо имеющих самостоятельное значение авторских произведений с морально-назидательной направленностью (Поучения Владимира Мономаха 12 в., Слов, Молений или Посланий Даниила Заточника 13 в., Домостроя Сильвестра 16 в. и др.), значительное распространение и влияние на формирование национального характера и своеобразия духовной культуры имели дидактические сборники 11–17 вв., созданные коллективными или неизвестными авторами.

Их общие черты (помимо анонимности) – теоцентризм, рукописный характер бытования и распространения, традиционность, этикетность, абстрактно-обобщенный характер нравоучений. Даже те из сборников, что были переводными, непременно дополнялись оригинальным русским материалом, отражавшим мировоззрение составителя и заказчиков.

Изборники Святослава.

Философско-дидактический Изборник 1073 считается древнейшим учительным сборником. Переведенный с греческого языка при болгарском царе Симеоне (892–927), он был переписан с него дословно неким дьяком Иоанном Грешным во времена правления сына Ярослава Мудрого, черниговского кн. Святослава Ярославича (1027–1076), одного из составителей Русской правды. Изборник 1073 был найден в 19 в. К.Калайдовичем в Воскресенском Новоиерусалимском монастыре под Москвой, а ныне его текст хранится в отделе рукописей Российского исторического музея.

Этот древнейший русский дидактически (учительный) альманах – первая духовная энциклопедия, собрание отрывков из сочинений отцов церкви на богословские и исторические темы, первая на русском языке христианская онтология и космология, а также первая из известных русской истории книга для семейного чтения. В Изборник вошли Исповедание веры, рассуждения антиохийского патриарха Анастасия Синаита (ум. в 599) по вопросам церковного воспитания. Он включает рассуждения о добре и зле, статьи по грамматике, логике, поэтике, толкования понятий (в том числе философских дефиниций количества и качества), разъяснение художественных приемов речи (риторических метафор, аллегорий, олицетворения), притчи, загадки. Для удобства чтения значительная часть книги составлена в вопросно-ответной (диалогической) форме, либо в форме беседы. Аналогом таких вопросов-ответов считается Слово философа к князю Владимиру I, помещенное в Повести временных лет под 986 годом.

К древнейшему списку Изборника 1073 приложена сложенная пополам миниатюра, изобразившая семейство заказчика этой душеполезной книги – кн. Святослава, причем даже маленькая дочь князя фигурирует там со свитком в руках. У Святослава была библиотека (составитель специально пометил: «Избрано из многих книг князьих»); готовая книга была предназначена для тех высокородных грамотеев, кто был готов «преизлишне насытиться сладости книжной», воспитывая в себе считавшиеся праведными страх божий, смирение и кротость, спокойствие, долготерпение, воздержание, благостность, веру. «Сквернящими» душу, согласно Изборнику, считались не только клевета, злодейство, сквернословие, пьянство, но и опасный для воспитателей смех, стремление уповать на свои силы, желание задавать вопросы (вопрошать).

Следом за первым изборником последовал второй, созданный тем же дьяком Иоанном Грешным. Изборник 1076 открывался наставлением о важности и полезности чтения – «Словом некоего калугера (монаха) о чтении книг». В дидактических наставлениях (Слово некоего отца к сыну своему, словеса душеполезна, Наказания богатым, Стословец константинопольского патриарха Геннадия) составитель основывался на им же отобранных и переведенных текстах канонических сочинений. Все они содержали нормы православной этики («како подобает человеку жити», «како веру праведну имети») и обоснования неизбежности долгой жизни в несправедливом мире на земле.

Принадлежавший с 18 в. коллекции рукописей кн. М.М.Щербатова, Изборник 1076 ныне хранится в Рукописном отделе Российской публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петебурге.

В конце 15 в. тексты обоих изборников вошли в основу нового собрания поучений – Домостроя.

Ранние сборники изречений и слов зарубежных дидактиков (Пандекты, Пареносисы, Патерики). С конца 11 в. византийские монахи передавали в русские монастыри особые переводы всеобъемлющих руководств по нравственному воспитанию – Пандекты Антиоха, инока лавры Саввы Освященного в Иерусалиме (лат. pandectae – вceобъемлющий). Как и другие базовые тексты русского православного богослужения, Пандекты содержали толкование текстов Писания, разъяснения догматов христианского вероучения и были вначале переведены на болгарский, а затем на церковнославянский язык. Состояли из 130 глав, пропагандировавших нормы христианской морали и обличавших пороки и ереси.

Своеобразие современному «пандектам» сочинению Пареносис (увещевательное слово) Ефрема Сирина – сирийского богослова, писателя и поэта (ум. в 393) – придавала эсхатологическая направленность его поучений. Они содержали призывы к ведению праведной жизни в преддверии неизбежного конца света, однако в сборнике имелось и немало других отрывков из богословско-философских трактатов, помогавших толковать евангельские тексты.

Часть слов из Пандектов и Пареносиса позже вошла в Прологи, Часослов, жития, а также сборники, сочинявшиеся русскими проповедниками, в том числе Никоном Черногорцем (вторая половина 11 в.). Все они были богаты содержащейся в них ортодоксальной аргументацией по поводу догматических, церковно-практических и религиозно-философских проблем, имевших отношение к моральному воспитанию прихожан. В виде отдельных рукописных книг и в составе сборников хранятся Российском Государственном архиве древних актов.