Содержание статьи
    Также по теме

    ФАНТАСТИКА ИСТОРИЧЕСКАЯ

    ФАНТАСТИКА ИСТОРИЧЕСКАЯ – одна из разновидностей фантастической литературы.

    Возникает в 1-й пол. 19 в. почти одновременно с историческим романом, становясь его соперницей. Жанровые рамки исторического романа позволяют писателю далеко не все. Даже авторы авантюрно-приключенческих романов вроде Александра Дюма, считавшие историю «гвоздем», на который они вешают свои картины, вынуждены придерживаться определенных правил: соблюдать местный колорит, избегать явных анахронизмов и т.п. Фантаст имеет возможность более свободно оперировать историческими событиями и персонажами, сам для себя определяя пределы полета фантазии. В русской литературе элементы исторической фантастики находим в творчестве таких литераторов 1-й пол. 19 в., как Ф.Булгарин, А.Вельтман, М.Загоскин, О.Сенковский.

    В исторической фантастике выделяют две основные разновидности: «альтернативную историю» и «криптоисторию» (то есть «тайную, скрытую»). Помимо этого существуют и явления пограничного характера, которые нельзя вогнать в тесные рамки какого-либо из вышеупомянутых типов.

    Если «криптоистория» – явление, возникшее и развивающееся преимущественно на российской почве, то «альтернативная история» получила широкое распространение в мировой фантастике. Ведущими представителями этого направления являются американцы Айзек Азимов, Пол Андерсон, Альфред Бестер, Гарри Гаррисон, Филипп Дик, француз Пьер Булль, англичане Майкл Муркок и Джон Уолл (Сарбан), японец Сакё Комацу и др. Среди российских авторов следует назвать, прежде всего, Кира Булычева, В.Звягинцева, А.Лазарчука, В.Рыбакова, В.Свержина, А.Мартьянова.

    В основе произведений «альтернативной истории» лежит так называемое контрафактическое моделирование, выраженное формулой: «Что было бы, если бы». Например, что было бы, если бы Наполеон выиграл битву при Ватерлоо? Или, как у Гарри Гаррисона в его «Эдемском» цикле: «Что случилось бы, если бы динозавры не вымерли, а мутировали в расу разумных существ?» Подобная постановка проблемы приводит к заманчивой возможности «переписать» земную историю.

    Существует и некая общая типология романов «альтернативной истории». В ее основу может быть положен либо географический, либо временной принцип. Согласно первому, выделяются альтернативно-исторические произведения, написанные на основе «своей» (отечественной) или «чужой» (зарубежной) истории. По временной отнесенности происходящих в книге событий романы «альтернативной истории» разделяются на произведения об «альтернативном» прошлом и «альтернативном» настоящем.

    В ряде романов предприняты попытки создать «научные» концепции «альтернативной истории», дать объяснение процессов, вызвавших появление параллельных реальностей. Диапазон мнений здесь достаточно широк: от вполне наукообразных теорий до чисто фантастических гипотез, иногда даже с налетом мистики. Тем не менее, во всех этих построениях есть нечто общее. Прежде всего, это признание теории множественности миров, возможности существования параллельных реальностей, где ход истории имеет почти одинаковую направленность. Эти параллельные миры соприкасаются и взаимно влияют друг на друга. Искривление хода истории (хроноклазм) в одном мире может вызвать глобальные катаклизмы в другом. Для устранения хроноклазмов во многих романах «альтернативной истории» существуют специальные службы, занимающиеся данными проблемами. Порой возникновению альтернативной реальности способствуют какие-либо внешние силы: либо это эксперименты ученых, либо вмешательство сверхъестественных существ (Бога или дьявола).

    Классический исторический роман имеет свои законы жанра: значительность освещаемых событий и фактов для истории страны, документализм повествования, изображение реальных деятелей прошлого, воссоздание местного колорита. Изучение многих романов «альтернативной истории» показывает, что большинство фантастов стараются по возможности следовать этим требованиям. Прежде всего, в книгах, посвященных альтернативному прошлому. Авторы, как правило, проделывали серьезную подготовительную работу по изучению воссоздаваемой эпохи, первоисточников, научной и художественной литературы. Документ по преимуществу служит лишь отправной точкой для воображения писателя, творчески переосмысливается им, «ставится на ребро». Порой же автор «альтернативной истории» строго следует источнику для придания своему тексту большей достоверности, убедительности.

    Местный колорит – основание, на котором зиждется любое произведение о былых временах, как и в обычном историческом романе, воссоздается в альтернативно-исторических произведениях за счет введения в ткань повествования всевозможных бытовых реалий и нравоописания. Авторы описывают обычаи, одежду, вооружение, гастрономические пристрастия, верования того или иного народа на определенном этапе его исторического существования. Особое внимание уделяется детали. В некоторых романах «альтернативной истории» основным средством типизации становится фольклор.

    Особого внимания заслуживает американская фантастика, давшая классические образцы «альтернативной истории» и во многом повлиявшая на развитие этого типа исторической фантастики в мировой литературе. Наиболее значительными здесь представляются цикл Пола Андерсона о Патруле времени и его романы Три сердца и три льва и Буря в летнюю ночь, «Эдемская» трилогия Гаррисона и такие его произведения, как Фантастическая сага, Время для мятежника, роман Филиппа Дика Человек в Высоком замке. Сочинения эти чрезвычайно разнообразны по способу и формам подхода к решению проблемы. Так, например, в основу цикла Пола Андерсона о Патруле Времени легла идея о недопустимости вмешательства в ход истории. В обязанности «патрульных» входит бдительное наблюдение за человеческой историей и в отдельных случаях – корректировка ее. Герои Андерсона вмешиваются в события прошлого. Однако они связаны определенными запретами морально-этического свойства и порой мучительно переживают из-за невозможности предпринять какой-либо радикальный шаг. И не потому, что им не хватает технических возможностей. А оттого, что подобное вмешательство привело бы к непредсказуемым последствиям для будущего Земли.

    Интересным экспериментом в области создания «альтернативной истории» является трилогия Г.Гаррисона Запад Эдема, Зима в Эдеме и Возвращение в Эдем. Гаррисон предлагает свой вариант развития истории Земли не в какую-то конкретную эпоху, а вообще, в целом. В основу трилогии он кладет идею, согласно которой 65 млн. лет назад наша планета не столкнулась с гигантским метеоритом и динозавры не погибли, а эволюционировали в разумную расу, противостоящую «диким» людям. Цивилизация мыслящих динозавров гармонично вписалась в окружающий мир. Динозавры занимаются генной инженерией. Свои города и жилища они не сооружают в привычном смысле этого слова, а выращивают. И все же иилане' остаются животными. Их мир холоден и бессердечен. Динозавры не могут любить, радоваться, сострадать как люди. И не удивительно, что будущее не за ними. Человек постепенно овладевает премудростями ящеров, выходя из состояния дикости. Возможно, что через миллионы лет история Земли все же повернет в обычное русло.

    Сложным по глубине и мастерству исполнения произведением является роман Филиппа Дика Человек в Высоком замке. Это не привычное для «альтернативной истории» легкое, приключенческое чтиво, а философский роман с элементами антиутопии и сатиры. Через «кривое зеркало» фантаст дает картину сытого и самодовольного американского общества, полагающего, что выиграло одну из самых страшных войн в истории человечества и утвердившегося во мнении, что американской нации «нет преград ни в море, ни на суше». А что, задается вопросом Дик, если бы во Второй мировой войне победила Германия и ее союзники? Читатель видит мир, окрашенный в коричневые тона. Нацистская Европа, японская Азия, Америка, разделенная на лоскутные государства под протекторатом Германии и Японии. Гетто, концлагеря, этнические чистки, свирепость цензуры… И грызня бывших союзников, мечтающих о новом переделе мира. По сути, Филипп Дик завуалировано говорит о современных ему реалиях, когда некоторые страны антигитлеровской коалиции превратились в непримиримых соперников. Противостояние Японии и Германии в романе напоминает вражду СССР и США в нашем послевоенном мире. Дик использует интересный художественный прием. Один из персонажей его романа – человек из Высокого замка – американский писатель Готорн Абендсен создает фантастический роман Тучнеет саранча, в котором показывает совершенно обратную ситуацию, как раз ту, что и сложилась в нашем реальном мире: Германия и Япония разбиты. Главные герои романа читают книгу, и каждый из них задумывается над тем, а что было бы, если бы… Однажды Дик лукаво приоткрывает перед своим героем-японцем дверь в реальный, наш мир. Это оказывается для литературного персонажа настолько серьезным потрясением, что он выходит из жизненного тупика. В принципе, подводит итог романист, а почему бы и нет? Возможно, и существуют в пространстве параллельные реальности, в каждой из которых были свои победители во Второй мировой.