Содержание статьи
    Также по теме

    КОЭЛЬО, ПАУЛО

    КОЭЛЬО, ПАУЛО (Coelho, Paulo) (р. 1947) – бразильский писатель, каждая новая книга которого производит сенсацию и неизменно пользуется успехом среди самых разных категорий читателей.

    ПАУЛО КОЭЛЬО. ИТАР-ТАСС

    Затяжная эйфория, охватившая печатные издания всех континентов, равно как и миллионы человек, исправно поддерживается восторженными рецензиями и апологетическими статьями, которые, однако же, ощутимо разбавлены нападками и презрительными откликами, иногда деланно небрежными, иногда и резкими, в частности – со стороны некоторых авторитетных теоретиков литературы.

    Родился в 1947 в Рио-де-Жанейро. Отец – инженер, мать – домохозяйка, обычная семья среднего достатка. Родителям хотелось видеть своего сына инженером или юристом: к писательскому труду в стране тогда относились брезгливо, с предубеждением – режим военной диктатуры не располагал к богемным вольностям. Но Коэльо с детства мечтал обрести власть над словом и оставался твердым в своих намерениях. Он не отказался от них ни после тягостного обучения в иезуитской школе, ни после разговоров с родителями. Подумав, что вовремя распознали в навязчивой идее признак душевной болезни, те помещают сына в психиатрическую клинику, где его лечат варварскими методами, в том числе электрошоком. Вернувшись оттуда, Коэльо отчаянно пытается жить как все – учиться, получать профессию, но не может пойти против себя. В шестидесятые общается с местными хиппи, пробует заниматься журналистикой и драматургией и читает как никогда много. Затем по предложению рок-музыканта Рауля Сейхаса начинает писать анархистские тексты песен на его музыку. Неожиданно сотрудничество получилось успешным, Коэльо приобрел определенную известность и заработал неплохие деньги. Однако власти обратили внимание на подрывную с их точки зрения деятельность тандема (молодые люди еще и начали выпускать серию комиксов, в которой декларировали идеи свободы), и арестовали обоих «диссидентов». Едва ли не через два дня после освобождения Коэльо опять попадает в тюрьму, теперь его намерены подвергнуть пыткам, но юноша настаивает на том, что психически нездоров, и в итоге его отпускают. В который раз Пауэло предпринимает попытку остепениться и устраивается на работу в звукозаписывающую компанию.

    Когда его без объяснения причин увольняют из CBS-Records, он обращается к духовной стороне жизни и в 1981, как сам говорит в предисловии к роману Алхимик, встречает человека, открывшего Коэльо глаза на его собственное призвание. Следуя совету наставника, Коэльо проходит по дороге средневековых паломников в испанский город Сантьяго-де-Компостелла, после чего пишет книгу об этом путешествии – Паломничество, или Дневник Мага (1987). А через год выходит в печать Алхимик (1988), самое известное его произведение, за которым следуют и переводы на десятки языков, и престижные награды, и народное признание.

    Что же так привлекает читателей в небольших, но броских томиках Коэльо? То, что других – отталкивает.

    Сказывается многолетняя усталость широкой аудитории от нежелания большинства авторов входить в роль учителя нравов, от фатального уныния, скепсиса, заумности и агностицизма современной прозы. Коэльо словно игнорирует все то, что было написано до него, пренебрегает нормами писательского цеха.

    В его новеллах нет ни долгих, со смаком выполненных описаний, ни нетривиальных завязок и развязок, ни замысловатых реминисценций, ни семиотических развилок, – всего того, к чему привык средний западный интеллектуал. Коэльо предлагает свой набор прописных истин, которые постигал как с помощью рефлексии, так и эмпирически, опытным путем, а это необычайно притягательно для тех, кто не склонен верить кабинетным ученым и литераторам. Несмотря на экзотичность, его сюжеты в основе традиционны и, пользуясь терминологией Бахтина, монологичны. Коэльо приглашает читателя не к тому, чтобы вступить в диалог, а к тому, чтобы начать диалог внутренний, не касающийся событийной канвы романа. Message (главную идею) он формулирует четко, почти навязчиво.

    Уже по Алхимику можно судить о главных особенностях творчества писателя. Как справедливо сказано в предисловии к роману, в отличии от автобиографичного Дневника мага, эта книга – глубоко символическая. Молодой испанский пастух по имени Сантьяго, увидев вещий сон, пускается на поиски сокровищ и на протяжении всего повествования сталкивается с людьми и явлениями, которые помогают ему понять собственную природу и приобрести эзотерические знания об устройстве мироздания, которые на проверку оказываются экзотерическими, открытыми для всех и каждого. Сюжет, несмотря на множащиеся с каждым шагом героя побочные ответвления, предельно линеен и не хроникален. С определением жанра возникают проблемы. Высокие рейтинги, небольшой объем и стремительное развитие действия побуждают отнести книгу к роду массового adventure, романа-квеста. Однако сложность заключается в том, что задача автора состоит совершенно в другом – донести до читателя свои гуманистические и философские представления. Так что вернее говорить о притче, хотя английское «fable» более точно передает некоторые оттенки значения.

    Вера, которую Коэльо предлагает миру, представляет собой гибрид католичества, буддизма, даосизма, средневековой европейской философии, а также суждений Борхеса и Кастанеды. Его миссия популяризатора интеллектуальных приобретений человечества, с одной стороны, благородна, с другой – дает зеленый свет профанации и дальнейшему оскудению культурного наследия. Единого мнение по этому поводу нет и, наверное, не будет.

    Центральные сентенции романа:

    «Добиться воплощения своей судьбы – это единственная подлинная обязанность человека».

    «Когда ты чего-либо желаешь, вся Вселенная помогает тебе достичь этого».

    «Если посулишь то, чем не обладаешь, потеряешь желание обладать».

    Неясно, где кончаются собственные мысли автора и начинается адаптированный пересказ классики мировой художественной и религиозной литературы. «Текст – раскавыченная цитата», – так Р.Барт задал отправную точку для всего структурализма. В конце концов, всякое творчество строится на не единожды использованных языковых кодах, социальных идиомах, фрагментах чужих текстов и архетипических формулах.

    Но если цель словесной алхимии У.Эко и М.Павича в том, чтобы создать нечто новое, то Коэльо настаивает на повторении. Такое же название носит и главный прием, козырь его письма. Recantatia – перепев, воспроизведение. Повтор – одно из наиболее действенных средств всестороннего воздействия на сознание и подсознание.

    Возможно, проза Коэльо ближе к поэзии, чем принято считать. Он – мастер повтора на всех структурных и понятийных планах. Слитность, а не дискретность, правило, а не исключение – вот девиз Коэльо (к Воину Света).

    Возможно, этим объясняется и то, что образы персонажей, по крайней мере, в раннем творчестве, выписаны не тонкими штрихами, а несколькими грубыми мазками, – и слабое использование экспрессивных конструкций, стилистического и лексического богатства португальского языка. В свете действенности повтора все остальное кажется не таким значительным.

    Пятая гора (1996) – своеобразный художественный апокриф, история духовного становления пророка Ильи, жившего в 9 в. до н.э. Противоречия, терзающие героя, разрешаются одно за другим. Противостояние Богу оказывается формой служения ему же, конфликт между любовью и долгом теряет актуальность. «Господь слышит молитвы тех, кто просит забыть о ненависти. Но Он глух к тем, кто хочет убежать от любви», – говорит Илье ангел-хранитель. Новое приходит на смену старому, уходят религии, но не Бог.

    Для творчества Коэльо характерны устойчивые символы и аллегории. Так, через Пятую гору и Алхимика проходят образы пастуха и стада, которые даются автором в библейской трактовке.

    Писателя упрекают в злоупотреблении штампами, равно как и в неосмотрительном тиражировании положений практической психологии. Сочетание американского бытового прагматизма и выдержек из кастанедовских практик могло бы показаться нелепым, если бы не было выстрадано и оплодотворено горьким опытом самого автора.

    «Воин знает, что на всех языках самые важные слова – коротки. Да. Бог. Любовь».

    «И, хотя никто не считает себя воином света, каждый человек может стать им».