Также по теме

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Испанский историк и доминиканский монах Бартоломе де Лас Касас (1474–1566) также на собственном опыте был хорошо знаком с историей освоения новых земель – в качестве капеллана отряда конквистадора Диего Веласкеса де Куэльяра он участвовал в покорении Кубы. В виде вознаграждения за участие в этой экспедиции получил экомьенду, огромный земельный надел вместе с его обитателями. Вскоре он стал проповедовать среди живших там индейцев. Апологетическая история Индий, которую он начал в 1527 (опубл. в 1909), Кратчайшее сообщение о разрушении Индий (1552) и главный его труд История Индий (опубл. в 1875–1876) – это произведения, где рассказывается об истории конкисты, причем автор неизменно стоит на стороне порабощенных и униженных индейцев. Острота и безаппеляционность суждений таковы, что, согласно распоряжению автора, Истории Индий не должна была публиковаться до его смерти.

Опиравшийся на собственные впечатления, Бартоломе де Лас Касас, тем не менее, использовал в своей работе и другие источники, но будь то архивные документы или свидетельства участников событий – все они служат для того, чтобы доказать: конкиста – попрание и человеческих законов, и божественных установлений, а потому должна быть немедленно прекращена. При этом история покорения Америки представлена автором как покорение и разрушение «земного Рая» (этот образ существенно повлиял на художественную и историографическую концепцию некоторых латиноамериканских авторов 20 в.). Не только сочинения Бартоломе де Лас Касаса (известно, что им создано более восьми десятков различных трудов), но и его поступки являются яркими и характерными. Отношение его к индейцам (он отказался от экомьенды), борьба за их права в конце концов принесли ему королевский титул «Покровитель индейцев всех Индий». Кроме того, он был первым на американском континенте, кто принял постриг. Несмотря на то, что крупные произведения де Лас Касаса в 19 в. были мало известны, его письма в немалой степени повлияли на Симона Боливара и других борцов за независимость Мексики.

Особый интерес представляют пять «донесений», посланных конкистадором Фернаном Кортесом (1485–1547) императору Карлу V. В этих своеобразных отчетах (первое письмо утрачено, три опубл. в 1520-х, последнее в 1842) рассказывается об увиденном во время завоевания Центральной Мексики, о захвате территорий рядом со столицей государства ацтеков Теночтитлан и походе в Гондурас. В этих документах различимо влияние рыцарского романа (деяния конквистадоров и их нравственный облик представлены как деяния рыцарей с их рыцарским кодексом), при этом автор рассматривает покоренных индейцев как детей, которым требуется покровительство и защита, что, по его мнению, может обеспечить только сильное государство, возглавляемое идеальным правителем). Донесения, отличающиеся высокими литературными достоинствами и выразительными деталями, неоднократно были использованы латиноамериканскими авторами в качестве источника художественных тем и образов.

В чем-то схоже с этими «донесениями» и Письмо королю дону Мануэлу (1500), адресованное монарху Португалии, автор которого Перу Ваз ди Каминья сопровождал во время экспедиции адмирала Педру Алвариша Кабрала, открывшего Бразилию.

Берналь Диас дель Кастильо (1495 либо 1496–1584) в качестве солдата попал в Мексику вместе с Фернаном Кортесом, а потому в Подлинной истории завоевания Новой Испании (1563, опубл. в 1632) настаивал на своем праве высказаться от лица свидетеля событий. Полемизируя с официальной историографией, он простым разговорным языком пишет о подробностях военного похода, при этом не переоценивая Кортеса и его соратников, но и не критикуя их за жесткость и алчность, как некоторые авторы. Тем не менее, индейцы также не являются объектом его идеализации – опасные враги, они, однако, не лишены в глазах хрониста и положительных человеческих черт. При некоторых неточностях в том, что касается названий и дат, сочинение это интересно своей конкретикой, сложностью образов персонажей, а в некоторых чертах (занимательность, живость повествования) может быть сопоставлено с рыцарским романом.

Перуанский хронист Филипе Гуаман Пома де Айяла (1526 либо 1554–1615), оставил единственное произведение – Первая новая хроника и доброе правление, над которой он трудился в течение сорока лет. Работа, обнаруженная только в 1908, представляет испанский текст, но с вкраплениями на языке кечуа, причем половину обширной рукописи занимают рисунки с подписями (уникальные образцы пиктографии). Этот автор, по происхождению индеец, принявший католичество и находившийся какое-то время на испанской службе, рассматривает конкисту как справедливое деяние: усилиями конквистадоров индейцы возвращаются на праведный путь, утраченный ими во времена инкского правления (следует отметить, что автор принадлежал к царственному роду Яровильков, который инки оттеснили на второй план), и христианизация способствует такому возвращению. Геноцид против индейцев хронист считает несправедливым. Пестрая по составу хроника, вобравшая и предание, и автобиографические мотивы, и воспоминания, и сатирические пассажи, содержит идеи социального переустройства.

Другой перуанский хронист Инка Гарсиласо де ла Вега (ок. 1539–ок. 1616), метис (его мать была инкской принцессой, отец – высокородным испанским дворянином), европейски образованный человек, тем не менее отлично знавший историю и культуру индейцев, прославился как автор сочинения Подлинные комментарии, которые повествуют о происхождении Инков, правителей Перу, об их верованиях, законах и правлении в годину войны и годину мира, об их жизни и победах, обо всем, чем была эта империя и республика до прихода испанцев (1609), вторая часть которого вышла в свет под названием Всеобщая история Перу (опубл. в 1617). Автор, использовавший как архивные документы, так и устные рассказы жрецов, считая, что индейцы и испанцы равны перед Богом и осуждая ужасы конкисты, при этом утверждает, что сама конкиста, несущая коренному населению христианство, является для них благом, хотя культура и обычаи инков также превозносятся автором. Это сочинение, как считают некоторые исследователи, повлияло на Т.Кампанеллу, М.Монтеня и французских просветителей. Среди других работ того же автора перевод Диалогов о любви Леона Эбрео (опубл. в 1590) и Флорида (1605), историческое сочинение, посвященное экспедиции конкистадора Эрнандо де Сото.

К трудам хронистов отчасти примыкают произведения, созданные в жанре эпической поэмы. Такова поэма Араукана (первая часть опубл. в 1569, вторая в 1578, третья в 1589) испанца Алонсо де Эрсильи-и-Суньиги (1533–1594), который участвовал в подавлении восстания индейцев и, базируясь на своих непосредственных впечатлениях, создал произведение, посвященное войне испанцев и индейцев-араукан. Персонажи-испанцы в Араукане имеют прототипов и названы подлинными именами, немаловажно и то, что автор стал создавать поэму в разгар событий, первая часть была начата на клочках бумаги и даже на кусках древесной коры. Индейцы у автора, который их идеализирует, чем-то напоминают древних греков и римлян, кроме того (это отличает Араукану от произведений на тему конкисты), индейцы показаны как гордый народ, носитель высокой культуры. Поэма снискала огромную популярность и вызвала к жизни ряд аналогичных произведений.

Так, солдат, а впоследствии священник Хуан де Кастельянос (1522–1605 либо 1607), автор Элегии о достославных мужах Индий (первая часть опубл. в 1598, вторая в 1847, третья в 1886), сначала написал свое произведение прозой, но затем, под воздействием Арауканы, переделал ее в героическую поэму, написанную в королевских октавах. Стихотворная хроника, где излагались биографии людей, прославившихся при завоевании Америки (среди них Христофор Колумб), многим обязана литературе эпохи Возрождения. Немалую роль сыграли и собственные впечатления автора поэмы, и то, что он был лично знаком со многими своими героями.

В полемике с поэмой Араукана создана эпическая поэма Укрощенный Арауко (1596) креола Педро де Оньи (1570?–1643?), представителя одновременно чилийской и перуанской литературы. Автор, который участвовал в битвах против восставших индейцев, описывает деяния вице-короля Перу маркиза де Канетте. Из других его произведений следует назвать стихотворную хронику Землетрясение в Лиме (1635) и религиозную поэму Игнасиус Кантабрийский (1639), посвященную Игнатию Лойоле.