Также по теме

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Тем не менее, собственно реализм для латиноамериканской литературы этого периода не характерен. Творчество чилийского прозаика Альберто Блест Ганы (1830–1920) развивается под сильным влиянием европейской литературной традиции, в частности, романов Оноре де Бальзака. Романы Ганы: Арифметика любви (1860), Мартин Ривас (1862), Идеал повесы (1853). Аргентинский писатель Эухенио Камбасерес (1843–188), представитель натурализма, ориентировавшийся на романы в духе Эмиля Золя, создал такие романы, как Посвист шалопая (1881–1884) и Без цели (1885).

Сочетанием реализма с натурализмом отмечен роман бразильца Мануэла Антониу ди Алмейды (1831–1861) Воспоминания сержанта полиции (1845). Те же тенденции прослеживаются в прозе бразильца Алуизиу Гонсалвиса Азеведы (1857–1913), среди наиболее известных произведений которого романы Мулат (1881) и Пансион (1884). Реализмом отмечены романы бразильца Жоакина Марии Машаду ди Ассиса (1839–1908), чье творчество повлияло на латиноамериканскую литературу в целом.

Модернизм (последняя четверть 19 в. – 1910-е).

Латиноамериканский модернизм, для которого характерна тесная связь его с романтизмом, испытал влияние таких крупных явлений европейской культуры, как «парнасская школа» (см. ПАРНАС), символизм, импрессионизм и т.д. При этом, так же как и для европейского модернизма, для него показательно, что модернизм Латинской Америки представлен в подавляющем большинстве поэтическими произведениями.

Одна из самых крупных фигур в литературе Латинской Америки 19 в., равно как в латиноамериканском модернизме – кубинский поэт, мыслитель и политик Хосе Хулиан Марти (1853–1895), который за свою национально-освободительную борьбу против колониального владычества Испании получил от кубинского народа титул «Апостол». Его творческое наследие включает не только поэзию – стихотворный цикл Исмаэлильо (1882), сборники Свободные стихи (опубл. в 1913) и Простые стихи (1891), но также роман Роковая дружба (1885), близкий к литературе модернизма, очерки и эссе, из которых следует выделить Наша Америка (1891), где Латинская Америка противопоставлена Америка англосаксонской. Х.Марти также является идеальным примером латиноамериканского писателя, чьи жизнь и творчество слиты воедино и подчинены борьбе за благо всей Латинской Америки.

В качестве другого значительного представителя латиноамериканского модернизма следует упомянуть мексиканца Мануэля Гутьерреса Нахеру (1859–1895). При жизни этого автора свет увидел сборник Хрупкие рассказы (1883), представлявший его как прозаика, тогда как поэтические произведения были собраны лишь в посмертных книгах Поэзия Мануэля Гутьерреса Нахеры (1896) и Стихи (1897).

Колумбиец Хосе Асунсьон Сильва (1865–1896) также заслужил славу только после своей ранней смерти (из-за материальных затруднений, а также потому, что значительная часть его рукописей погибла во время кораблекрушения, поэт покончил с собой). Его стихотворный сборник увидел свет в 1908, тогда как роман Застольные беседы – лишь в 1925.

Кубинец Хулиан дель Касаль (1863–1893), выступавший с газетными очерками, в которых разоблачалась аристократия, прославился, в первую очередь, как поэт. При его жизни вышли в свет сборники Листья на ветру (1890) и Сны (1892), а посмертно изданная книга Бюсты и рифмы (1894) объединила в себе стихотворения и малую прозу.

Центральной фигурой латиноамериканского модернизма стал никарагуанский поэт Рубен Дарио (1867–1916). Его сборник Лазурь (1887, дополн. – 1890), объединивший стихи и прозаические миниатюры, стал одной из важнейших вех в развитии этого литературного движения, а в сборнике Языческие псалмы и другие стихотворения (1896, дополн. – 1901) стал кульминацией латиноамериканского модернизма.

Видные фигуры модернистского движения – мексиканец Амадо Нерво (1870–1919), автор многочисленных книг, среди которых – поэтические сборники Поэмы (1901), Исход и цветы дороги (1902), Голоса (1904), Сады моей души (1905) и сборники рассказов Странствующие души (1906), Они (1912); перуанец Хосе Сантос Чокано (1875–1934), который активно участвовал в политической жизни Латинской Америки, в том числе, воевал в рядах армии Франсиско Вильи в период Мексиканской революции. После свержения президента Гватемалы Мануэля Эстрады Кабреры, у которого он был советником, был приговорен к смерти, однако остался в живых. Вернувшись в 1922 на родину, Хосе Сантос Чокано был отмечен титулом «Национальный поэт Перу». Модернистские тенденции отразились в стихах, объединенных в сборники Душа Америк (1906) и Fiat lux (1908).

Необходимо упомянуть также боливийца Рикардо Хаймес Фрейре (1868–1933), автора сборников Варварская Касталия (1897) и Сны – это жизнь (1917), колумбийца Гильермо Валенсиа (1873–1943), автора сборников Стихотворения (1898) и Обряды (1914), уругвайца Хулио Эррера-и-Рейссига (1875–1910), автора циклов стихов Заброшенные парки, Пасха времени, Водяные часы (1900–1910), а также уругвайца Хосе Энрике Родо (1871–1917), одного из крупнейших латиноамериканских мыслителей, рассматривавшего идею культурного синтеза в эссе Ариэль (1900) и выдвинувшего идею, что именно Латинская Америка должна осуществить такой синтез.

Особняком стоит бразильский модернизм, зародившийся в начале 1920-х, родоначальниками и центральными фигурами которого стали Мариу Раул Морайс ди Андради (1893–1945) и Жозе Освалд ди Андради (1890–1954).

Положительное значение латиноамериканского модернизма сказалось не только в том, что это литературное течение собрало в свои ряды немало талантливых авторов, но и в том, что оно обновило поэтический язык и поэтическую технику.

Модернизм активно влиял и на тех мастеров, которые впоследствии смогли освободиться от его влияния. Так, аргентинский поэт и прозаик Леопольдо Лугонес (1874–1938) начинал как модернист, что отразилось в поэтических сборниках Золотые горы (1897) и Сумерки в саду (1906). Энрике Гонсалес Мартинес (1871–1952), отталкиваясь от положений модернизма, в сборнике Тайные тропы (1911) порвал с этой традицией, ратуя за новую поэтическую систему.

20 век.

Латиноамериканская литература 20 в. не только необычайно богата, принципиально изменилось ее положение среди других национальных литератур. Перемены отразилось уже в том, что чилийская поэтесса Габриэла Мистраль (1889–1957), первая из латиноамериканских литераторов, была отмечена в 1945 Нобелевской премией.

Огромную роль в этом качественном скачке сыграли авангардные поиски, через которые прошло большинство известных латиноамериканских литераторов. Чилийский поэт Висенте Уидобро (1893–1948) выдвинул концепцию «креасьонизма», согласно которой художник должен творить собственную эстетическую реальность. Среди его поэтических книг сборники на испанском языке Экваториал (1918) и Гражданин забвения (1941), и сборники на французском языке Квадратный горизонт (1917), Вдруг (1925).

Чилийский поэт Пабло Неруда (1904–1973), получивший Нобелевскую премию в 1971, начинал писать в авангардистской поэтике, выбрав в качестве поэтической формы, наиболее адекватной его мысли, «свободный стих», со временем он переходит к поэзии, где отразилась прямая политическая ангажированность. Среди его книг сборники Сумеречное (1923), Местожительство – земля (1933, дополн. – 1935), Оды простым вещам (1954), Новые оды простым вещам (1955), Птицы Чили (1966), Небесные камни (1970). Последняя его прижизненная книга Побуждение к никсоноубийству и хвала чилийской революции (1973) отразила чувства, которые испытал поэт после падения правительства президента Сальвадора Альенде.