Содержание статьи
    Также по теме

    ПОПОВ, ВАЛЕРИЙ ГЕОРГИЕВИЧ

    ПОПОВ, ВАЛЕРИЙ ГЕОРГИЕВИЧ (р. 1939), русский прозаик. Родился 8 декабря 1939 в Казани в семье биолога-селекционера. В 1963 окончил Ленинградский электротехнический институт и до 1969 работал инженером. В 1970 заочно окончил сценарный факультет ВГИКа. Первый рассказ Я и автомат был опубликован в коллективном сборнике Испытание (1963). В 1969 выпустил первый сборник повестей и рассказов Южнее, чем прежде, а годом позже детскую книгу Все мы не красавцы. В 1970 вступил в Союз писателей, в годы перестройки возглавлял секцию прозы, был заместителем председателя Ленинградской организации Союза писателей, руководил отделением Пен-центра в Петербурге.

    Литературная родословная Попова связана с двумя основными ориентирами: гоголевский гротеск и бунинская зримость, пластичность образных деталей. При этом «учеба у классиков» для Попова не была самоцелью, он едва ли не единственный из современных русских прозаиков дерзает отрицать художественные заветы Ф.Достоевского и Л.Толстого, оспаривать основные принципы литературной традиции 19 в.: общественный пафос, проповедь страдания, нравственное воздействие на читателя. Трудно найти в русской прозе еще хотя бы один художественный мир, построенный, как у Попова, на принципах эстетизма, лирического гедонизма и жизнеутверждающего юмора, свободный от оглядки на литературные и нравственные авторитеты.

    Уникальность художественного мира Попова, как ни парадоксально, долгие годы работала против его известности и признания. Книги Попова в застойные годы выходили относительно благополучно, однако его лучшие повести и рассказы почти не проникали на страницы толстых журналов, печататься в них систематически Попов начал только с конца 1980-х годов.

    Автобиографизм порой проявлялся как реальная основа ряда рассказов (Автора! – гиперболизированное отражение опыта Попова как киносценариста; За грибами в Лондон – лирико-юмористический отчет о поездке за рубеж; Первая хирургия – описание больничной атмосферы), но главная его функция – сообщить создаваемой картине мира предельную концентрированность и эмоциональную интимность. «Я» в прозе Попова означает не статическое единство, а подвижную динамическую целостность. В программной повести Жизнь удалась (1981) представлено довольно сложное сравнение автора-писателя и не вполне тождественного ему героя – среднего интеллигента с техническим образованием (такая структура словно открыта для включения в нее читательского «я»). Повесть Иногда промелькнет (1991) строится как напряженное воспоминание о юности, по-прустовски пристальное всматривание в подробности былого, когда точность и подлинность становятся самоцелью. Наконец, в повести Остров Рай герой-повествователь демонстративно обозначен как Валерий Георгиевич Попов.

    Неизменной чертой творчества Попова остается прочность смысловых связей между отдельными рассказами и повестями, которые являются как бы отдельными главами единой, незавершенной и всегда открытой для продолжения книги. Доминирующий пафос этой субъективной эпопеи – активное жизнетворчество, вера в возможность гармонического разрешения конфликтов и противоречий. Простое человеческое счастье выступает здесь как главная мера добра и справедливости, что ощутимо уже в названиях произведений Попова: Нормальный ход, Успеваем..., Вход свободный, Жизнь удалась, Парадиз.

    Делая ставку на внутреннюю свободу индивидуума, писатель никогда не питал политических иллюзий, не избегал описаний абсурдности и жестокости социальной действительности: характерна в этом отношении повесть Новая Шехерезада (1988) – первый для Попова опыт перевоплощения и изображения женского характера. Главным и незаменимым средством утверждения позитивных ценностей в мире Попова выступает юмор, носителями которого являются и сам автор, и близкие ему персонажи. Светлым юмором отмечены и эротические мотивы, пронизывающие прозу Попова: земная любовь, показанная без патетики и вместе с тем свободная от бытовой заниженности, предстает неоспоримой ценностью и созидательной силой.

    Стилистика Попова основана на предельном доверии к мудрости языка как такового, вдохновенной игре с повседневной речью. Доверительность разговорной интонации помогает мотивировать фантастические метаморфозы, создать эффект присутствия. Попов избегает как книжных красот, так и обыденной грубости, он не просто цитирует устную речь, а динамически ее спрессовывает. Лаконизм языка в сочетании с парадоксальностью нередко приближают прозаическую интонацию к поэтической. По меткому наблюдению П.Вайля и А.Гениса, Попов пишет «квантами» – словесно-образными сгустками, располагающими к запоминанию наизусть, цитированию, перенесению в другие контексты.

    Попов много работает как детский писатель. В его повестях Похождения двух горемык (1978), Нас ждут (1984), Что посеешь... (1986), Самый сильный (1989) отчетливо выявляется авторский четкий, без нормативности идеал разумной и осмысленной человеческой жизни.

    Наметившиеся в 1990-х годах самоповторы – роман Будни гарема (1993) и особенно роман Разбойница (1996) – свидетельствуют об опасности литературной инерции. Однако бесспорным новаторским вкладом Попова в русскую литературу остается созданная им художественная модель гармонического взаимодействия индивидуума с миром, основанная на природных законах мироздания, открываемых при помощи творческого остроумия и словесной изобретательности.

    См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

    Литература

    Смирнов И.П. От видения – к веданию. – Аврора, 1969, № 2
    Попов В. Нормальный ход. Л., 1976
    Попов В. Две поездки в Москву. Л., 1985
    Новикова О., Новиков Вл. Поиски оптимизма. – Литературное обозрение, 1989, № 7
    Вайль П., Генис А. Кванты истины. – Звезда, 1989, № 9
    Попов В. Любовь тигра. СПб, 1993
    Немзер А. Праздник однолюба. – Сегодня, 1994, 12 мая
    Быков Д. Сны Попова. – Новый мир, 1994, № 5
    Попов В. Грибники ходят с ножами. СПб, 1998
    Попов В. Чернильный ангел. – Новый мир, 1999, № 7
    Новиков Вл. Попов и Смирнов. – Звезда, 1999, № 12