Содержание статьи
    Также по теме

    ШИМБОРСКА, ВИСЛАВА

    ШИМБОРСКА, ВИСЛАВА (1923–2012), польская поэтесса, лауреат Нобелевской премии по литературе 1996. Автор книг стихов, сборников эссеистики, переводов французских поэтов (Агриппа д`Обинье, Теофиль де Вио, Бодлер).

    Родилась 2 июля 1923 в городке Курник, недалеко от Познани, в семье Винцентия Шимборского, управляющего имениями графа Замойского в Карпатах. В 1929 семья переехала в Краков. Там в 1935 Шимборска окончила начальную школу и поступила в гимназию. Аттестат зрелости ей пришлось получать уже в дни немецкой оккупации Польши, сдав экзамены на тайных курсах в подпольной польской школе весной 1941. Здесь же, в Кракове, недолго работала железнодорожной служащей.

    ВИСЛАВА ШИМБОРСКА. ИТАР-ТАСС

    Первое стихотворение Ищу слова было напечатано в краковской газете в 1945. В 1945–1947 училась в старинном Ягеллонском университете, где изучала социологию и полонистику.

    Первые книги стихов: Для этого мы живем (1952) и Вопросы, задаваемые себе (1954) отмечены Премией города Кракова в 1954. Стиль ее ранних сочинений – традиционно реалистичен, отчасти соцреалистичен. Писала об армии, войне, родине, и порою весьма удачно. Афористичная строчка из ее стихотворения той поры стала широко известна: Наш военный трофей – познание мира.

    В 1956 в Польше начались рабочие волнения в Познани, реформы в государстве и партии, к власти пришел Владислав Гомулка. Наступила польская «оттепель». Третья книга стихов Шимборской, которая принесла ей известность, – Призыв к йети (1957) (йети – снежный человек, на гималайском наречии) и следующая, четвертая, Соль (1962) – ознаменовали перелом в ее творчестве. Первые две книги впоследствии она считала неудачными. Недаром в стихотворении 1970-х Утопия она отрекается от «утопии», которой увлекалась в начале 50-х.

    Книги польских поэтов, которые первые свои сборники опубликовали в 1949–1954-х, но в конце 50-х захотели все как бы начать заново, критики назвали «повторными дебютами». Среди них – и книга Шимборской Призыв к йети. В ней появляется весьма пессимистический, антиутопический взгляд на мир, который стал отличительной чертой творчества Шимборской и который она, по мнению критиков, словно щадя своих читателей, старается уравновесить шуткой, парадоксами, игрой.

    Йети – снежный человек, к которому обращается Шимборска, чужд миру людей – жестокому, коварному, испорченному всем ходом человеческой истории. Разочарование в цивилизации, породившей нацизм, оружие массового уничтожения, Освенцим и Хиросиму, дают мало оснований Шимборской и ее современникам, среди которых – и Станислав Ежи Лец, на светлое будущее человечества. Но сквозь скептицизм, отчаяние и пессимизм проглядывает лучик надежды. Надежды женщины, не способной смириться с тем, что после Освенцима невозможна поэзия, а значит, и жизнь.

    Во второй половине 50-х стиль Шимборской существенно меняется, она все чаще обращается к верлибру, традицонному размеру западноевропейских поэтов 20 в. В отличие от многих своих собратьев по перу, она не злоупотребляет абстрактными понятиями, набором «умных», непонятных слов, «симулирующих глубокомыслие».

    В то же время польские критики, говоря о поэзии Шимборской, употребляют понятие «философский поэт», «интеллектуальный поэт». И недаром: многие ее стихотворения – своеобразные небольшие нравственно-политические трактаты или же лирико-философские зарисовки, порою краткие шедевры утонченной любовной лирики. «О служении Шимборской двум музам – поэзии и науки», писал Юлиан Пшибось: «Поэтесса взошла на скалу прекрасной Каллиопы и мудрой Урании… Она создала новую поэзию мысли в те времена, когда этот жанр, казалось, уже умер».

    Сама Шимборска в шуточной эпитафии назвала себя «старомодной». Выбор определенной культурной традиции на стыке классицизма восемнадцатого века и скептицизма, иронии века двадцатого определяют авторский образ ее поэзии. Стихи отточенны, изящны, можно сказать элегантны, сдержанны и чужды выспренности. В них «подкупает» разговорность, доверительность интонации, «живые» фразеологизмы, реалии повседневной жизни, которые порою вырастают до масштабов поистине космических, как и у другого краковского мыслителя – Станислава Лема.

    Можно ли вообще говорить о каком-то порядке,
    если даже звезды не удается порассовать,
    чтобы было ясно, которая кому светит?
    И это неблаговидное распространенье тумана!
    И пыление степи на всем протяженье,
    как если б она не была перерезана посредине!
    И звучание голосов на услужливых волнах в пространстве:
    призывающих писков и осмысленных булькотаний!
    Лишь человеческое может быть подлинно чуждым.
    Остальное же – смешанный лес, работа крота и ветер.

    Псалом (пер. Н.Г.Астафьевой)

    С выходом четвертой книги Соль (1962) о ней заговорила вся Польша. Среди следующих книг – Сили (1963), Сто потех (1967), Всякий случай (1972), Большое количество (1976), Люди на мосту (1968), Конец и начало (1993).

    Жизнь и творчество Шимборской стали определенным образцом этики, на который равнялась польская интеллигенция, «Солидарность». Она подписывала протесты против арестов диссидентов в Чехословакии и в других соцстранах. Правительство ПНР было бессильно ее приручить.

    В книге 1993 Конец и начало настроение и интонация стихов Шимборской изменились, появились элегии, стихи-прощания: Прощание с пейзажем, Кот в пустой квартире и др. Стихи стали более исповедальны, проникнуты духом печали по ушедшему близкому человеку.

    Нобелевская премия была присуждена Шимборской в 1996 «за поэзию, которая с иронической точностью раскрывает законы биологии и действие истории в человеческом бытии».

    О творчестве Шимборской красноречиво высказался поэт и литературовед Станислав Баранчик: это поэтесса, «которая противостоит меняющимся модам и остается собой, а тем не менее то и дело опережает антропологов, психологов, социологов, историков, политологов и других поэтов в умении ухватить и назвать суть того, что беспокоит нас и болит в современном мире и в нашей человеческой природе...». И продолжает: ее стихи «критичные по отношению к безумствам человечества, однако солидарные с его судьбой, говорящие о трагедиях и безвыходных ситуациях с юмором и героической серьезностью, – попросту помогают нам жить». По мнению Чеслава Милоша, поэзия Шимборской – весьма горькая. Ее стихи «построены на жонглировании, как шарами, элементами нашего общего знания, они то и дело удивляют неожиданным парадоксом и представляют наш человеческий мир как трагикомический».

    Всего у Шимборской вышло шестнадцать сборников. Ее много переводят на английский, немецкий, шведский, японский, французский, китайский, арабский и прочие языки. В России ее стихи публиковались в журналах «Иностранная литература», «Новом мире», антологии «Польские поэты» (1978). Некоторые ее стихи переводила Анна Ахматова, Давид Самойлов. Позднее – Наталья Астафьева и Асар Эппель. Сама Шимборска хорошо знала русский и много переводила русских поэтов на польский язык.

    Была удостоена премий Гете (1991), имени Гердера (1995) и Польского Пен-Клуба (1996). Почетный доктор университета Познани.

    Умерла Шимборска 1 февраля 2012 в Кракове.

    Наталья Карамышева

    Литература

    Наталья Астафьева. Польские поэтессы, антология. Алетейя, 2002