Содержание статьи
    Также по теме

    СКАЛДИН, АЛЕКСЕЙ ДМИТРИЕВИЧ

    СКАЛДИН, АЛЕКСЕЙ ДМИТРИЕВИЧ (1889–1943) – писатель, поэт. Родился в деревне Корыхново Новгородской губ. в многодетной семье крестьянина-плотника. Пятнадцатилетним подростком попал в Петербург, устроился рассыльным в большую страховую компанию. Через девять лет занимал в ней должность управляющего округа. С детства пристрастился к сочинительству, и едва приехав в столицу, тут же послал свои стихи в «Живописное обозрение». Попытка была неудачной, свое имя в печати он впервые увидел около 1909. Заинтересовался языками, самостоятельно научился читать по-французски, немецки, итальянски, изучал древнегреческий и латынь, читал в подлиннике классиков. Случайно состоялось знакомство с Вячеславом Ивановым, имевшее значительные последствия для творчества Скалдина. Благодаря В.Иванову Скалдин сразу вошел в избранный круг. Перечень людей искусства и мысли, оставивших след в личном мире Скалдина, впечатляющ: Сологуб, Ремизов, Гиппиус, Клюев, Степун, Философов, Гершензон, Мандельштам, Георгий Иванов, Бердяев, С.Булгаков, Флоренский… На А.Белого Скалдин произвел неизгладимое впечатление. Блок читал и перечитывал его статью Идея нации (в машинописи) и отозвался о мыслях, в ней изложенных, как об «открытии». «Идея нации» написана была как реферат для Петербургского религиозно-философского общества, но Совет общества отклонил этот доклад как излишне консервативный. При жизни Скалдина Идея нации не печаталась (впервые опубликована в «Новом Журнале», кн. 210, 1998). Смысловые опоры этой статьи подчеркиваются эпиграфом из Вл.Соловьева: «Идея нации есть не то, что она сама о себе думает во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности». В журнале символистов «Труды и дни» (№ 1–2, 1913) появилась статья Скалдина Затемненный лик, написанная как отклик на книгу В.Розанова Метафизика христианства и показывающая глубокий интерес Скалдина к русской религиозной философии. Своя исключительно четкая линия в жизни проявилась уже у двадцатилетнего Скалдина, спорившего с Мережковским и оказавшегося подготовленным для долгих разговоров с Л.Шестовым.

    До революции Скалдин печатался в журналах «Весна», «Gaudeamus», «Сатирикон», «Аполлон», в альманахе «Орлы над пропастью», в «Альманахе муз», в сборнике Война в русской поэзии. Как символист третьего призыва, Скалдин порой даже в большей степени символист, чем основатели этого литературного направления. В ноябре 1912 вышла его книга Стихотворения (1911–1912). В них чувствуется живой трепет эпохи, в темах просвечивает широкий культурно-исторический контекст. В.Недоброво, положительно отозвался о книге, увидев в ней оригинальную линию в поэзии. Гумилев, напротив, подчеркивал, что Скалдин лишь «подсмотрел кое-что в лаборатории Вячеслава Иванова». По своим философским и эстетическим особенностям его стихи – религиозный символизм. При жизни поэта многие его стихотворения не были напечатаны; более двадцати ранее неизвестных опубликованы в «Новом Журнале» (кн. 212, 1998 и кн. 219, 2000).

    Как мыслителя Скалдина привлекали такие темы, как алогичность мира и освобождение мысли от надгробного камня рационализма, выработка нескептического мировоззрения, вопрос об органичности эпохи, и что же ее таковой делает. На тему «органичности мировоззрения» Скалдин вел беседы с Вяч. Ивановым. Чуткий к новым веяниям, Скалдин говорил с Блоком о надвигающейся революции задолго до 1917. Встречи и разговоры тех лет отразились в его мистическом, авантюрном и отчасти автобиографическом романе Странствия и приключения Никодима Старшего. Роман был отпечатан в типографии за несколько дней до Октябрьскоой революции. Тема книги – превращение человека в беса. Каждая глава соответствует определенной ступени мистерии. Главный герой живет в мире многократно отраженных двойников. Повествование ведется в двух планах: бытовом и мистическом. Легко заметить сходство некоторых мотивов романа Скалдина и Мастера и Маргариты М.Булгакова, читавшего Странствия и приключения.

    В марте 1917 был учрежден Союз деятелей искусств, Скалдин становится секретарем литературного отдела Союза. Однако после Октября, опасаясь грозившего ему ареста, Скалдин вынужден бежать из Петрограда. Пять лет он прожил в Саратове: печатался в журнале «Художественные известия», преподавал в Педагогическом институте и в Высших театральных мастерских, выступал с докладами, заведовал Радищевским музеем, ездил в экспедиции по обследованию церковного зодчества, организовал театр-студию. В разгаре этой творческой, собирательской, организаторской, педагогической и научной деятельности он был арестован и приговорен к трехлетнему тюремному сроку (см. Т.Царькова. СкалдиновщинаЛица. Биографический альманах, 5, 1994). В результате вмешательства Луначарского Скалдин был освобожден досрочно и вскоре уехал в Петроград.

    В январе 1933 последовал второй арест. Об этом писал Иванов-Разумник в воспоминаниях Тюрьмы и ссылки: «Арестованный за народнические симпатии (отец был крестьянин) и за знакомство со мной, Скалдин тщетно доказывал следователю, что никаких симпатий к народничеству не питает». Его отправили на пять лет в ссылку в Казахстан. Отбыв ссылку, он остался жить в Алма-Ате.

    «Он обладал иногда какой-то сверхинтуицией и верил в судьбу (еще в молодости предсказал, что умрет в тюрьме)», вспоминала дочь Скалдина («Новый Журнал», кн. 218, 2000, с. 336). В июне 1941 он арестован в третий раз, в октябре Особое совещание НКВД приговорило его к восьми годам заключения «за контрреволюционную деятельность». Скалдина отправили по этапу в Карлаг и там 23 августа 1943 он умер от инфаркта. От его литературного наследия сохранилась лишь малая часть. Кроме романа, поэтического сборника, статей и стихотворений в периодических изданиях он опубликовал несколько детских книг. Второй и третий тома его романа утрачены. От сборника рассказов (начало двадцатых годов) Вечера у мастера Христофора сохранилась лишь одна новелла. Утрачены рукописи его романов и повестей Смерть Григория Распутина, Земля Канаана, Колдуны, Третья встреча, Чудеса старого мира. Деревенская жизнь, Повесть каждого дня и др. – в целом более четырех тысяч страниц. Трудно назвать другого писателя, сложившегося в годы Серебряного века, к наследию которого судьба оказалась в такой степени беспощадной. Главное в сохранившемся наследии Скалдина – последний роман серебряного века, фантасмагорические Странствия и приключения Никодима Старшего. Роман дважды переиздавался в США (в 1989 и в 1990, издательство «Антиквариат»); в 1991 он был впервые после семнадцатого года напечатан в России («Юность», № № 9, 10, 11).

    Вадим Крейд