Также по теме

ОРГАН В ЛАТВИИ

ОРГАН В ЛАТВИИ.

Исторический очерк.

Начиная с 9 в. территория современной Латвии часто подвергалась нападению скандинавов (викингов), а позже немцев, использовавших старые торговые пути викингов. В свою очередь Римско-католическая церковь стремилась развернуть миссионерскую деятельность среди языческих племен восточного побережья Балтики. С середины 12 в. в Латвию устремились энергичные торговцы, солдаты и миссионеры. Немецкие крестоносцы в 1201 основали Ригу как столицу архиепископии и плацдарм для покорения края.

Местные племена леттов (латышей), латгалов, земгалов, ливов и куршей упорно сопротивлялись немецкой экспансии и одерживали важные победы (в частности, у Дурбенского озера в 1260). Тем не менее к концу 13 в. они были окончательно покорены крестоносцами и их территории были поделены между орденом меченосцев (который в 1237 был поглощен Ливонским орденом, филиалом Тевтонского ордена), Католической церковью и вольным городом Ригой. С этого времени Латвия находилась под иностранным владычеством: ливонским (1290–1581), польским (1581–1621), шведским (1621–1710), в 1710–1917 входила в Российскую империю, а в 1940–1991 – в СССР. Доминирующим влиянием на латышскую культуру, развивавшуюся под воздействием культур правящих наций, было немецкое. Прибалтийская немецкая элита, хотя никогда и не составляла более 10% населения, всегда занимала привилегированное положение в Латвии. Этот статус сохранялся и в те периоды, когда ее территория находилась под контролем Польши, Швеции и России.

Часть прибалтийских (остзейских) немцев происходили из семей купцов и крестоносцев, осевших на этих землях еще в 12–13 вв., большинство же обосновалось там в более позднее время. Среди немецкоязычного населения наибольшим влиянием пользовались местная аристократия (бароны) и горожане -бюргеры, определявшие жизнь в таких центрах как Рига и Елгава (нем. Митау, Митава).

Появление органа на территории Прибалтики. Органы в Латвии в 13–16 вв.

Исторические источники свидетельствуют, что в 1205–1206 в Риге была поставлена литургическая драма (ludus prophetarum). С 1216 Ливонский орден располагал собственной музыкальной капеллой, а с 1240 в Риге при кафедральном соборе существовала также Домская капелла.

Капеллы принимали участие в различных празднествах, церемониях и процессиях, в которых вероятно использовались портативы (маленькие переносные органы). Первые документальные сведения об органах в Прибалтике относятся лишь к 1329: сообщается, что в небольших городках Пайсту и Хелме (северная Ливония, ныне Эстония) во время военных действий были разрушены органы.

Имеются сведения, что еще в 14 в. в рижской церкви св. Петра велись музыкальные занятия, а в 1392 церковь св. Екатерины обладала органом. Лучшие музыканты (игравшие на медных духовых инструментах) получали звания городских трубачей, причем эти титулы давались только немцам.

В 14–15 вв. в Латвии шла борьба за гегемонию между Ливонским орденом и рижским архиепископом. Документы этого времени по преимуществу описывают органы в больших церквах Риги. В 16 в., сразу после заключения Аугсбургского религиозного мира и признания Аугсбургского исповедания, в Прибалтике утверждается протестантизм.

Рижские церкви св. Иакова и св. Петра стали протестантскими еще в 1522. В 1520 в церкви св. Петра был установлен орган, построенный Бальтазаром Цзинекеном. Этот мастер стал первым из множества органостроителей, работавших в Латвии, чьё имя сохранила для нас история. Его орган заменил более ранний инструмент, бывший в употреблении в церкви с 1465.

В 1530 Николаус Рамм впервые осуществил перевод богослужебного текста на латышский язык: Десять священных заповедей (No szirdes dubben buus tцw titczet).

В торжественных пышных богослужениях в рижских храмах принимали участие хор, певцы и орган. Документы «Внутреннего городского архива Риги» сообщают об органисте Лазаре (Лассерус), который, согласно Кассовой книге, неоднократно получал плату в 1542 и в 1543 за игру во время богослужений.

Во второй половине 16 в. богослужения проводились по традиционному немецкому и по местному чину. В конце столетия появились первые публикации музыкальных сочинений – месс, мотетов, духовных песнопений (включая Missa Rigensis) рижского кантора Паула (Паулуса) Буценуса (ум. 1586) (Sacrae cantiones, Рига 1583). Вскоре был опубликован первый сборник песнопений на латышские тексты (Undeudsche Psalmen und geistliche Lieder oder Gesenge welche in den Kirchen des Fьrstenthums Churland und Semigallen in Lieflande gesungen werden, Kёнигсберг, 1587).

После большого пожара 1547, разрушившего орган рижского кафедрального (Домского) собора, там был установлен новый инструмент, стоивший 5685 талеров и 3 марки. Этот орган (III/P/42 – краткая характеристика инструмента: римская цифра указывает на количество мануалов, «Р» – на наличие педальной клавиатуры, арабская цифра – на количество регистров) построил в 1594–1601 Якоб Раб(е) (ум. в 1609), органостроитель из Любека, чья мастерская существовала там с 1598.

До 1600, согласно архивным данным, в герцогстве Курляндском органы имелись в церквах св. Троицы в Елгаве (1586); св. Екатерины в Кулдиге (1593); св. Духа в Бауске (1595).

С середины 16 в. права на Прибалтику начинают оспаривать Литва и Россия. В 1559 войска царя Ивана Грозного дошли до Риги, но против России выступила Литва в союзе в Польшей. В результате Ливонской войны (1558–1583) русские вынуждены были покинуть Прибалтику, а Латвию разделили Речь Посполита и Швеция.

Культурная, религиозная и музыкальная жизнь Латвии в 17–18 вв.

В то время как городская культура Латвии была по большей части связана с немецкоязычной элитой, в среде латышского крестьянства бытовало самобытное устное народное творчество на родном языке – в основном это были народные песни и былины. Ещё в 16 в., когда балтийские немецкие священники предприняли первые попытки обеспечить латышское крестьянство религиозными текстами на родном языке, оба эти культурных потока стали смыкаться. Заметной вехой в этом процессе было издание Эрнстом Глюком Библии на латышском языке (1694).

Источники 17 в. описывают органы в Дурбе, Валмиере, Цесисе, Едоле, Пилтене, Вентспилсе и других местах. В большинстве своем это были позитивы (небольшие стационарные органы).

Мастер Мориц (Мауритиус) Вендт, проживавший в Риге в 1608–1633, изготовил позитив для церкви в Гробиня, он также получил несколько заказов из Кёнигсберга (1622) и Данцига (1623). В 1609 он взялся отремонтировать орган в церкви в Кулдиге, однако до 1611 заказ так и не был выполнен, поэтому был приглашён другой органостроитель: Иоганнес Паули (Паулус). Паули работал в Риге в 1611–1614, в 1630–1633 (на этот раз он построил новый орган в церкви св. Иоанна) и в 1642. В январе 1642 Якоб Вендт, сын Морица Вендта, закончил новый орган в Елгаве.

Связи между крупными городами Балтийского моря нашли отражение и в деятельности таких органостроителей как Кристофер Майнеке (Кристофф Менке) из Любека (работал в Риге в 1674–1675), Мартин Зиверт (Зиферт) из Данцига (в Риге в 1676–1687), Габриель Брандитиус (Брендитиус) из Кёслина в Померании (в Дурбене и Риге в 1674–1698) и Бартоломеус Шуман из Кёнигсберга (в Риге в 1695–1705).

В годы правления герцога Якова (1642–1682) и в особенности герцога Фридриха Казимира (1682–1698) Елгава стала культурным центром Курляндии. Придворный оркестр и придворный ансамбль духовых инструментов, включавший в себя 12 труб и барабан, использовались по различным поводам.

Первые церковные певческие книги на латышском языке появились в 1587 и 1615. В течение 17 в. распространялась традиция унисонного пения в сопровождении органа. Как результат этого процесса в Риге в 1686 были опубликованы замечательные музыкальные сборники. Их автором стал уроженец Риги (или замка Зунцель) Густав фон Менгден (1625 или 1627–1688), занимавший придворные должности ландмаршала (1653–1660) и ландрата (1660).