Также по теме

ШОПЕН, ФРИДЕРИК ФРАНЦИШЕК

ШОПЕН, ФРИДЕРИК ФРАНЦИШЕК (фр. Chopin, Fréderic François; польск. Szopen, Fryderyk Franciszek) (1810–1849), польский композитор и пианист, долгое время живший и работавший во Франции (поэтому закрепилась французская транскрипция его имени). Шопен – один из немногих композиторов, сочинявших практически только для фортепиано. Он не написал ни оперы, ни симфонии, его не привлекал хор, в его наследии нет ни одного струнного квартета. Но его многочисленные фортепианные пьесы в самых разных формах – мазурки, полонезы, баллады, ноктюрны, этюды, скерцо, вальсы и прочее – это всеми признанные шедевры. Шопен был настоящим новатором, часто отходившим от классических правил и норм. Он создал новый гармонический язык и открыл формы, призванные вместить в себя новое, романтическое содержание.

Жизнь.

Фридерик Шопен родился в 1810, вероятно, 22 февраля, в Желязовой Воле под Варшавой. Его отец Николá (Миколай) Шопен, французский эмигрант, служил гувернером и школьным учителем; мать воспитывалась в дворянской семье. Уже ребенком Шопен проявил яркие музыкальные способности; в 7 лет его начали учить игре на фортепиано, и в том же году был издан сочиненный им маленький полонез соль минор. Вскоре он стал баловнем всех аристократических салонов Варшавы. В богатых домах польской знати он приобрел вкус к роскоши и подчеркнутую изысканность манер.

В 1823 Шопен поступил в Варшавский лицей, продолжая заниматься музыкой частным образом с Иосифом Эльснером, директором Варшавской консерватории. В 1825 его пригласили выступить перед российским императором Александром I, и после концерта он получил награду – бриллиантовый перстень. В 16 лет Шопен был принят в консерваторию; ее окончание в 1829 формально завершило музыкальное образование Шопена. В том же году, стремясь познакомить со своим искусством издателей и публику, Шопен дал два концерта в Вене, где критики высоко оценили его произведения, а дамы – превосходные манеры. В 1830 Шопен сыграл три концерта в Варшаве, а затем отправился в поездку по Западной Европе. Находясь в Штутгарте, Шопен узнал о подавлении польского восстания. Считается, что падение Варшавы стало поводом для сочинения до-минорного этюда, который иногда называют «революционным». Это произошло в 1831, и после этого Шопен никогда не возвращался на родину.

В 1831 Шопен поселился в Париже. Он любил выступать в домах своих друзей и покровителей, хотя нередко отзывался о них с иронией. Его очень ценили как пианиста, особенно когда он исполнял собственную музыку в небольших домашних собраниях. За всю свою жизнь он дал не более трех десятков публичных концертов. Его исполнительский стиль был весьма своеобразен: по отзывам современников, этот стиль отличала необычайная ритмическая свобода – Шопен был, если можно так выразиться, пионером рубато, он с большим вкусом артикулировал музыкальную фразу, продлевая одни звуки за счет сокращения других.

В 1836 Шопен направился в Чехию повидаться с родителями. Находясь в Мариенбаде, он увлекся юной полькой Марией Водзиньской. Однако их помолвка была вскоре расторгнута. Осенью того же года в Париже он познакомился с выдающейся женщиной – баронессой Дюдеван, о жизни которой в Париже ходило немало сплетен и которая приобрела к тому времени широкую литературную известность под псевдонимом Жорж Санд. Шопену было тогда 28 лет, мадам Санд – 34. Их союз продолжался восемь лет, причем большую часть этого времени они провели в семейном поместье писательницы в Ноане. Кошмаром для Шопена, который никогда не отличался крепким здоровьем, стала зима 1838–1839, прожитая с Жорж Санд на Майорке (Балеарские острова). Сочетание плохой погоды с беспорядком в домашнем хозяйстве, по-видимому, губительным образом подействовало на его уже затронутые туберкулезом легкие. В 1847 отношения Шопена с Жорж Санд окончательно испортились в результате вмешательства музыканта в отношения его подруги со своими детьми от первого брака. Это обстоятельство, вместе с прогрессирующей болезнью, повергло Шопена в состояние черной меланхолии. Последний раз он выступил в Париже 16 февраля 1848. Через восемь дней разразилась революция, свергнувшая короля Луи Филиппа. Друзья композитора отвезли его в Англию, где, уже очень больной, он играл у королевы Виктории и дал несколько концертов – последний из них состоялся 16 ноября 1848. Через неделю он вернулся в Париж. Не в силах более давать уроки, Шопен вынужден был принять щедрую помощь от своей шотландской почитательницы Джейн Стирлинг. Ухаживать за больным приехала из Польши сестра композитора, Людвика; не оставляли его вниманием и французские друзья. Шопен умер в своей парижской квартире на Вандомской площади 17 октября 1849. В соответствии с его желанием на отпевании в церкви св. Мадлен прозвучали фрагменты реквиема Моцарта.

Музыка.

Композиторская техника Шопена весьма нетрадиционна и во многом отступает от принятых в его эпоху правил и приемов. Шопен был непревзойденным творцом мелодий, он одним из первых привнес в западную музыку неизвестные ей дотоле славянские ладовые и интонационные элементы и таким образом подорвал незыблемость классической ладогармонической системы, сложившейся к концу 18 в. То же касается ритма: используя формулы польских танцев, Шопен обогатил западную музыку новыми ритмическими рисунками. Он разработал сугубо индивидуальные – лаконичные, замкнутые в себе музыкальные формы, которые наилучшим образом соответствовали природе его столь же самобытного мелодического, гармонического, ритмического языка.

Фортепианные пьесы малых форм.

Эти пьесы могут быть условно разделены на две группы: преимущественно «европейские» по мелодике, гармонии, ритму и отчетливо «польские» по колориту. К первой группе относится большинство этюдов, прелюдий, скерцо, ноктюрнов, баллад, экспромтов, рондо и вальсов. Специфически польскими являются мазурки и полонезы.

Шопен сочинил около трех десятков этюдов, цель которых – помочь пианисту в преодолении специфических художественных или технических трудностей (например, в исполнении пассажей параллельными октавами или терциями). Эти упражнения принадлежат к высшим достижениям композитора: подобно баховскому Хорошо темперированному клавиру, этюды Шопена – прежде всего гениальная музыка, притом блестяще раскрывающая возможности инструмента; дидактические задачи уходят здесь на второй план, часто о них и не вспоминают.

Хотя Шопен сначала освоил жанры фортепианной миниатюры, он ими не ограничился. Так, в течение зимы, проведенной на Майорке, им был создан цикл из 24 прелюдий во всех мажорных и минорных тональностях. Цикл построен по принципу «от малого к большому»: первые прелюдии – лаконичные виньетки, последние – настоящие драмы, диапазон настроений – от полной безмятежности до яростных порывов. Шопен написал 4 скерцо: эти масштабные пьесы, исполненные мужества и энергии, занимают почетное место среди шедевров мировой фортепианной литературы. Его перу принадлежит более двадцати ноктюрнов – прекрасных, мечтательных, поэтичных, глубоко лирических откровений. Шопен – автор нескольких баллад (это единственный у него жанр программного характера), в его творчестве представлены также экспромты, рондо; особой популярностью пользуются его вальсы.

«Польские» жанры.

Шопен поразил Париж своими оригинальными мазурками и полонезами – жанрами, в которых нашли отражение славянские танцевальные ритмы и гармонический язык, типичный для польского фольклора. Эти очаровательные, красочные пьесы впервые привнесли в западноевропейскую музыку славянский элемент, что постепенно, но неотвратимо изменило те гармонические, ритмические и мелодические схемы, которые великие классики 18 в. оставили своим последователям. Шопен сочинил более полусотни мазурок (их прототип – польский танец с трехдольным ритмом, похожий на вальс) – небольших пьес, в которых типичные мелодические и гармонические обороты звучат по-славянски, а иной раз в них слышится и нечто восточное. Как почти все написанное Шопеном, мазурки весьма пианистичны и требуют от исполнителя большого искусства – даже если не содержат явных технических трудностей. Полонезы крупнее мазурок и по протяженности, и по фактуре. Полонеза-фантазии и полонеза, известного под названием «военного», вполне хватило бы, чтобы обеспечить Шопену одно из первых мест в ряду самых оригинальных и искусных авторов фортепианной музыки.