Содержание статьи
    Также по теме

    АБХИНАВАГУПТА

    АБХИНАВАГУПТА (санскр. Abhinavagupta), теоретик кашмирского шиваизма, жил в 10–11 вв., предпринял широкий синтез тантрических доктрин и практик и создал оригинальную эстетическую концепцию. Абхинавагупта происходил от ученого брахмана Атригупты, которого кашмирский царь Лалитадитья (8 в.) «выписал» из Северо-Восточной Индии, и родился, по тантристским трактовкам, в результате «сакрального» соития своих родителей. Раннюю кончину своей матери Абхинавагупта позднее оценил как положительное обстоятельство; под руководством отца, брахмана-шиваита Нарасинхагупта, Абхинавагупта изучал философию и экзегезу, на его обращение к культу Шивы повлияло изучение поэтики. Абхинавагупта избрал странничество и подолгу жил у различных шиваитских наставников.

    Абхинавагупта синтезировал в доктрине трика («[Почитание трех богинь] трезубца») два основных направления шиваитской мысли – спанду (учение об энергетике Божества как «космической вибрации»), разработанную в 9 в. в Шива-сутрах Васугупты и Спанда-карике его ученика Каллаты, и пратьябхиджню (учение об «узнавании» божества), разработанную в 10 в. в трактате Шива-дришти (Созерцание Шивы) Сомананды. Абхинавагупта полагал, что ему удалось «субординировать» учения его предшественников: «ортодоксальный» шиваизм, настаивавший на дуализме Божества и индивидуальной души, и «неортодоксальный» монизм, видевший (под влиянием адвайта-веданты) в душе манифестацию Абсолюта. Абхинавагупте принадлежит и систематизация тантрической йоги – направления крама («постепенность» нисхождения божественных энергий), каула (тантрический эротический ритуал) и пара (почитание «высшей» богини). Абхинавагупта считается автором до 25 сочинений, в том числе трактатов, комментариев, гимнографии.

    По Паратримшикавиваране (Разъяснение тридцатистишья о высшей реальности), Абсолют – «высший Шива» – неотделим от своей космической манифестации, в которой покоится и которой одушевляется все сущее (подобно тому, как все мысли покоятся в недискурсивном сознании). Вся человеческая эмоциональность (эстетическая, эротическая и прочая), заряженная космической энергетикой, может быть правильно интенсифицирована для достижения состояния экстаза (чаматкара), а через него для непосредственного постижения высшей реальности. Для последней характерно распространение и концентрация, чередование которых и составляет вибрацию (спанда), определяющую ритм макро- и микрокосма. Пульсирующая космическая энергетика соотносится у Абхинавагупты с «высшим словом» (паравач), которое и есть Шива, осуществляющий миросозидание (идентичное его же мысли) в мистическом соответствии с буквами санскритского алфавита. Миропроявление – иерархия нисхождений Первослова, которое постепенно «снижается» до уровня слов обычной речи в обычном мире (уровни мироздания соответствуют уровням речи). «Креативная медитация» на слог «Саух» (звуковой коррелят сердца) ведет к осознанию идентичности сердец адепта и Божества, реализующейся посредством «со-слияния» (самавеша) и погружения в Высшую речь: здесь Абхинавагупта обещает «освобождение» при жизни, а впридачу всезнание и всемогущество.

    Основной трактат Тантралока (Свет тантры) систематизирует преимущественно методы тантрической йоги. После вступления в главах 2–12 рассматриваются четыре средства достижения «освобождения» (упая) с помощью божества: 1) анупая – мгновенное освобождение-смерть; 2) шивопая – самоидентификация, при «нейтрализации» всего индивидуального сознания, с эмоциональным «порывом» Шивы в его космической деятельности (здесь излагаются концепции световой манифестации (абхаса) и отражения мира (пратибимба) и подробно фонематическая космогония); 3) шактопая – интеллектуальное усилие, ведущее к отождествлению себя с космической энергией Божества и непосредственному видению «истины»; 4) анавопая – йогическая техника достижения тождественности с Божеством посредством сакральных формул (мантры) и ритуального чертежа-диаграммы (янтра). Главы 13–26 посвящены обрядам эзотерической инициации (дикша), сложность которых варьирует в связи с интенсивностью той «милости Божества», которой они должны «открыть» адепта. Йогическая интериоризация космического движения призвана вернуть адепта в «исток» его бытия. В главах 27–28 описываются различные формы культовой практики, способствующие непосредственному постижению смысла сакральных шиваитских текстов Агам. Глава 29 посвящена эротическому ритуалу тантрической традиции, в ходе которого предполагается интериоризация единства двух «полюсов» Божества (мужского и женского) и такая степень эмоционального возбуждения (кшобха), при которой может быть достигнуто экстатическое «восхищение». Главы 30–37 содержат подробные описания мантр, янтры, «колеса энергий», особого сложения пальцев (мудра), а также рекомендации по изучению и дальнейшей передаче эзотерических текстов.

    Абхинавагупта оказал значительное воздействие на все дальнейшее развитие шиваитского тантризма в Кашмире – как непосредственно, так и через произведения его ближайшего ученика Кшемараджи (монистическая доктрина, культ богини Трирупасундари и т.п.). Влияние его было ощутимо даже в Тамилнаде (знаменитом центре Чидамбарам, где сложилось и направление шиваитской веданты), распространяясь и на тамильскую (санскритизированную) письменность вплоть до 19 в. Можно говорить о влиянии Абхинавагупты на дальнейшую эволюцию вишнуитского тантризма (преимущественно в течении панчаратриков) и «мистифицированной» эстетической теории.

    См. также ИНДУИЗМ; МАНДАЛА; МАНТРА; НАТЬЯШАСТРА; ШАНКАРА; ЯНТРА

    Владимир Шохин
     

    Литература

    Исаева Н.В. Слово, творящее мир. От ранней веданты к кашмирскому шиваизму. М., 1996