Также по теме

БХАВЫ

БХАВЫ (санскр. – «диспозиции сознания», «базовые чувства»), в индийской философии, состояния сознания индивида.БХАВЫ (санскр. – «диспозиции сознания», «базовые чувства»), в индийской философии, состояния сознания индивида.

Феноменология сознания.

В санкхье древней (например, в традиции Панчашикхи) словом «бхава» обозначались психологические проявления действий трех гун – эмоции положительного, отрицательного и «нейтрального» характера. В санкхье классической термин «бхавы» обозначается две классификации состояний сознания. Первая включает, по Санкхья-карике, четыре пары: знание – незнание, добродетель – недобродетель, индифферентность – страстность, «сверхспособности» – бессилие, локализуемые во «внутреннем инструментарии»-буддхи и определяемые тем, какая в нем преобладает из гун – светлая саттва или темный тамас. Другая классификация объединяет 50 бхав: 5 разновидностей заблуждения (випарьяя), 28 неспособностей (ашакти), 9 видов удовлетворенности достигнутым (тушти) и 8 достижений (сиддхи). Неспособности складываются из дефектов 11 индрий (включая манас) плюс 17 аберраций интеллекта. Все четыре класса вместе именуются «ментальным миропроявлением» (пратьяя-сарга). Многообразие бхав обусловливается и объясняется также пропорциями гун. Бхавы неотделимы от тонкого тела (сукшма-шарира), и преобладание в состоянии индивида тех или иных бхав определяет дальнейшее продвижение индивида (вверх или вниз) по лестнице перевоплощений. Лишь одна из них – знание (соответствующая и «достижениям») – ведет к «освобождению», остальные семь – к сансаре. В одной из карик Ишваракришна различает и уровни состояний сознания: они могут быть имманентными (самсиддхика), природными (пракритика) или производными (вайкритика). Многочисленные его комментаторы начиная с автора Санкхьясаптати-вритти (ок. 6 в.) истолковывают данную иерархию следующим образом: под первым уровнем следует подразумевать знание, добродетель, индифферентность и «сверхспособности» у божественного мудреца-риши Капилы (мифический основатель санкхьи), под вторым – те же достоинства у четырех сыновей бога Брахмы (у Санаки, Сананданы, Санатаны и Санаткумары, с которыми санкхьяики соотносили, ради мифологической престижности, свою традицию), а третий соответствует тем же положительным качествам, когда они достигаются «простыми смертными» благодаря ученичеству и работе над собой. Автор Юктидипики вносит в эту иерархию значительную детализацию. Он указывает, что у такого авторитетного предшественника Ишваракришны, как Панчадхикарана, принимались только второй и третий уровень бхав, зато они достаточно подробно структурировались. Природные диспозиции-состояния сознания подразделялись им на те, которые 1) возникают вместе с самим началом буддхи до образования телесной конституции индивида; 2) легко могут быть «пробуждены» при наличии телесной конституции; 3) могут быть пробуждены при наличии определенных усилий. Производные же подразделялись на 1) те, которые могут быть культивируемы самим индивидом и 2) те, которые могут быть культивируемы посредством его общения с другими. Из поздних комментаторов санкхьи схемы Панчадхикараны (правда, без детализаций) придерживался Вачаспати Мишра, полагавший, что без уровня имманентных бхав вполне можно обойтись (Таттвакаумуди к ст. 43). Поздние санкхьяики акцентировали свои расхождения в трактовке того, что они называли бхавами, с другими системами. Так, первый комментатор Санкхья-сутр Анируддха (15 в.) подчеркивал, что в санкхье они являются качествами не самого Атмана, каковыми они были бы у наяиков и вайшешиков, но только «внутреннего инструментария» (антахкарана).

Эстетическая теория.

Начиная уже с Натьяшастры термином «бхавы» обозначаются те эмоциональные состояния, которым соответствуют «искусственные эмоции» (расы), порождаемые сценическими средствами. Так, восьми классическим «искусственным эмоциям» любви, веселья, горя, гнева, героизма, страха, отвращения и удивления соответствуют однопорядковые «атомарные» эмоциональные состояния (далее «не разложимые», подобно дхармам, на которые у буддистов в конечном счете «делится» любой индивидуальный опыт). Эти состояния назывались «устойчивыми» (стхаи-бхавы), и от них отделялись преходящие состояния (вьябхичари-бхавы) числом 33–34. Соотношение порождаемых сценическим действом и естественных эмоций было предметом дискуссий. Расхождения очевидны уже у предшественников Натья-шастры, составителей компендиумов (санграхи), которых цитирует ее гипотетический автор Бхарата, и они распространялись на разногласия даже в таком вопросе, как являются ли бхавы «опорными» для рас или же дело обстоит противоположным образом. Бхарата поддерживает первую теорию: определенная бхава вместе со сценическими приемами порождает соответствующую расу подобно тому, как блюдо готовится из сочетания различных продуктов; бхава уподобляется семени, а раса – цветам и плодам дерева. Вместе с тем, они предполагают друг друга, ибо «нет бхавы без расы и нет расы, лишенной бхавы», они содействуют выявлению друг друга, и успех театрального представления возможен лишь при их взаимодействии. Разногласия продолжались и среди средневековых комментаторов текста. Так, например, Шанкука (9 в.) считал расы не более чем имитациями бхав, его современник Бхатта Лолата полагал, что расы – те же бхавы, но только приобретшие определенную окраску. На это Бхатта Наяка (9–10 вв.) возражал, что если бы дело действительно обстояло так просто, то горесть Рамы при разлуке с Ситой (основной сюжет Рамаяны) должна была бы передаваться и зрителям, но этого почему-то не происходит. Следовательно, соотношения между ними выходят за границы обычного различения «проявленного» и «непроявленного».