Содержание статьи
    Также по теме

    ЧАКРАВАРТИН

    ЧАКРАВАРТИН (санскр. cakravartin – «поворачивающий колесо [как символ царской власти]», правитель круга [земель], господин круга [земли]), в индуизме, джайнизме и буддизме, идеальный монарх, распространяющий свою власть на всю цивилизованную территорию и обеспечивающий на ней совершенный религиозно-нравственный порядок.

    Концепция чакравартина восходит к древним ведийским обрядам посвящения на царство, прежде всего к обряду ваджапея – ритуалу обновления власти правителя, во время которого царь поднимался по жертвенному столбу, касаясь рукой его колесовидного навершия (по-видимому, это символизировало приведение в движение колеса времени – «запуск» нового временнóго цикла). Другой ведийский торжественный обряд, значимый в связи с концепцией чакравартина, – ашвамедха, во время которого жертвенного коня отпускали пастись на год в сопровождении вооруженного отряда царя, и правители тех земель, по которым он шел, должны были признавать свою покорность его хозяину, либо приводились к покорности силой (в результате царь, который мог себе это позволить, получал звание сарвабхаума – «владыки всех земель»).

    Однако сам термин «чакравартин» появляется в брахманистской литературе сравнительно поздно – не ранее, чем в датируемой уже близко к рубежу новой эры Майтри-упанишаде, где царь Брихадратха, решившийся на познание непреходящего Атмана, созерцая открывшуюся ему картину гибели всего преходящего в мире, называет в числе вынужденных оставить этот мир также «великих лучников» славных царей древности – чакравартинов Судьюмну, Бхуридьюмну, Индрадьюмну, Кувалаяшву, Яуванашву, Вадхрьяшву, Ашвапати, Шашабинду, Харишчандру, Амбаришу, Нанакту, Сарьяти, Яяти, Анаранью, Укшасену и прочих мифических персонажей. Среди других ранних памятников, в которых фигурирует этот термин, – Махабхарата и Артхашастра, датируемые еще более поздним временем. Здесь сферой власти чакравартина объявляется территория «от Гималаев до океана» – ориентир, имевший практическое значение, поскольку, с одной стороны, позволял именовать чакравартином каждого монарха, чьи территориальные приобретения хотя бы приблизительно соответствовали указанному статусу, с другой – поощряли правителей к реальному осуществлению обозначенных амбиций. Указанные тексты санкционировали условия получения обсуждаемого титула уже post factum, поскольку в надписях великого Ашоки (3 в. до н.э.), создавшего наиболее внушительное государственное объединение за всю историю Индии, он именует себя «поворачивающим колесо». Впоследствии именно Ашока стал образцом для осмысления значения индийских правителей в эпиграфике и литературе. Основатель династии Шунгов, ликвидировавший последнего потомка династии Ашоки, царь Пушьямитра (2 в. до н.э.) совершает после победы своего внука над греками-яванами обряд ашвамедхи, однозначно претендуя на звание «вращающего колесо». «Хроникеры» при дворе южноиндийских Сатаваханов (1–2 вв.) характеризуют их царства как простирающиеся от гор до восточного, южного и западного океанов: здесь бесспорно нашло выражение наличие самой потребности представить их преемниками древних чакравартинов. Аналогичным образом в надписи описывается территория Сканда Гупты I (5 в.), чья власть была ограничена якобы только четырьмя океанами. Звание чакравартинов принимали южноиндийские правители из тамильской династии Чолов (10–12 вв.), современные им Западные Чалукьи, основатель восточноиндийской династии Ганга Анантаварман Чодананга (1077–1147), правители Виджаянагара (14–17 вв.).

    Идеальные правители занимают важную нишу в мифологической системе буддизма. Первоначально мотив здесь был вполне прагматический: буддисты настаивали на полной лояльности последователей своей религии по отношению к царской власти (ср. слово Будды, согласно Виная-питаке: «Я предписываю вам, монахи, подчиняться царям!»), рассчитывая на взаимность. Однако постепенно складывается религиозная концепция чакравартина, не умещающаяся в рамки практических интересов. Безусловно важной была также первая и главная проповедь Будды, называвшаяся Проповедь о повороте колеса дхармы и ассоциировавшаяся с символами власти духовного правителя мира.

    Согласно такому авторитетнейшему памятнику классического буддизма, как сарвастивадинская Махавибхаша (2 в.), чакравартин появляется в ту кальпу, которая противоположна кальпе будды. В более раннем абхидхармическом тексте тхеравадинов, Катхаваттху, проводится другая мысль: три чакравартина не могут появиться в мире одновременно подобно тому, как не могут сосуществовать различные будды. Буддисты различали три ступени чакравартинов: 1) местного правителя (прадеша-чакравартин), 2) правителя одного из четырех материков (двипа-чакравартин), 3) правителя всех континентов вселенной (чакравала-чакравартин), с которым сравнивали Будду. Наконец, как и будды, они имеют 32 особых признака «великого мужа» (махапуруша-лакшана), которые могут распознаны только особыми «экспертами». Специфическим достоянием чакравартина являются семь волшебных сокровищ: 1) летающее по воздуху колесо, с помощью которого он (и его армия) могут достичь любой точки в мире, 2) слон, 3) конь, 4) драгоценный камень, излучающий свет на далекие расстояния, 5) красавица-царица, наделенная всеми добродетелями, 6) мудрый советник, 7) удачливый полководец (старший из ста его сыновей).

    Джайнская трактовка чакравартина весьма сходна с буддийской и в значительной мере ее имитирует. Здесь также различаются три ступени чакравартина, признается необходимость для него обладать признаками «великого мужа», а также возможность править миром, покинув его – с той только разницей, что Чакравартином становится уже не Будда, но Джина, а мифологические паралелли чакравартинам составляют не будды, но джайнские тиртханкары. Чакравартины – мировые императоры, число которых составляет 12. Первым из них был сын тиртханкара Ришабхадатты царь Бхарата (предок героев Махабхараты), а пятый, шестой и седьмой чакравартины – шестнадцатым, семнадцатым и восемнадцатым тиртханкарами. О высоком статусе чакравартинов в джайнской мифологии свидетельствует и то обстоятельство, что перед рождением чакравартинов их матери видят по 14 снов – столько же, сколько матери будущих тиртханкаров.

    См. также ВЕДАНГИ; ВЕДЫ; ДХАРМА.