Содержание статьи
    Также по теме

    ДАШАБХУМИКА-СУТРА

    ДАШАБХУМИКА-СУТРА (санскр. – «Наставление о десяти уровнях»), или Дашабхумишвара (ДАШАБХУМИКА-СУТРА (санскр. – «Наставление о десяти уровнях»), или Дашабхумишвара ( – «Владыка десяти уровней»), одна из девяти больших сутр махаяны, трактат йогачары, составленный, вероятно, во 2–3 вв. В сутре иерархизируются уровни совершенства следующего «путем бодхисаттвы», каждый из которых соотносится с соответствующим «совершенством» (парамиты), что позволяет составителю текста систематизировать практически всю сотериологию махаяны. Помимо Дашабхумика-сутры учение о 10 уровнях бодхисаттвы обнаруживается в Лалитавистаре, в Аштасахасрикапраджняпарамите, в Махаяанасутраланкаре, в Мадхьямакаватаре Чандракирти (7 вв.). 10 «ступенек» излагаются бодхисаттвой Ваджрагарбхой, который предается глубокой медитации в собрании богов, будд и бодхисаттв, в ответ на просьбу Будды рассказать о них всем присутствующим.

    На первой ступени – «радостной» (прамудита) – начинающий бодхисаттва овладевает совершенством щедрости (дана). Он доверяет буддам, заботится обо всех, прилежен в изучении дхармы; его щедрость «нематериальная», ибо он сострадает живым существам, которые не заботятся о своем «освобождении» и готов пожертвовать ради них женами, детьми, членами тела, здоровьем и самой жизнью. «Радостной» же эта ступенька оказывается потому, что он ликует из-за своего превосходства над «обычными людьми».

    Далее следует уровень «незагрязненности» (вимала), на котором адепт овладевает совершенством нравственности (шила), став «профессионалом» в освоении самодисциплины по методу восьмеричного пути классического буддизма (последний включается, таким образом, в виде частного случая в иерерахию достижений в махаяне). «Незагрязненность» означает освобождение от нечистоты аффектов, ибо практикующий на этой стадии становится свободным от желаний, другом, наставником и покровителем других существ.

    На третьей стадии – «лучезарной» (прабхакари) – адепт становится «светильником учения», способным к уразумению сокровенных умозрительных истин. Он овладевает совершенством терпения (кшанти), постоянно упражняясь в изучении махаянских сутр. На этой же ступени он становится мастером четырех классических медитаций, которым соответствуют четыре «обители Брахмы», развивая поэтапно благость, сострадание (каруна), сорадование (майтри) и бесстрастие, и уже начинает излучать свет в небесных регионах.

    Четвертая ступень – «пламенная» (арчишмати) – позволяет адепту созерцать истинную природу всех существ и населяемого ими мира. В его «огненном» видении отражаются преходящий характер всего сущего и значение «освобождения», и он бросает прощальный взгляд на остатки ложных воззрений, прежде всего связанных с представлением о своем Я. Здесь он овладевает совершенством мужества (вирья), так как окончательно укрепляется в истинной вере в «три драгоценности» буддизма – Будду, учение и общину.

    Пятая ступень называется «чрезвычайно труднодостижимой» (судурджая), ибо только теперь можно «реализовать» различие истины конвенциональной (самврити-сатья) и абсолютной (парамартхья-сатья) и, соответственно, конечную «пустотность» всего сущего. Поскольку адепт печется о благе живых существ, созерцая их феноменальность и одновременно «освобожденность», эта ступень соотносится с освоением совершенства медитации (дхьяна).

    Шестая ступень обозначается «перед лицом полной ясности» (абхимукхи), ибо на данной стадии адепт становится экспертом в совершенстве познания (праджня). Это познание-премудрость позволяет ему видеть глубинное единство сансары и нирваны, а также то, что все вещи суть «только сознание», – здесь и обнаруживается принадлежность текста школе йогачаров-виджнянавадинов.

    На седьмой ступени – «далеко распространяющейся» (дурангама) – адепт становится настоящим бодхисаттвой. Он может войти в паранирвану, но медлит ради «освобождения» других существ, предпочитая ей «активную нирвану» (апратиштхита). Сейчас он овладевает сразу двумя новыми совершенствами: умением использовать любые стратагемы ради помощи «сансарным» существам (упая) и способностью передавать им свой запас «заслуги» (пунья). Его собственный «кармический капитал» от этой щедрости уменьшиться не может, ибо он, делясь им с другими, приобретает еще большую «заслугу».