Содержание статьи
    Также по теме

    ДХАРМАГУПТАКА

    ДХАРМАГУПТАКА (санскр. dharmaguptaka – «последователи Дхармагупты», «защищающие дхарму»), ответвление буддийской школы махищасака, обособившееся, как предполагают, в результате раскола «материнской» школы в самом конце 3 в. до н.э. Основателем новой школы стал монах Дхармагупта, имя которого вошло в ее название. Дхармагупта и его ученики провозгласили высшим авторитетом одного из ближайших учеников Будды – Маудгальяяну. Родиной дхармагуптаков была Северо-Западная Индия. Расцвет школы приходился на кушанский период индийской истории – 1–3 вв.; монастыри возводились не только на северо-западе и в Афганистане, но также в Центральной Азии и Китае. В целом школа просуществовала до 7–8 вв.

    Школе достоверно принадлежал канон текстов, включавший Виная-питаку, Дхарма-питаку (возможно, тематически соответствовала Сутта-питаке Палийского канона тхеравадинов – известностью пользовалась, в частности, Диргха-агама, соответствовавшая Дигха-никае), а также Дхарани-питаку (Корзина магических формул), Бодхисаттва-питаку и Шарипутрабхадхарма-питаку. Последний текст, выполнявший функцию Абхидхармы дхармагуптаков, дошел до нас по крайней мере частично под названием Шарипутрабхидхарма-шастра (сохранился в китайском переводе). Памятник, состоящий из четырех разделов, представляет собой классический текст абхидхармического жанра, так как посвящен классификациям дхарм и, судя по названию первого своего раздела, мог быть задуман в качестве учебника. Раздел 1 «С вопросами» (название предполагает катехизическую форму изложения материала) состоит из десяти глав. Первая посвящена исчислению сфер шести чувств (включая ум-манас) в соответствии с делением дхарм на 12 аятан, вторая – исчислению тех же способностей познания и их сфер с добавлением соответствующих «познаний» и соответствует делению дхарм на 18 дхату, третья – выявлению подвидов пяти скандх, четвертая – основному буддийскому учению, четырем благородным истинам о страдании. В дальнейших главах этого раздела рассматриваются 22 человеческие способности, 7 условий достижения просветления (внимательность, изучение дхармы, энергичность, умиротворенность, радость, сосредоточенность, безразличие), 3 «дурных корня», обусловливающих сансарное существование (вожделение, неприязнь, неведение), 3 «благих корня», составляющих противоположности предыдущим, 4 материальных элемента (земля, вода, огонь, ветер), определения преданного мирянина (который даже отождествляется в определенном смысле с самим Шакьямуни Буддой). Разделы 2, 3 и 4 – «Без вопросов», «Соединенное и включенное», «Источники» оставляют впечатление дополнений к основному, катехизическому ядру текста и посвящены отдельным, первостепенно важным для всех школ традиционного буддизма вопросам: классификации дхарм, проблеме кармы, псевдоперсоны-пудгалы (концепция ватсипутриев и самматиев, подвергавшаяся критике остальными буддийскими школами), природе сознания, а также схеме зависимого происхождения состояний существования психосоматической организации (пратитья-самутпада), природе внимания, обретению сверхсил, ступени медитативных трансов и многим другим предметам, включая проблему сакральных объектов (ту самую, возможно, что и вызвала отпадение дхармагуптаков от махищасаков).

    Конкретные пункты расхождения дхармагуптаков с другими буддийскими школами и, соответственно, их конкретные доктрины восстанавливаются по энциклопедии воззрений школ классического буддизма Махавибхаше (2 в.). Так, с вибхаджьявадинами и дарштантиками (древние саутрантики) дхармагуптаки солидаризировались, считая «силы» (бала) отдельным дхармическим началом – вопреки позиции тхеравадинов и сарвастивадинов, негативно относившихся к «умножению сущностей без необходимости». Данная позиция представляет немалый философский интерес, свидетельствуя о том, что ряд буддийских школ считал возможным делить казалось бы чисто «атомарную» природу дхармичности, различая, наряду с «табличными» дхармами, также дхармические образования вторичного порядка. Зато не только с вибхаджьявадинами, но также с махасангхиками и тхеравадинами они солидаризировались, отвергая допускаемое сарвастивадинами, ватсипутриями и некоторыми другими школами «промежуточное состояние» (анатарабхава) в реинкарнации (между смертью существа А и рождением существа В), а с махасангхиками – в допущении субтильной материи (авиджняптирупа) наряду с основными группами скандх. Дхармагуптаки предлагали, далее, считать, что рождение, пребывание и умирание дхарм являются обусловленными (самскрита), но преходящий характер всего сущего – безусловен. Это фактически расширяло складывавшуюся «табличную» классификацию дхарм: стхавиравадины и ватсипутрии считали необусловленной только нирвану, а другие школы добавляли пространство. Со стхавиравадинами и махасангхиками дхармагуптаки были согласны в том, что боги также могут культивировать половое воздержание (брахмачарья), в чем их оппоненты (самматии и махищасаки) решительно отказывали небожителям. С «материнской» школой махищасаков дхармагуптаки были солидарны по вопросу о небуддийских подвижниках (тиртхики): выступая против «экуменизма» сарвастивадинов и ватсипутриев, полагавших, что и небуддисты при больших стараниях могут достичь телепатии, памяти о прежних рождениях и т.п., они полагали, что эти пусть и сравнительно небольшие достижения могут принадлежать только тем, кто следует буддийскому «восьмеричному пути».