Также по теме

ИНКВИЗИЦИЯ

ИНКВИЗИЦИЯ (от лат. inquisitio – расследование), судебный институт католической церкви, предназначенный для выявления и искоренения «ересей».

Возникновение инквизиции.

В XII в. католическая церковь столкнулась с ростом оппозиционных религиозных движений в Западной Европе, прежде всего с альбигойством (катары). Для борьбы с ними папство возложило на епископов обязанность выявлять и судить «еретиков», а затем передавать их для наказания светским властям («епископская инквизиция»); этот порядок была зафиксирован в декретах Второго (1139) и Третьего (1212) Латеранских соборов, буллах Луция III (1184) и Иннокентия III (1199). Впервые эти постановления были применены во время Альбигойских войн (1209–1229). В 1220 их признал германский император Фридрих II, в 1226 – французский король Людовик VIII. С 1226–1227 высшей мерой наказания за «преступления против веры» в Германии и Италии стало сожжение на костре.

Однако «епископская инквизиция» оказалась мало эффективной: епископы находились в зависимости от светской власти, а подчиненная им территория была невелика, что позволяло «еретику» легко укрыться в соседнем диоцезе. Поэтому в 1231 Григорий IX, отнеся дела о ереси к сфере канонического права, создал для их расследования постоянный орган церковной юстиции – инквизицию. Первоначально направленная против катаров и вальденсов, она вскоре обратилась против других «еретических» сект – бегинов, фратичелли, спиритуалов, а затем и против «колдунов», «ведьм» и богохульников.

В 1231 инквизиция была введена в Арагоне, в 1233 – во Франции, в 1235 – в Центральной, в 1237 – в Северной и Южной Италии.

Инквизиционная система.

Инквизиторы рекрутировались из членов монашеских орденов, прежде всего доминиканцев, и подчинялись непосредственно папе. В начале 14 в. Климент V установил для них возрастной ценз в сорок лет. Первоначально каждый трибунал возглавлялся двумя судьями с равными правами, а с начала 14 в. – только одним судьей. С 14 в. при них состояли юристы-консультанты (квалификаторы), определявшие «еретичность» высказываний обвиняемых. Кроме них, в число служащих трибунала входили нотариус, заверявший показания, понятые, присутствовавшие при допросах, прокурор, врач, следивший за состоянием здоровья обвиняемого во время пытки, и палач. Инквизиторы получали годовое жалование или часть конфискованного у «еретиков» имущества (в Италии одну треть). В своей деятельности они руководствовались как папскими постановлениями, так и специальными пособиями: в ранний период наибольшей популярностью пользовалась Практика инквизиции Бернара Ги (1324), в позднее средневековье – Молот ведьм Я.Шпренгера и Г.Инститориса (1487).

Существовало два типа инквизиционной процедуры – общее и индивидуальное расследование: в первом случае опрашивалось все население данной местности, во втором – через кюре делался вызов определенному человеку. Если вызванный не являлся, его подвергали отлучению. Явившийся давал клятву чистосердечно рассказать все, что ему известно о «ереси». Сам ход разбирательства хранился в глубокой тайне. Широко использовались пытки, разрешенные к применению Иннокентием IV (1252). Их жестокость вызывала порой осуждение даже у светских властей, например, у Филиппа IV Красивого (1297). Обвиняемому не сообщались имена свидетелей; ими могли стать даже отлученные от церкви, воры, убийцы и клятвопреступники, показания которых никогда не принимались в светских судах. Он был лишен возможности иметь адвоката. Единственным шансом для приговоренного была апелляция к Св. Престолу, хотя формально и запрещенная буллой 1231. Человек, некогда осужденный инквизицией, в любой момент мог быть вновь привлечен к судебной ответственности. Даже смерть не прекращала процедуру расследования: в случае признания виновным уже умершего его прах извлекали из могилы и сжигали.

Система наказаний была установлена буллой 1213, декретами Третьего Латеранского собора и буллой 1231. Осужденные инквизицией передавались гражданским властям и подвергались светским наказаниям. «Еретику», «раскаявшемуся» уже в ходе процесса, полагалось пожизненное заключение, которое инквизиционный трибунал имел право сокращать; такой вид наказания являлся новшеством для пенитенциарной системы средневекового Запада. Узники содержались в тесных камерах с отверстием в потолке, питались лишь хлебом и водой, иногда заковывались в кандалы и цепи. В позднее средневековье тюремное заключение порой заменялось каторжными работами на галерах или в работных домах. Упорствующий «еретик» или вновь «впавший в ересь» приговаривался к сожжению на костре. Осуждение нередко влекло за собой конфискацию имущества в пользу светских властей, которые возмещали расходы инквизиционного трибунала; отсюда особый интерес инквизиции к состоятельным людям.

Для тех же, кто являлся с повинной в инквизиционный трибунал в течение «срока милосердия» (15–30 дней, считая от момента прибытия судей в ту или иную местность), отводившегося для сбора информации (доносы, самооговоры и пр.) о преступлениях против веры, применялись церковные наказания. К ним относились интердикт (запрет на отправление богослужения в данной местности), отлучение от церкви и разные виды епитимьи – строгий пост, длительные молитвы, бичевание во время мессы и религиозных процессий, паломничество, пожертвования на богоугодные дела; успевший покаяться ходил в особой «покаянной» рубахе (санбенито).

Инквизиция с 13 в. до нашего времени.

13 век оказался периодом апогея инквизиции. Эпицентром ее активности во Франции стал Лангедок, где с необычайной жестокостью преследовались катары и вальденсы; в 1244 после взятия последнего оплота альбигойцев Монсегюра было отправлено на костер 200 чел. В Центральной и Северной Франции в 1230-х с особым размахом действовал Робер Лебугр; в 1235 в Мон-Сен-Эме он устроил сожжение 183 чел. (в 1239 осужден папой на пожизненное заключение). В 1245 Ватикан даровал инквизиторам право «взаимного прощения прегрешений» и освободил их от обязанности повиноваться руководству своих орденов.

Инквизиция нередко наталкивалась на сопротивление местного населения: в 1233 был убит первый инквизитор Германии Конрад Марбургского (это привело к почти полному прекращению деятельности трибуналов в германских землях), в 1242 – члены трибунала в Тулузе, в 1252 – инквизитор Северной Италии Пьер Веронский; в 1240 против инквизиторов восстали жители Каркассона и Нарбонна.

В середине 13 в., опасаясь растущего могущества инквизиции, ставшей вотчиной доминиканцев, папство попыталось поставить ее деятельность под более строгий контроль. В 1248 Иннокентий IV подчинил инквизиторов епископу Ажанскому, а в 1254 передал трибуналы в Средней Италии и Савойе в руки францисканцев, оставив за доминиканцами только Лигурию и Ломбардию. Но при Александре IV (1254–1261) доминиканцы взяли реванш; во второй половине 13 в. они фактически перестали считаться с папскими легатами и превратили инквизицию в самостоятельную организацию. Пост генерала-инквизитора, через которого папы осуществляли надзор за ее деятельностью, по многу лет оставался вакантным.

Многочисленные жалобы на произвол трибуналов заставили Климента V реформировать инквизицию. По его инициативе Вьеннский собор 1312 обязал инквизиторов согласовывать судебную процедуру (особенно применение пыток) и приговоры с местными епископами. В 1321 Иоанн XXII еще более ограничил их полномочия. Инквизиция постепенно приходила в упадок: судьи периодически отзывались, их приговоры часто кассировались. В 1458 жители Лиона даже арестовали председателя трибунала. В ряде стран (Венеция, Франция, Польша) инквизиция оказалась под контролем государства. Филипп IV Красивый в 1307–1314 использовал ее как инструмент для разгрома богатого и влиятельного ордена тамплиеров; с ее помощью германский император Сигизмунд расправился в 1415 с Яном Гусом, а англичане в 1431 с Жанной д'Арк. Функции инквизиции передавались в руки светских судов, как ординарных, так и экстраординарных: во Франции, например, во второй половине 16 в. дела о «ереси» рассматривались и парламентами (судами), и специально созданными для этого «огненными палатами» (chambres ardentes).