Также по теме

ИСЛАМ

Богословские споры об атрибутах Аллаха, о сотворенности или несотворенности Корана способствовали становлению религиозной философии. В частности, богословов занимал вопрос об отношениях Аллаха и человека: насколько человек свободен в своих поступках, можно ли вершить суд человеческий прежде суда божьего. Тогда же был введен термин бида' – ненужное, еретическое новшество.

В рамках философских дискуссий, инициированных муатазилитами, сложилось два направления в подходе к проблеме предопределения Аллахом поступков и судьбы человека. Джабариты утверждали, что человек полностью зависит от воли Аллаха, в то время как кадариты (мнение которых разделяли и муатазилиты) допускали возможность выбора человеком своих поступков, который определен свободой воли и ответственностью за этот выбор. Но общим был этический вывод о том, что человек должен жить, уповая на волю и милость Аллаха, выполняя заветы сунны пророка.

Богословские дискуссии отражали меняющуюся в халифате ситуацию. В 9–11 вв. он представлял собой развитое феодальное общество, которому нужна была соответствующая религиозная система. Новые исторические условия ставили перед мусульманской верхушкой вопрос о том, каким образом использовать традиции раннего ислама. Прежде всего, это касалось Корана, который в своей канонической форме был утвержден еще при халифе Усмане (между 650 и 656). Однако для рядового мусульманина текст Корана оставался сложным для понимания. Со временем возникла практика толкования Корана с помощью специальных комментариев – тафсиров. Некоторую информацию давали и хадисы – сборники преданий, записанных со слов авторитетных соратников Мухаммада. Сюжетами хадисов были поступки и высказывания пророка по разным поводам. В 9–10 вв. были признаны шесть основных сборников, но наиболее авторитетным считался «Джами ас-Сахих» аль-Бухари.

Свои сборники появились и у шиитов. Главным персонажем этих сборников (ахбар) был Али и доказательства его богоизбранности. Крайние шииты считали, что Аллах ошибся, ниспослав Коран Мухаммаду. По их мнению, только Али и его потомки являются носителями божьей благодати. В частности, они интерпретировали ряд сур Корана иначе, чем сунниты.

В первые три столетия правления Аббасидов, стала развиваться арабская научная мысль. Этот период отмечен всесторонним развитием средневековой мусульманской цивилизации. Наблюдалось бурное развитие экономики и торговли. Прежде всего это касалось давно обжитых стран, таких как Ирак, Иран, Египет. Тогда же были установлены торговые связи с областями вне мусульманского ареала – Индией, Дальним Востоком, Центральной Африкой и Восточной Европой. Правители могли себе позволить собирать библиотеки, финансировать переписку книг, переводы с греческого и персидского. Процветали литература, теология, естественные науки и философия. Именно философия стала соперницей мусульманского богословия, которое опиралось на толкование Корана и хадисов. Труды греческих философов были достаточно популярны в мусульманском мире. Стараниями Аббасидов были созданы специальные заведения дар аль-хикма («дом мудрости»), в которых труды античных ученых переводились на арабский язык. Благодаря этому древние трактаты получили не только нового читателя, но и послужили основой для формирования арабской философии. Естественно, что арабские последователи античной традиции расходились с методами и принципами мусульманских богословов.

Тем не менее, богословы использовали философские методы для обоснования догм ислама. Так возник калам (от араб. «слово») – спекулятивная и схоластическая теология. Одним из основателей теоретического мусульманского богословия стал Абу аль-Хасан аль-Ашари (873–935). Первоначально он был приверженцем муатазилизма, но в 40 лет вернулся к правоверию. В отличие от муатазилитов, аль-Ашари признавал существование у Бога реальных и вечных атрибутов и признавал несотворенность Корана в отношении его смысла (но его буквы, чернила и материал являются произведением рук человека). Он считал, что именно Аллах является творцом всех поступков людей, которые лишь «приобретают» их посредством своей воли и стремления. Аль-Ашари считал, что для праведников существует возможность лицезреть бога в потустороннем мире, но не в буквальном смысле этого слова.

Тогда же, в 8–10 вв., сложился фикх – мусульманское каноническое право, которое охватывало широкую сферу деятельности мусульманина – от этических норм и правил поведения в быту до толкования сложнейших вопросов юриспруденции. По аналогии с сунной возникло понятие шариата, то есть модели праведного поведения мусульманина, опирающейся на принятые фикхом законы.