Содержание статьи
Также по теме

МУСУЛЬМАНЕ

Проникновение в Индию

В Южной Азии арабы вторглись в Синд, южную часть долины и дельту Инда, и подчинили его в 710, так что, несмотря на то что в Индии ислам распространялся медленно, он очень рано завоевал для себя точку опоры в данном регионе.

Движение на Запад в Африке и сопротивление берберов

В Северной Африке новые волны мусульман устремились на запад. В 670 одним из полководцев Муавии, Укбой ибн Нафи, в Тунисе был основан Кайруан в качестве базы для дальнейшей арабской экспансии. К 675 берберские племена были покорены до самого Марокко на западе. В 681 последовала ответная реакция берберов. Кусайла (Косейла), вождь могущественного берберского племени ауреба, прежде христианин, принял ислам шестью годами ранее. Он напал на Укбу и убил его, занял Кайруан (683–686) и властвовал с помощью византийцев, которые оккупировали прибрежные города.

Хотя арабы восстановили свое господство, они встретились с новой оппозицией в лице группы берберских племен, возглавляемой вождем-женщиной – Кахиной, объявившей себя пророчицей. Эта племенная группа при поддержке византийцев вновь отбросила арабов назад, но к концу 7 в. была разгромлена. Сопротивлению берберов мешало отсутствие единства между племенами: одни были язычниками, другие – христианами-донатистами, третьи, вроде Кахины, ранее придерживались иудаизма. Берберы находили новую религию близкой по духу, хотя и не в ее суннитских формах. В 720 и 740 они вновь поднимали восстания.

Экспансия в Европе

После завоевания королевства вестготов в Испании в правление Валида Ибн Абд аль-Малика (годы правления 705–715) арабо-мусульманская империя достигла своих максимальных размеров. В 711 армия исламизированных берберов под командованием Тарика, вольноотпущенника Мусы ибн Нусайра, мусульманского наместника в Кайруане, переправилась через пролив Гибралтар (искаженное Джабаль ат-Тарик, «Гора Тарика»). Воспользовавшись борьбой за вестготский трон, они разбили войска короля Родерика. Сторонники прежнего короля, Витиза, которого сверг Родерик, покинули его; сам Родерик был убит, и королевство вестготов в результате одного сражения рухнуло.

Евреи помогли мусульманам взять укрепленные города Испании, открыв им городские ворота в Кордове и Толедо, поскольку предпочли терпимость мусульман жестокости вестготов. Вскоре сын Витиза вместе с горсткой знати основал в Астурии небольшое княжество, центр последующей семисотлетней Реконкисты – отвоевания Испании у мусульман.

В 732, в столетнюю годовщину смерти пророка Мухаммада, арабская армия была отброшена назад франкской армией во главе с Карлом Мартеллом, разгромившей войска мусульман в битве между Туром и Пуатье. Эта битва остановила арабскую военную экспансию на Запад.

Духовное развитие халифата при Омейядах

В начале арабских завоеваний слова «арабский» и «мусульманский» были почти синонимами. Завоевания явились в первом веке ислама движением одной народности, говорящей на сходных диалектах, и мусульмане испытывали немалый соблазн считать себя избранным народом. Новообращенных поначалу принимали очень неохотно, и им еще предстояло быть принятыми в какое-нибудь арабское племя. Однако обращение в ислам давало человеку важные политические и финансовые преимущества. Первое исламское столетие было наполнено религиозными и политическими волнениями и племенными стычками, которые вспыхивали из-за трудностей приспособления примитивной патриархальной и племенной политической системы к потребностям обширной и пестрой империи, а также тем, что Омейады не сумели объединить религиозные идеалы исламской общины. Одним из самых жгучих был вопрос, должны ли новообращенные иметь равные права с арабами. Выступавшие против Омейадов хариджиты и шииты первыми высказались за равноправие новообращенных, невзирая на происхождение. Благочестивый омейядский халиф Омар Ибн Абд аль-Азиз (правил в 717–720) настаивал на равном обращении со всеми верующими, но его преемники вернулись к старым дискриминационным порядкам, что не пошло на пользу репутации династии среди народов, населявших халифат.

Новообращенные принимали ислам в его самой общей интерпретации и даже пытались усовершенствовать его учение и практику. Омар Ибн Абд аль-Азиз поддерживал тесную связь с религиозным кружком в Басре, члены которого, в основном неарабского происхождения, находились под влиянием известного богослова и мистика Хасана аль-Басри (642–728). Отчасти протестуя против появившейся при Омейадах тенденции к роскоши и материальному благополучию, басрийские мусульмане вели аскетический образ жизни и носили одежду, сотканную из грубой шерсти. Они не только собирали рассказы о пророке и его высказывания (хадисы), интерпретируя их как указания на то, как вести праведную жизнь, но пытались выводить из этих примеров простые житейские правила. Ряд представителей этого кружка, по-видимому, брали за образец некоторые аспекты учения сирийских христиан-мистиков и аскетов. В прекрасных изречениях и стихотворных произведениях Рабийи аль-Адавия, праведной женщины из Басры, мы находим во всем цвете стержневые учения мусульманского мистицизма – понятия о том, что душа была отделена от Бога и стремится вернуться к нему, что Бог как сама красота и добродетель достоин самой нежной любви, на какую только способна душа, и что он открывает себя тем, кто любит его.

Аббасидское движение

Вооруженное восстание, которое положило конец династии Омейядов, возглавили потомки Аббаса, дяди пророка. Представители этого могущественного клана умело использовали религиозное недовольство, кровную вражду между племенами и раздоры среди Омейадов по вопросу о наследовании. Оставаясь в тени, Аббасиды вели тайную политическую и религиозную пропаганду, призывая выбрать «имама из дома пророка» и обещая восстановление справедливости и подлинное равноправие для всех мусульман.

Наибольшего успеха они добились среди воинственных жителей Хорасана в восточном Иране. Здесь их движение возглавил приверженец Аббасидов Абу Муслим – опытный политик и полководец, который использовал древнеперсидские социальные и религиозные идеи зороастризма, все еще бытовавшие в этой провинции. Через некоторое время Абу Муслим вышел из подполья и возглавил хорасанские повстанческие силы. К ним присоединились шииты и часть южноаравийских племен арабской армии. Повстанческие отряды одерживали победу за победой. В августе 750 в Египте был убит последний омейадский халиф, Мерван II. Уже в ходе восстания Аббасиды предъявили свои права на халифат, что вызвало сильное разочарование шиитов, которые до последнего момента не теряли надежды, что правителем станет потомок Али.

Первые аббасидские халифы закрепили достигнутую победу, безжалостно истребив мужчин из династии Омейадов и всех подозревавшихся в симпатии к этой династии, включая Абу Муслима. Одному из наследников Омейядов – Абд ар-Рахману ад-Дахилю удалось бежать в мусульманскую Испанию, где он нашел сторонников среди арабских и берберских племен и в 756 основал независимое государство со столицей в Кордове. Преданные Омейадам мусульмане эмигрировали в Испанию, и с этого времени исламская цивилизация в этой стране развивалась отдельно от империи Аббасидов. За пределами господства Аббасидов остались также Марокко и Западный Алжир. Там берберские племена охотно принимали ислам, но не признавали власть арабов. Многие из них приняли веру хариджитов, и этот район оставался благодатной почвой нетрадиционных форм ислама.

АББАСИДСКАЯ ИМПЕРИЯ (750–1258)

Победа Аббасидов ознаменовала окончательный переход от арабского мусульманского государства к обширной мусульманской империи, населенной десятками народов. Арабский язык оставался языком религии и администрации, продолжая вытеснять местные языки, властвующая династия имела арабское происхождение; однако процесс смешения арабов с местным населением шел все быстрее во всех районах, где не преобладал кочевой образ жизни. Арабы утратили контроль над армией; первые Аббасиды полагались на хорасанские войска для того, чтобы удержать власть. В 762 халиф аль-Мансур построил новую столицу, Багдад, на реке Тигр, неподалеку от старой персидской столицы, Ктесифона. Аббасиды переняли у персов порядки придворной жизни и администрации, в частности сложный дворцовый церемониал и многочисленный двор, в котором шла подспудная борьба за власть. Халиф редко появлялся на публике, но каждый его выход обставлялся с необыкновенной пышностью. Правил он через главного министра, или визиря (вазира), должность которого существовала в Иране до арабского завоевания. Самыми известными визирями были члены могущественной иранской семьи Бармакидов, которые управляли империей примерно с 752 по 803.

В связи с усвоением персидской традиции монархического правления и связанной с ней политической практики выдвинулся своеобразный новый тип бюрократии – катибы (араб. «катиб» – «писец», «каллиграф»). Их прототипом послужили дабиры – писцы в империи Сасанидов.

О великолепии придворной жизни Аббасидов больше всего напоминают годы правления наиболее выдающегося халифа этой династии, Харуна ар-Рашида (786–809), известного во всем мире благодаря сказкам Тысячи и одной ночи.