Содержание статьи
    Также по теме

    РАМАНУДЖА

    РАМАНУДЖА (санскр. ), реформатор средневекового индуизма, наиболее авторитетный представитель «теистической» веданты, позднее названной вишишта-адвайтой, и основатель самой почтенной из традиций вишнуитской бхакти – шри-сампрадая. Деятельность Рамануджи приходится на 11–12 вв.

    Тамильский брахман по происхождению, Рамануджа был учеником Ядавапракаши, учение которого восходило еще к доктрине бхеда-абхеда первого критика Шанкары – Бхаскары (8–9 вв.). Ближайшим по времени к Раманудже альваром был Алавандар, более известный как Ямуначарья (10–11 вв.). Рамануджа был племянником ученика Ямуны – Махапурны, благодаря которому, вероятно, он и был принят в общину шривайшнавов. Пять учеников Ямуны наставляли его в пяти аспектах его учения, и один из них 18 раз вызывал к себе Рамануджу перед тем, как раскрыть ему смысл основной ритуальной мантры общины. Возглавив шривайшнавов Шрирангама, Рамануджа развелся с женой, решив посвятить себя всецело общине. В течение своей долгой жизни он перестроил центральный храм в Шрирангаме, убедил адептов в других храмах принять более «ортодоксальный» ритуал, учредил новую межкастовую общину, побывал на севере, в Кашмире (с которым был связан и Ямуна), где изучал древние комментарии, составил новые комментарии. Раманудже пришлось скрываться от преследований шиваитского царя страны Чола в Майсоре. Там он достиг немалых успехов, обратив, судя по надписи, датируемой 1098, будущего местного царя Битти Дэву (впоследствии Вишнувардхана), бывшего до того джайном.

    Основное произведение Рамануджи – обширный комментарий к Брахмасутрам под названием Шрибхашья (Комментарий в честь богини Шри). Ему принадлежит также комментарий к Бхагавадгите и трактаты Ведантадипа (Светильник веданты), Ведантасара (Квинтэссенция веданты) и Ведартхасанграха (Собрание ведийских предметов). Раманудже приписываются три «восхваления» Вишну-Нараяны и способов «приближения» к нему, своеобразные гимны в прозе, и служебник шривайшнавов. Раманудже удалось выстроить из интуиций Ямуны целую систему «бхактической веданты», которая во всем противоположна учению Шанкары.

    Прежде всего Рамануджа подвергает критике основную адвайтистскую доктрину об ограниченной реальности мира как проекции Неведения. Согласно Раманудже, нереальное вообще не может быть объектом познания. Рамануджа отвергает и различение Шанкарой двух уровней истины в речениях Упанишад: все они располагаются на одном ярусе истины, и то, что в одних акцентируется единство, а в других различие, вполне объяснимо, поскольку именно единство-различие характеризуют соотношение субстанции и ее атрибутов. Наконец, Рамануджа обнаруживает ряд неточностей в определении Неведения, которое не может быть локализовано ни в индивидуальных душах (сама их индивидуальность порождена Неведением, а причина не может зависеть от своего следствия), ни в Брахмане, которому тогда надо приписать незнание. Если же Неведение скрывает Брахмана, то это противоречит его «самораскрывающейся» природе. Неведение не может быть и сущим и не-сущим (по адвайтистам, «невыразимым»), ибо вещи бывают либо сущими, либо не-сущими. Неведение, как Майя, не может быть «конструктором» этого мира, ибо отрицательная по определению величина не способна быть «положительным» началом. Наконец, если признать его таковым, то оно непреодолимо в принципе, ибо ничто «положительное» не может разрушиться.

    Соотношение Брахмана с душами и миром также немыслимо в рамках иллюзионизма. Отношение к ним Брахмана, тождественного Вишне-Нараяне, подобно отношению души и тела, владельца и его собственности или целого и частей, и это отношение можно рассматривать как тождество в одном аспекте и различие в другом. Души безначальны подобно Божеству, но лишены его вездесущия и всесилия. Мир же как «тело Божества» развивается посредством направляемых им космических эманаций через реальную трансформацию Первоматерии от менее «проявленных» к более «проявленным» состояниям (здесь Рамануджа следует космогонии санкхьи).

    «Освобождение» и средства его реализации также мыслятся Рамануджей иначе, чем у адвайтистов: первое в виде со-участия души в Божестве, а не «растворения» в нем, последние – как познание, которое предполагает необходимость обрядовой практики и неотделимо от ступеней «самоотдачи» (прапатти) адепта Нараяне.

    Последователям Рамануджи, самым ярким из которых был Ведантадешика (13–14 вв.), принадлежит очень значительное по объему философское наследие и влияние на бхактов 14–15 вв., среди которых Свами Рамананда и его последователи – Кабир, Даду и Тусидас.

    См. также АЛЬВАРЫ; БХАГАВАДГИТА; БХАКТИ; ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ; ИНДУИЗМ; ШАНКАРА.

    Владимир Шохин

    Литература

    Радхакришнан С. Индийская философия, т. 2. М., 1957
    Семенцов В.С. «Бхагавадгита» в традиции и в современной научной критике. М., 1985