Содержание статьи

    САММАТИЯ

    САММАТИЯ (санскр. – «живущие в согласии»), школа классического буддизма, возникшая в середине 2 в. до н.э. в результате раскола школы ватсипутрии. Самматии придерживались аскетического образа жизни; эмблемой школы был цветок арековой пальмы. Главой школы был провозглашен шудру Упали, которому приписывалось составление дисциплинарного раздела канонических текстов – Виная-питаки. Теоретические основоположения школы получили отражение в тексте Ашраяпраджняптишастре или Самматияникаяшастра (Наука о совокупности положений самматиев), который до нас не дошел (помимо него засвидетельствован небольшой текст по дисциплинарным правилам); источниками по учениям самматов служат тексты других буддийских школ. Основными регионами влияния самматии в Северной Индии ко 2 в. н.э. были, как показывают эпиграфические источники, города Матхура и Сарнатх – одно из главных священных мест буддизма (близ Бенареса). К 3 в. территорией распространения школы становится Мальва (ср. надпись из Манкувара) и Западная Индия, где возникает знаменитый университет традиционного буддизма в Валабхи с приоритетом школы самматиев. Китайские паломники 7 в. застали монастыри самматиев в Магадхе, дельте Инда и в северо-западных областях Индии; по сведениям Сюань-цзана, самматии к этому времени были одной из самых многочисленных буддийских школ в Индии. Археологические раскопки в Кара-Тепе свидетельствуют и о распространении школы в Средней Азии.

    Самматии довели до последовательного завершения доктрину материнской школы о псевдо-персоне (пудгала), вследствие чего их называли пудгалавадины («придерживающиеся учения о пудгале»). Концепция пудгалы должна была объяснить, каким образом и совершителем действия, и «вкусителем» его плодов мог быть один и тот же индивид, трансмигрирующий из одной телесной оболочки в другую. При этом самматии занимали двойственную позицию в связи с соотношением пудгалы и пяти скандх – дхармических агрегатов, на которые, согласно канонизированному общебуддийскому взгляду, без остатка делилась любая психофизическая организация: пудгала не отличается от них и в то же время не отождествляется с ними. Это учение, с одной стороны, избавляло буддистов от тех несуразностей при трактовке кармы и сансары, которые им постоянно ставили на вид их оппоненты, с другой – весьма сближало их с позициями последних – брахманистов и джайнов. Второе обстоятельство сделало самматиев (как и ватсипутриев) постоянной мишенью для критики со стороны полемистов всех прочих буддийских школ. Во многих позициях они, однако, солидаризировались с другими буддийскими школами. Подобно не только ватсипутриям, но и тхеравадинам самматии считали единственной необусловленной дхармой нирвану, исключая из этого «списка» пространство, признаваемое таковым всеми остальными школами. Наряду с ватсипутриями, пурвашайлами и поздними махищасаками они разделяли мнение сарвастивадинов, согласно которому перевоплощение предполагает некоторое промежуточное состояние (антарабхава), обеспечивающее перенос кармических результатов предшествующих действий из одного воплощения в другое (тхеравадины и некоторые другие школы оппонировали им в этом). Вместе с ватсипутриями, андхаками, уттарапатхаками и махасангхиками допускали, кроме дхарм, также некоторые «силы» типа «обретения» (прапти), которое ответственно за установление индивида в состоянии либо «закабаления», либо «освобождения». В согласии с ватсипутриями, махасангхиками и махищасаками считали лишь развившиеся уже страсти действующими совместно с мыслью (читтасампраюкта) – в противоположность тхеравадинам и сарвастивадинам, полагавшим, что с мыслью взаимодействуют даже склонности к аффектам, из которых вырастают страсти. Вместе с махищасаками и сарвастивадинами полагали (в оппозиции стхавиравадинам), что материя также может быть благой и неблагой – в зависимости от действий, которые совершает наделенный телом человек. Наконец, включились и в дискуссии сотериологического (религиозно-практического) характера, утверждая вместе с ватсипутриями, некоторыми махасангхиками и сарвастивадинами, что «совершенный»-архат может потерять свое «просветление», которое должно обеспечить ему достижение нирваны. Другой пункт их расхождения с буддийскими традиционалистами состоял в том, что, по их представлениям, конечное разрушение аффектов сознания должно осуществляться поэтапно, а не мгновенно; здесь их единомышленниками были сарвастивадины, андхаки и бхадраянии.