Также по теме

ВАТИКАНСКИЙ СОБОР, ВТОРОЙ

ВАТИКАНСКИЙ СОБОР, ВТОРОЙ, 21-й Вселенский собор (согласно принятому в Римско-католической церкви счету) был открыт папой Иоанном XXIII и продолжен его преемником папой Павлом VI. Собор был созван, чтобы обновить церковь, пересмотрев некоторые аспекты ее дисциплины и организации, и заложить фундамент для объединения христианских церквей. Открылся 11 октября 1962 в базилике св. Петра в Ватикане в присутствии более 2500 католических епископов и ок. 50 делегатов-наблюдателей, представлявших другие христианские церкви. Состоялись четыре ежегодные сессии, и 8 декабря 1965 собор завершил работу. В отличие от других соборов, на этом не была осуждена какая-либо ересь и не был утвержден какой-либо новый догмат. В 16 документах, выработанных собором, всесторонне рассмотрены различные сферы деятельности церкви в 20 в.

Наиболее важными из них являются четыре конституции. Догматическая конституция о церкви обсуждает природу церкви как «народа Божьего», управляемого епископами, сотрудниками папы – главного епископа. Догматическая конституция о божественном Откровении рассматривает источники Откровения – Писание и Предание. Вопросам литургической практики посвящена конституция о богослужении. В пастырской конституции о церкви в современном мире говорится о социальных, культурных, политических и экономических проблемах в контексте христианского учения.

Остальные 12 документов, декреты и декларации, обсуждают такие темы, как служение и жизнь священников, обновление монашеской жизни, повышение активности мирян, христианское воспитание, экуменизм, отношение к нехристианским религиям, нравственные задачи средств массовой информации и религиозная свобода в гражданском обществе.

См. также СОБОРЫ ЦЕРКОВНЫЕ.

ПРИЛОЖЕНИЕ. НЕКОТОРЫЕ ДОКУМЕНТЫ II ВАТИКАНСКОГО СОБОРА

ДЕКРЕТ ОБ ЭКУМЕНИЗМЕ

UR

«Unitatis redintegratio»

Вступление

1. Способствовать восстановлению единства всех христиан – одна из первоочередных задач Священного Вселенского Второго Ватиканского Собора. Ведь Христос Господь основал единую и единственную Церковь, хотя многие христианские общины представляют самих себя людям как истинное наследие Иисуса Христа. Все они исповедуют себя учениками Господа, но мыслят по-разному и идут разными путями, будто бы разделился и Сам Христос. Разумеется, такое разделение прямо противоречит воле Христа, служит соблазном для мира и наносит ущерб святейшему делу – проповеди Евангелия всему творению.

Но Господь веков, Который мудро и терпеливо осуществляет замысел Своей благодати по отношению к нам, грешникам, в последнее время стал обильнее изливать на разделенных друг с другом христиан дух раскаяния и желание единства. Повсюду есть великое множество людей, движимых этой благодатью. Вот и среди отделенных от нас братьев действием споспешествующей благодати Святого Духа возникло и с каждым днем ширится движение, стремящееся к восстановлению единства всех христиан. В этом движении к единству, называемом экуменическим, участвуют те, кто призывает Триединого Бога и исповедует Иисуса Господом и Спасителем, причем не только поодиночке, но и в составе целых общин, в которых они услышали Евангелие и которые каждый из них называет Церковью: и своей, и Божией. Однако почти все они, хотя и по-разному, стремятся к единой и зримой Церкви Божией, которая была бы подлинно вселенской, посланной ко всему миру, чтобы мир обратился к Евангелию и таким образом был спасен во славу Божию.

Сей Священный Собор с радостью размышляет обо всем этом, провозгласив уже свое учение о Церкви. И потому он, движимый желанием восстановить единство всех учеников Христовых, намерен предложить всем католикам такие средства, пути и способы, которые дали бы им возможность откликнуться на это Божественное призвание и на эту благодать.

Глава I. О католических началах экуменизма

2. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, дабы Он, став человеком, искуплением возродил весь род человеческий и собрал его воедино. Прежде чем принести Себя Самого в непорочную жертву на жертвеннике креста, Он молил Отца о верующих, говоря: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин 17, 21). И в Церкви Своей Он установил дивное таинство Евхаристии, которое и знаменует, и осуществляет единство Церкви. Ученикам Своим Он дал новую заповедь взаимной любви друг к другу и обещал Духа Утешителя, чтобы Он, Господь и Животворящий, оставался с ними навеки.

Вознесенный на крест и прославленный, Господь Иисус излил обетованного Духа, через Которого Он призвал и собрал народ Нового Завета, то есть Церковь, в единство веры, надежды и любви, как учит апостол: «Одно тело и один Дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф 4, 4–5). Ибо «все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись... ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал 3, 27–28). Святой Дух, обитающий в верующих, наполняющий всю Церковь и управляющий ею, осуществляет это дивное общение верных и столь тесно сочетает их всех во Христе, что выступает Началом единства Церкви. Это Он производит многообразие благодатных даров и служений, наделяя Церковь Иисуса Христа различными дарами «к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова» (Еф 4, 12).

Но для того, чтобы утвердить повсюду Свою святую Церковь до скончания века, Христос доверил Собору Двенадцати служение учительства, управления и освящения. Из их числа Он избрал Петра. После того как тот принес исповедание веры, Христос решил созиждить на нем Церковь Свою и пообещал ему ключи Царства Небесного, а после того как Петр заверил Христа в любви к Нему, Он поручил ему утверждать всех овец в вере и пасти их в совершенном единстве. Сам же Иисус Христос вовеки остается главным краеугольным камнем и Пастырем душ наших.

Через верную проповедь Евангелия, преподание таинств и управление в любви, осуществляемое апостолами и их преемниками, то есть епископами во главе с преемником Петра, а также действием Святого Духа, Иисус Христос желает умножать Свой народ и совершенствует его общение в единстве: в исповедании единой веры, в совместном совершении Богослужения, в братском согласии семьи Божией.

Итак, Церковь, единое стадо Божие, словно знамя, поднятое для народов, благовествуя мир всему роду человеческому, с надеждою странствует к своей цели – вышней отчизне.

Такова священная тайна единства Церкви, во Христе и через Христа, во многообразии служений, осуществляемом действием Святого Духа. Высший образец и начало этой тайны – Троичное единство Ипостасей единого Бога, Отца и Сына во Святом Духе.

3. В этой единой и единственной Церкви Божией уже с самого начала возникли известные разделения, строго порицаемые Апостолом как подлежащие осуждению. В течение последующих веков явились более значительные разногласия, и немалое число общин отделилось от полного общения с Католической Церковью, иногда не без вины людей: и с той, и с другой стороны. Однако тех, кто рождается ныне в таких Общинах и исполняется веры во Христа, нельзя обвинять в грехе разделения, и Католическая Церковь приемлет их с братским уважением и любовью. Ибо те, кто верует во Христа и должным образом принял крещение, находятся в известном общении с Католической Церковью, пусть даже неполном. Конечно, из-за разнообразных расхождений между ними и Католической Церковью по вопросам вероучения, а иногда и дисциплины, как и строения Церкви, перед полным церковным общением встает немало препятствий, подчас весьма серьезных, преодолеть которые и стремится экуменическое движение. Тем не менее, оправдавшись верой в крещении, они сочетаются Христу и, следовательно, по праву носят имя христиан, а чада Католической Церкви с полным основанием признают их братьями в Господе.

Кроме того, некоторые из тех составных частей или благ, совокупностью которых созидается и оживотворяется сама Церковь – причем многие из них и весьма ценны – могут существовать и вне зримой ограды Католической Церкви: писаное Слово Божие, жизнь благодати, вера, надежда и любовь, а также иные внутренние дары Святого Духа и прочие зримые составляющие. Все это, исходя от Христа и приводя к Нему же, по праву принадлежит единственной Церкви Христовой.

У братьев, отделенных от нас, совершается также немало священнодействий христианской религии, которые, вне всякого сомнения, могут разнообразно, согласно особому положению каждой Церкви или общины, действительно порождать жизнь благодати. Надлежит признать, что они способны открыть доступ ко спасительному общению.