Содержание статьи
    Также по теме

    ЧЕХОВ, МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ

    ЧЕХОВ, МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1891–1955), русский актер театра и кино, педагог. Родился 16 (29) августа 1891 в Петербурге, племянник А.П.Чехова (сын брата писателя, Александра Павловича). В очень раннем возрасте проявил разносторонние дарования. В письме к М.П.Чеховой А.П.Чехов в 1895 писал: «Я думаю, что из него выйдет талантливый человек». В 1907 М.А.Чехов поступил в Театральную школу им. А.С.Суворина при театре Литературно-художественного общества и вскоре начал с успехом выступать в школьных спектаклях. Из заключения Художественного совета школы: «При больших врожденных способностях оказал весьма большие успехи в комических и характерных ролях». После окончания был принят в труппу Суворинского театра, где с сентября 1911 по апрель 1912 сыграл множество ролей.

    26 апреля 1912 Чехов встретился с К.С.Станиславским, читал ему монологи Федора из Царя Федора Иоанновича А.К.Толстого и Мармеладова из Преступления и наказания по Ф.М.Достоевскому, 16 июня был зачислен в штат сотрудников филиального отделения Московского Художественного театра и вскоре введен Станиславским на роль Васьки в Нахлебнике И.С.Тургенева. В августе того же года в прессе появились объявления об открытии студии при Художественном театре. 15 января 1913 1-я Студия МХТ показала свой первый спектакль Гибель «Надежды» Г.Хейерманса. Жизнь молодого артиста делится между сценой Художественного театра, где он занят, в основном, в народных сценах, и работой в Студии под руководством Л.Сулержицкого и Евг.Вахтангова. В это же время Чехов увлекся кинематографом – в 1913 на экраны вышел кинофильм Трехсотлетие царствования дома Романовых, где он сыграл Михаила Федоровича Романова. В студии играл слугу Фрибэ в Празднике мира Г.Гауптмана, в Художественном театре – Епиходова в Вишневом саде А.П.Чехова. В 1914 тайно обвенчался с племянницей О.Л.Книппер-Чеховой, О.К.Книппер, впоследствии известной в Германии актрисой кино, которую высоко ценил Гитлер. В сезоне 1914–1915 Станиславский продолжал занимать Чехова, как и большинство молодых артистов, в народных сценах, оттачивая на их возрастающем мастерстве свою «систему». В 1915 Чехов вновь снялся в кино (дьячок Вонмигласов в Хирургии и Калеб в Сверчке на печи по Ч.Диккенсу), в спектакле студии Потоп Ю.Бергера виртуозно, по признанию коллег и критиков, сыграл Фрезера.

    В 1916 Станиславский начал репетиции Чайки, где Чехову предполагалась роль Треплева. Репетиции шли, Чехов был нездоров, его физическое состояние усугублялось депрессией. В мае 1917 он ушел с репетиции и в письме к Станиславскому объяснил это вспышкой нервной болезни, «которой страдаю уже два с половиной года». В сентябре репетиции возобновились, но состояние здоровья Чехова не стало лучше, он развелся с женой, увлекся философией. На его тяжелое душевное состояние сильно повлияло самоубийство двоюродного брата, В.И.Чехова. Для него стало невозможным воплотить финал Чайки – самоубийство Треплева. В январе 1918 он открыл частную актерскую студию на своей квартире в Газетном переулке. По свидетельству одной из его сотрудниц, впоследствии режиссера М.О.Кнебель, «он… выздоровел только благодаря работе с нами… Занятия в студии были в основном посвящены элементам системы, поискам творческого самочувствия в этюдах, то есть первому разделу системы Станиславского». В 1919 студию посетил Станиславский и был удовлетворен результатами работы своего ученика. В июне 1918 Чехов женился на К.К.Зиллер, начал работать над теоретическими статьями. В 1919 в журнале «Горн» появились работы Чехова О системе Станиславского и Работа актера над собой.

    В 1920 Чехов начал преподавать в студиях Пролеткульта и в Студии им. Ф.И.Шаляпина, в том же сезоне сыграл Мальволио в Двенадцатой ночи У.Шекспира, репетировал со Станиславским Хлестакова в Ревизоре Н.В.Гоголя и Эрика в Эрике XIV А.Стриндберга (постановка Вахтангова, премьера 29 марта 1922, которая, по свидетельству критиков, произвела ошеломляющее впечатление в первую очередь игрой Чехова). В апреле начались генеральные репетиции Ревизора, один из ведущих мастеров театра, В.Лужский, записывал в дневнике: «…громадный успех, такой, какого не видел еще ни один актер на сцене МХАТ». В октябре состоялась премьера, в рецензии отмечалось: «Быть может, в первый раз за все те восемь десятилетий, которые насчитывает сценическая история Ревизора на русской сцене, явлен наконец-то тот Хлестаков, о котором писал сам Гоголь» («Вестник театра»). Знакомство тогда же с А.Белым на заседании Вольной философской ассоциации (Белый читал доклад о Преступлении и наказании) оказало сильное влияние на последующую жизнь и творчество Чехова, именно через Белого была глубоко воспринята артистом антропософия Р.Штейнера. В 1922, после смерти Вахтангова, Студия совершила большую гастрольную поездку со спектаклями Двенадцатая ночь, Эрик XIV, Сверчок на печи: Рига, Таллин, затем Германия (где Чехов встретился с первой женой), Прага, Брно (здесь в газете «Лидовы новины» К.Чапек публикует статью Чехов, в которой пишет: «Его игра не поддается описанию, даже если бы я окончательно изгрыз свой карандаш, мне все равно не удалось бы выразить словами ни одного из нетерпеливых, стремительных, резких движений его аристократической руки»).

    По возвращении в Москву Чехов возглавил 1-ю Студию МХТ. 28 января 1923 торжественно праздновалось ее 10-летие, отмечались артисты, проработавшие в ней со дня основания. Чехов получил 1000 рублей золотом на лечение за границей, лето провел в Германии, а с начала сезона репетировал Гамлета. К этому времени он начинает особенно активно внедрять в репетиционный процесс некоторые из своих упражнений со студийцами. По свидетельству актрисы М.Дурасовой, в репетициях Гамлета использовалось очень помогавшее актерам упражнение с мячами (перебрасывание друг другу мячей в определенном ритме и с определенной эмоцией заменяло произносимые реплики – жест предшествовал слову). В апреле 1924 Белый читал в доме Чехова Петербург и вел беседу о пьесе с артистами («Чехов меня увлек, писал роль сенатора для него; он как-то сумел воодушевить меня сценой; и теперь в будущем мечтаю писать драмы», – писал он в письме к Р.В.Иванову-Разумнику). В августе 1-я Студия МХТ была переименована в МХАТ 2-ой, 17 ноября состоялась публичная генеральная репетиция Гамлета. По окончании спектакля А.В.Луначарский передал Чехову грамоту о присуждении ему звания заслуженного артиста государственных академических театров. Хотя работа Чехова в шекспировской трагедии не была единодушно оценена (Станиславский считал, что «вместо подлинной трагедийности у него истеричность», Белый же отмечал: «Сегодня я впервые понял шекспировского Гамлета; и этот сдвиг понимания во мне произошел через Вас»). Известно, что дважды посетил спектакль признанный в мире Гамлет – А.Моисси. В январе 1925 начались репетиции Петербурга, параллельно режиссер А.Д.Дикий выпустил Блоху по Н.С.Лескову без участия Чехова. Сохранилось свидетельство М.Ф.Андреевой в письме к М.Горькому по этому поводу: «…хороший, веселый спектакль без дураков и фокусов, но – пролетарская публика предпочитает Гамлета с Мишей Чеховым». В ноябре состоялась премьера Петербурга, спектакль вызвал споры, но игра Чехова покорила даже Станиславского, которому спектакль не понравился.

    В 1926 в театре обозначились первые признаки конфликта: Л.А.Волков подал в правление МХАТа 2-го заявление о необходимости включить в репертуар пьесу Волки и овцы А.Н.Островского, требуя «в случае отрицательного решения указать подробную мотивировку». Через несколько дней группа актеров обратилась к Чехову с письмом, предлагая «располагать всеми силами нашей творческой воли, рассчитывать на всемерную нашу полную с Вами солидарность… И.Берсенев, А.Чебан, Н.Рахманов, С.Бирман, А.Благонравов, В.Татаринов, В.Готовцев (и еще 16 подписей)». Атмосфера в театре становилась тяжелой, конфликт разбирался на уровне Главреперткома, на стороне Чехова и части труппы выступил Луначарский, но достаточно сторонников было и у инициаторов раскола Дикого и Волкова. В 1927 Чехов триумфально играл Хлестакова с артистами ленинградского Большого драматического театра, затем с труппой Малого театра, репетировал Дело А.В.Сухово-Кобылина (где Чехов сыграет одну из великих своих ролей, Муромского, высоко оцененного В.Э.Мейерхольдом, Книппер-Чеховой, В.О.Массалитиновой, многими своими коллегами и критиками). 21 марта 25 ведущих артистов подали коллективное заявление Чехову о том, что они покинут театр, если группа Дикого не будет удалена, 30 апреля Чехов получает заявление уже от 35 актеров, не желающих работать с Диким. В связи с положением в театре Чехов был вынужден отказаться от предложения Станиславского совершить с труппой МХАТа поездку в Америку. В мае он вновь получил коллективное заявление уже с 68-ю подписями и известил Дикого и его группу (8 человек) о том, что в новом сезоне контракт с ними продлен не будет. По предложению Наркомпроса, Чехов заменил коллегиальное управление театра единоличным (замдиректора по финансово-административной части – Берсенев, по художественно-постановочной – Б.М.Сушкевич).