Содержание статьи
    Также по теме

    ХАУЕР, РУТГЕР

    ХАУЕР, РУТГЕР (Hauer, Rutger) (р. 1944), голландский киноактер. Родился 23 января 1944 в г.Брекелен, в актерской семье. Бросив школу, плавал матросом на шхуне своего деда, но продолжить карьеру моряка не смог из-за врожденного дальтонизма. Работал на стройке, затем поступил в Школу драматического искусства в Амстердаме. После отчисления за непосещаемость недолгое время служил по контракту в Королевском военно-морском флоте, комиссовался под предлогом психического заболевания.

    Актерскую карьеру начал в 1968 на театральной сцене в Амстердаме. Тогда же сыграл свою первую роль в кино – в остросюжетном «фильме действия» Флорис (Floris, 1969). Яркая нордическая внешность (серо-голубые глаза, светлые вьющиеся волосы) и атлетическое телосложение сделали молодого актера идеальным исполнителем героев «ницшеанского» типа – волевых, целеустремленных, даже одержимых. Однако в фильме П.Верхувена Турецкие сладости (Turks fruit, 1973) его персонажем стал циничный, сексуально-экзальтированный и самовлюбленный скульптор – фигура скорее гротескно-эпатирующая, нежели героическая. Творческое сотрудничество Хауера и Верхувена было продолжено социально-исторической драмой Кетье Типпель (Keetje Tippel, 1975) и военной сагой Солдат королевы (Soldat van Oranje, 1977). В последнем Хауер был особенно заметен, отображая эволюцию молодого гедониста, аристократического бездельника, ставшего бойцом антифашистского сопротивления в годы оккупации Голландии.

    Хотя на протяжении 1970-х годов Хауер снимался в фильмах разных режиссеров и жанров (от политических триллеров, как Заговор УилбиThe Wilby Conspiracy, 1975, до безыскусной эротики ОдуванчиковPusteblume, 1974, ТайнMysteries, 1978), его путеводной звездой остается Верхувен. В его фильме Лихачи (Spetters, 1982) Хауер появляется во второплановой роли корифея-мотогонщика, а в историческом боевике Плоть + кровь (Flesh + Blood, 1985) блистает в более чем характерной для себя роли отважного и жестокого предводителя «солдат удачи», действующих в Европе начала 16 в. Последний фильм был голливудским дебютом Верхувена, но Хауер к тому времени уже имел удачный опыт работы на американском экране, правда, в ролях отрицательного свойства: в Ночных ястребах (Nighthawks, 1981) сыграл террориста, преследуемого героем С.Сталлоне, в Бегущем по лезвию (1982) создал культовый образ «кибернетического Люцифера» – андроида Роя Бэтти, преследуемого спецслужбами в Лос-Анджелесе 21 века. Эта роль сделала Хауера чрезвычайно популярным у любителей кинофантастики, после чего он стал бессменным героем антиутопий (Кровь героевBlood of the Heroes, 1988), рыцарских фэнтези (Леди-ястребLadyhawk, 1985), драм из «альтернативной истории» (ФатерландFatherland, 1994) и даже пародийных комедий (Баффи – истребитель вампировBuffy the Vampire Slayer, 1992). Образ инфернального злодея с ледяным взглядом не менее органично вписался в триллеры и детективы (ПопутчикThe Hitcher, 1986). Во второй половине 1980-х годов Хауер сыграл драматическую роль деградирующего рабочего-шахтера в фильме Э.Ольми Притча о святом пропойце (La Legenda del santo bevitore, 1988), а также роль одного из беглецов из немецкого концлагеря в драме Побег из Собибора (Escape from Sobibor, 1987; премия «Золотой Глобус»).

    В 1990-е годы актерская судьба Хауера принципиально не изменилась. Он живет в Калифорнии и по-прежнему является одним из наиболее востребованных актеров в кинофантастике, главным образом в антиутопиях и фантастических триллерах, иногда снимаясь в двух-трех картинах за год. Однако даже самые удачные из них (антиутопия-хоррор Доля секундыSplit Second, 1992; Пересекающиеся мирыCrossworlds, 1996, где его герой – посланец из иного измерения; Новый мировой беспорядокNew World Disorder, 1999, где он детектив, борец с хакерами), не говоря уже о слабых и провалившихся в прокате картинах (Мертвая точкаDeadlock, 1991, ВзрывBlast, 1996; Последняя чертаDeathline, 1997), не относятся к блокбастерам, получающим мировой резонанс. То, что актерский потенциал Хауера заметно выше жанровых картин серии «B», подтверждают остросюжетные ленты с психологическим подтекстом, как, например, драма-триллер Д.Шона Киркпатрика Лежа в ожидании (Lying in Wait, 2000), где он выступает в роли морально и психологически неоднозначного героя, затеявшего тонкую игру со своими врагами.

          РУТГЕР ХАУЕР

    Литература

    Ростоцкий С. Спаситель режиссеров. – Если, 1997, № 3