Содержание статьи
    Также по теме

    ХУЦИЕВ, МАРЛЕН МАРТЫНОВИЧ

    ХУЦИЕВ, МАРЛЕН МАРТЫНОВИЧ (р. 1925), русский кинорежиссер, сценарист. Народный артист СССР (1986). Лауреат Государственной премии Российской Федерации (1993). Среди наград: орден «Знак Почета» (1975), орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (1996), орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (2000), Приз Президента России «За выдающийся вклад в развитие российского киноискусства» (1999).

    Родился 4 октября 1925 в Тбилиси. Учился в московской школе, заканчивал учебу в Тбилиси. Поступал в Академию художеств, но не прошел по конкурсу. В 1944 начал работать на Тбилисской киностудии помощником художника комбинированных съемок. В 1950 окончил режиссерский факультет ВГИКа (мастерская И.Савченко). Два года не мог найти работу, потом был ассистентом по дубляжу, вторым режиссером у Б.Барнета, режиссером на Одесской киностудии (1953–1958), на киностудии имени Горького (1959–1965), на киностудии «Мосфильм» (с 1965).

    Говоря о своих художественных вкусах, признавался, что очень любил такие фильмы, как Свинарка и пастух, Кубанские казаки. Но сам снимал другой кинематограф. «Нас долго пичкали плакатными образами парадной действительности, но сегодня кино уходит с проспектов в переулки и задворки, где мусор и хлам и человек без костюма», – писали Хуциев и Ф.Миронер (режиссер и сценарист) в совместной статье, которая по сути была их общей декларацией. В соавторстве ими поставлены дипломная короткометражка Градостроители (1950) и Весна на Заречной улице.

    Замыслы его картин родились еще во ВГИКе, причем прослеживается неявная их зависимость друг от друга. Производственный эпизод из Весны на Заречной улице натолкнул на мысль о фильме про большой завод, хотя замысел не был осуществлен. Название Застава Ильича (район Москвы, где располагался завод «Серп и молот», на котором режиссер изучал натуру) постепенно трансформировалось в ключевую сцену одноименного фильма – революционный патруль идет по безлюдным улицам. Стилистическое единство кинематографа Хуциева отразилось и в подходе к материалу: его интересует современность, а потому для киноповествования важны подробности, как бы случайно запечатленные объективом: «Начиная снимать, я мучаюсь, пока не найду основной кадр. Выстраивается этот один кадр, и тогда я уже понимаю всю сцену. Самый существенный момент бывает связан с мизансценой, с движением камеры, с атмосферой. В основном, это общие планы…». За одним исключением – телевизионный документальный фильм Алый парус Парижа, снятый к столетию Парижской коммуны, – фильмы Хуциева шире сюжета. Средствами кинематографа он рассказывает конкретную историю, а главное находится вне сюжетных перипетий. Это – тональность времени, воздух, которым дышит страна. Весна на Заречной улице (Бронзовая медаль Международного кинофестиваля в рамках VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, 1957) повествует о любви рабочего парня и учительницы вечерней школы, но в простых человеческих словах и поступках чувствуется освобождение, которое наступило в конце 1950-х. Эта картина еще достаточно традиционна, тогда как фильм Два Федора открывает новые возможности, фильм «дает толчок развитию стиля, тщательная выстроенность которого выглядит как полная безыскусственность», – считает кинокритик В.Трояновский. Драматическая история взаимоотношений вернувшегося с войны солдата, его тезки – бездомного мальчика и жены Федора-старшего кончается благополучно, при этом зрители испытывают чувство тревоги, не связанное с конкретным сюжетом.

    Над сценарием картины Застава Ильича начал работать с Ф.Миронером, затем соавтора сменил Г.Шпаликов, который привнес в картину мироощущение молодого человека. В начале 1963 фильм был принят министерством кинематографии. Но 8 марта 1963 в Кремле на встрече руководителей партии и правительства с творческой интеллигенцией Н.С.Хрущев выступил с резкой и необоснованной критикой картины. Особый гнев вызвала сцена, где герой разговаривает со своим погибшим на войне отцом. То что отец не может помочь сыну советом, было истолковано как попытка поссорить отцов и детей, противопоставить разные поколения. Несмотря на принципиальную позицию сценариста и режиссера поправки были сделаны. Тем не менее не все они ухудшили картину. По мнению Хуциева, были и приобретения. Новый вариант фильма вышел под названием Мне двадцать лет и получил Специальный приз жюри XXVI Международного кинофестиваля в Венеции (1965). Но и во втором варианте осталось то, ради чего снималась картина. Судьбы трех друзей – каркас, на котором крепятся эпизоды. Режиссер выделяет фрагменты повседневности и, внося их в пространство фильма, наделяет такой эстетической значимостью, что фрагмент делается знаковым. Первомайская демонстрация – именно такой знак, в искренность чувств людей, шагающих в праздничной толпе, верится. Хуциев лишает символы символической окраски, возвращает им жизненность, такова смена караула у Мавзолея в картине. Он создает приметы времени, и те переходят с экрана в жизнь. Так вечер в зале Политехнического музея, на котором выступали молодые Б.Ахмадулина, Р.Рождественский, Е.Евтушенко, А.Вознесенский, организован специально для фильма. Снятый материал вошел в картину, а поэтические вечера стали традиционными. Зрители в зале Политехнического (среди них актеры) стали частью документа (эпизод одновременно существует в двух планах – художественном и документальном). Под названием Застава Ильича восстановленный первый вариант фильма вышел на экраны в 1988.