Содержание статьи
    Также по теме

    КИЯРОСТАМИ, АББАС

    КИЯРОСТАМИ, АББАС (Kiarostami, Abbas) (р. 1940), иранский сценарист, фотохудожник, режиссер игрового, документального и экспериментального кино.

    Родился 22 июня 1940 в Тегеране. Считается классиком нового иранского кинематографа, но не является типичным его представителем, не входит в число авторов, пробужденных к творчеству исламской революцией 1979 года. Кияростами дебютировал в кинематографе в начале 1970-х, мировая известность пришла к нему сравнительно поздно – практически одновременно с режиссерами следующего поколения, такими как Мохсен Махмальбаф. Что, отчасти, и запутало критиков. Интеллектуал (в западном понимании слова) Кияростами давно уже работает не для масс, а для ценителей-знатоков. Последние десять лет снимает на европейские деньги. Поднимает «проклятые вопросы» человеческого существования – о ценности быстротечной жизни, об ускользающих смыслах бытия. Он экспериментирует с сюжетными структурами и изобразительным рядом картин (так, главный герой его фильма может и не попасть в кадр). Кияростами не боится прослыть отстраненным созерцателем. Кинематограф для него – скорей пространство рефлексий, чем инструмент преобразования мира.

    Он пришел в кино с дипломом специалиста в области графического дизайна. Участвовал в создании рекламных роликов, рисовал киноплакаты, делал оригинальные титры для лент других постановщиков. Свою первую короткометражку Хлеб и узкий переулок (1970) снял по заказу центра интеллектуального развития детей. Режиссерское ремесло ему пришлось осваивать в процессе работы. Когда при центре был образован киноотдел, возглавить его поручили Кияростами. После религиозной революции 1979, в отличие от многих вестернизированных интеллигентов, он предпочел остаться в Иране. «Кино про детей» оказалось спасительной творческой нишей, позволившей режиссеру пережить политические и идейные катаклизмы. Картина Где дом друга? (1987), которая принесла Кияростами признание за рубежом, также относится к категории «фильмов о ребятишках». В ней, однако, поднимались недетские темы: честность и честь, верность данному слову. Малолетний герой обещал непременно вернуть школьному другу тетрадь с домашним заданием. Пересилив ребяческий страх, он шагает в ночную тьму, чтоб отыскать жилище приятеля в чужом, незнакомом ему селении. Мальчик ведет себя по-рыцарски, по-мужски. Стоическая верность убеждениям (обстоятельствам вопреки) – вот главный посыл картины.

    В 1990-е Кияростами отходит от детской тематики. Работает на стыке документального и игрового кино. В фильмах Жизнь и больше ничего (1991) и Вкус черешни (1997) режиссер трансформирует принципы «дорожного кино», роуд-муви. Он предпочитает «субъективные планы» – большая часть сцен снималась в салоне движущегося автомобиля или с точки зрения его водителя. Жизнь и больше ничего – своеобразный дневник путешествия по северным районам страны, пострадавшим от разрушительного землетрясения, в тех самых местах когда-то делалась картина Где дом друга? Киношник (альтер-эго автора) фиксирует последствия природной катастрофы, выслушивает повествования выживших. И неожиданно для себя, замечает в глазах людей проблески оптимизма и надежды. Герой, однако, не достигает цели своей экспедиции: детей, игравших в его картине, отыскать ему не дано. Лента не имела успеха в Иране. «Вы вели нас к высокому обрыву, а затем бросили на краю пропасти», – посетовал режиссеру огорченный зритель. Кияростами намеренно оставляет финал открытым. Фильм – о преодолении народной беды, а вовсе не о чьем-то «чудесном спасении».

    Герой Вкуса черешни – изверившийся интеллектуал, уставший от жизни. Он колесит на автомобиле по окрестностям столицы в поисках человека, который согласился бы выполнить его последнюю волю. Потенциальный самоубийца хочет быть похоронен в соответствии с традиционным обрядом, а потому ищет себе могильщика. Он вступает в диалог с множеством случайных попутчиков, принадлежащих к разным социальным и этническим группам, беседует с ними о праве на добровольный уход, выслушивает разнообразные аргументы в пользу сбережения жизни. Вместе с водителем и его пассажирами, сам Кияростами ищет ответ на «проклятый» вопрос: можно ли примирить выбор свободной личности с заветами религии и аксиомами гуманизма?

    Благоговение перед жизнью и уважение к смерти – базовая тема фильма Ветер унесет нас (1999). Группа киношников приезжает в отдаленное селение, чтобы заснять на пленку местную разновидность похоронного обряда. Время идет, сроки поджимают, а в округе, как на грех, не умирает никто. Киаростами с саркастическим юмором изображает терзания коллег – незадачливых «охотников за смертью» – которые, похоже, и сами не прочь ускорить чью-то кончину. Но неспешная деревенская жизнь, покой первозданных пейзажей прочищают мозги столичным умникам. Когда несчастный случай уносит жизнь одного из местных жителей, руководитель съемочной группы отказывается вести кинонаблюдение, осознав, что прощание с ближним не просто рутинный обряд, а самоценное таинство.

    Среди недавних лент режиссера – документальные и «псевдодокументальные» ленты. Алфавит: Африка – дневник путешествия по черному континенту. Кияростами впервые опробовал в нем возможности цифровой камеры. Десять – серия «интервью» водителя (пребывающего за кадром) с десятью пассажирками. От правоверной матроны до девушки, зарабатывающей проституцией. Действие ироничной новеллы из коллективного альманаха «Билет» (сопостановщики – британец Кен Лоуч и итальянец Эрмано Ольми) происходит в Европе, в вагоне скорого поезда.

    Личность и творческий опыт Кияростами оказывает заметное воздействие на иранских интеллектуалов новой генерации. Фильм Багровое золото (2003), снятый по его сценарию режиссером-диссидентом Джафаром Панахи, стал своеобразным манифестом политического инакомыслия. Имел резонанс в Каннах, но в Иране, естественно, был запрещен.

    В последние годы Кияростами проявил себя, как мастер пейзажной фотографии. Его персональные выставки прошли в крупнейших столицах мира, в том числе и в Москве. Ландшафты Кияростами чаще всего безлюдны: деревья, поля, горы на дальнем плане – вольный, гармоничный простор. На фотографических снимках, как и в своем кино, автор стремится запечатлеть зримые образы вечности, отраженные в зеркалах ускользающих, быстротечных мгновений.ФИЛЬМОГРАФИЯ

    Пассажир (Mossafer, 1974); Репортаж (Gozaresh, 1977); Первоклашки (Avaliha, 1985); Где дом друга? (Khane-ye doust kodjast?, 1986); Домашнее задание (Mashgh-e Shab, 1988); Крупный план (Nema-ye Nazdik, 1989); Жизнь и больше ничего (Zendegi va digar hich , 1991); Под оливами (Zire darakhatan zeyton,1993); Вкус черешни (Ta'm e guilass, 1997); Нас унесет ветер (Bad ma ra khahad bord, 1999); Алфавит: Африка (ABC Africa, 2000); Десять (Ten, 2002); Пять (Five Dedicated to Ozu, 2003); 10 на десять (10 on Ten, 2005); Билет (Tickets, 2005).

    Сергей Анашкин

    Литература

    Аббас Киаростами: «Я предпочитаю консервам свежую рыбу», «Искусство кино», 1995, № 8
    Аббас Киаростами. Ландшафтная фотография, «Искусство кино», 2003, № 2