Также по теме

КНЕБЕЛЬ, МАРИЯ ИОСИФОВНА

КНЕБЕЛЬ, МАРИЯ ИОСИФОВНА (1898–1985), советская актриса, режиссер, педагог, пропагандист учения К.С.Станиславского, народная артистка РСФСР, доктор искусствоведения, профессор ГИТИСА, лауреат Гос. премии СССР (1978).

В студии Михаила Чехова.

Родилась 7 мая 1898 в Москве в семье известного книгоиздателя И.Н.Кнебеля. Свой путь нашла не сразу. Мечтая быть актрисой, отчетливо осознавала ограниченность своих внешних данных, бесспорно сужающих возможный творческий диапазон. Обладая острым аналитическим умом и способностями к математике, Кнебель после окончания школы готовилась на математический факультет, подавляя эмоциональные стремления. Но вместо математики она стала учиться в студии Михаила Чехова. Он обучал своих учеников системе Станиславского. Кнебель вспоминает об этом: «В его занятиях не было последовательности, нужной, наверное, для нашего систематического роста. Но зато через эти занятия я поняла навсегда, что творческая личность педагога – огромная формирующая сила». Чехов самым глубоким образом воспринимал мысли Станиславского, передавая их ученикам, обучая элементам системы, искусству импровизации. Своими учителями в актерском и режиссерском искусстве Кнебель считала Станиславского и Немировича-Данченко.

Художественный театр – Школа Кнебель.

После распада чеховской студии, в 1921 Кнебель пришла во Вторую студию Художественного театра. Лучшие роли Кнебель в МХТ – Карпухина в Дядюшкином сне Ф.Достоевского и гувернантка Шарлотта в Вишневом саде А.П.Чехова. Ее актерские работы отличались острой характерностью, подчеркнутым трагикомизмом, ее называли «комиком-буфф». Ею заинтересовался Мейерхольд, пригласив в свой театр. Кнебель прошла мимо этого предложения, хотя вскоре после премьеры Дядюшкиного сна, состоявшейся в 1929, Станиславский снял ее с любимой роли именно за излишнюю буффонаду, и непереносимую им «игру на публику». Вскоре, в связи с болезнью основной исполнительницы М.Лилиной, она вновь вернулась на сцену в этой роли, обогащенная тем бесценным опытом органического существования в образе, который дал ей Станиславский в процессе работы. Из-за ограниченных внешних данных в течение многих лет играла роли старух и детей, участвовала в массовках, эпизодах и вводах.

Рождение режиссера и педагога.

Не сразу к скромной актрисе «на выходах» пришло понимание своего призвания – быть театральным режиссером, проводить учение Станиславского в живой сценической практике, используя лучшие образцы современной и классической драматургии. Женщин-режиссеров в то время почти не было. Будущую профессию в ней разглядел, по ее признанию, режиссер А.Д.Попов, оценив в хрупкой женщине мужской аналитический ум. В 1935 началась собственно режиссерская деятельность Кнебель в молодом театре-студии им. Ермоловой, возглавляемом режиссером М.Терешковичем. На плечи Кнебель легла важная и ответственная миссия – в ее обязанности входила не только функция сорежиссера, но и задача преподавать ермоловцам систему Станиславского. За 6 лет работы в студии ею были поставлены спектакли: Искусство интриги Э.Скриба (в качестве сорежиссера М.Терешковича, 1935), Дальняя дорога А.Арбузова (1936), Последние и Дети солнца М.Горького (1937, совместно с Н.Хмелевым), Как вам это понравится У.Шекспира (1940). В своих книгах Кнебель неоднократно подчеркивала свою любовь к горьковской драматургии, сравнивая ее даже с творчеством Шекспира. Но самым любимым автором для нее всегда был А.П.Чехов.

Важнейшими для творчества Кнебель стали годы ее преподавания в последней студии Станиславского, оперной (1936–1938). Станиславский поручил ей преподавать художественное слово. Это было для нее учение и обучение одновременно. Именно в то время система Станиславского обогатилась открытиями, складывался его «метод физических действий». Он делал ставку на молодых актеров и педагогов, среди которых Кнебель стала одной из первых. Она овладевала методом действенного анализа пьесы и роли, впоследствии широко используя его в своей режиссерской практике. «Они воспитали меня как педагога», вспоминала Кнебель о годах, проведенных в студии Станиславского. Станиславский в своих последних исканиях утверждал новый подход актера к роли. Рождался этюдный метод работы. Все эти открытия предстояло развить и систематизировать начинающему режиссеру-педагогу М.И.Кнебель.

Но еще до 1949 Кнебель, уже будучи режиссером МХАТ, продолжала играть во всевозможных утренниках, детских спектаклях, в Синей птице (несколько ролей). В том же году Кнебель последний раз вышла на сцену в роли Шарлотты. В годы эвакуации, входя в состав постановочной группы, она фактически самостоятельно выпустила спектакль Кремлевские куранты (1942) Н.Погодина. Целью постановки было вызвать у зрителя сражающейся страны веру в победу и оптимизм.

В Центральном детском театре.

В 1950-е преподавала на режиссерском факультете в ГИТИСе (с 1948) и актерское мастерство в Театральном училище имени Щепкина (с 1940). Покинув стены МХТ, в 1951 стала режиссером, а с 1955 – главным режиссером Центрального детского театра. Началась новая страница ее жизни, связанная с приходом в театр свежих творческих сил, молодых актеров и авторов, особым общественным подъемом того периода. Под ее руководством детский театр расцвел, освободился от многих «пионерских» штампов, повернулся к серьезной классике и новым авторам, прежде всего, драматургии В.Розова, утверждавшей новую гражданскую позицию юного героя, нетерпимого к фальши и мещанству. Кнебель помогла раскрыться в режиссуре будущим выдающимся мастерам – О.Ефремову, А.Эфросу. Ее постановка Горя от ума А.С.Грибоедова отличалась свежестью прочтения классики, освобождения пьесы от рутинных наслоений, поэтичностью многих, найденных для молодых актеров, деталей. Лучшие спектакли Кнебель того периода, по-новому раскрывшие таланты молодых и прославленных артистов – Мертвые души Н.В.Гоголя, Оливер Твист по Ч.Диккенсу, и самый яркий по театральной форме – Конек-Горбунок П.Ершова, выдержанный в народно-поэтическом ключе скоморошьих (см. также СКОМОРОХИ) представлений и буффонады.

Театр Кнебель.

Режиссерская позиция Кнебель всегда утверждала театр актерский и авторский. Театр для нее всегда рождается, по ее признанию, «когда …передо мной раскрывается судьба человека во всей неповторимой значимости, когда я вижу актера «с атмосферой» и чудо его преображения в живого человека-героя». Познавшая в годы своего становления различные театральные системы и направления, столь бурно конфликтовавшие в 1920-е, Кнебель пришла к собственной творческой гармонии – человеческому в искусстве, выбранному благодаря глубокому пониманию каждой из театральных истин. Театр Кнебель – это театр тонкой поэтичности и светлой веры в человека, его душу и сердце. По форме ее театр изящен, по содержанию – проникновенен и умудрен. Слова эти относятся к таким ее постановкам, как Иванов А.П.Чехова в московском театре им. А.С.Пушкина (1954), Вишневый сад в Центральном театре Советской Армии (1965) – жизнеутверждающий спектакль о том, что боль потери преходяща, и может дать силы и мудрость человеку стойкой души. Лирическая тема Кнебель здесь выявилась со всей отчетливостью и продолжилась в постановке Талантов и поклонников А.Н.Островского в театре им. В.В.Маяковского (1970), прославляющей театр, «как средоточие всего высокого и чистого, как прекраснейшее место на земле», – писала З.Владимирова.