КОСИЦКАЯ, ЛЮБОВЬ ПАВЛОВНА

В 1854 сыграла Анну Ивановну в новой пьесе Бедность не порок, роль небольшую, но значимую, названную критиком А.Григорьевым «лицом дивно-поэтическим в русском смысле», и в том же году Грушу в Не так живи как хочется. В этой постановке отсутствовал актерский ансамбль, и зрителю запомнилась и полюбилась только героиня Косицкой – страстная широкая натура, из великодушных «горячих сердец». Создавая этот образ, Островский очевидно имел в виду личностные особенности Косицкой, ее темперамент, ее тревожную противоречивость. Ее героини умели быть дерзкими, насмешливыми, умели постоять за себя, могли за улыбкой или вызовом скрыть глубокие переживания. Такими их и представлял Островский. Такими их любил зритель.

Первая Катерина на русской сцене.

Вершиной ее творчества стал образ Катерины в драме Островского Гроза (1859). Это была первая Катерина на русской сцене, положившая своего рода традицию исполнения. К роли Катерины она готовилась всем опытом предыдущих ролей в пьесах Островского. Важен и сам факт невольного участия актрисы в создании этого образа. Монологи Катерины были написаны автором под влиянием устных рассказов Косицкой о своем детстве, своих переживаниях, мечтаниях, стихийных поступках. Для мироощущения Косицкой была важна поэтическая любовь к природе, обостренное понимание ее красоты и созвучия человеческой души. Образ летящей птицы вырастает из самой души Косицкой, неотделимой от души Катерины. Таковым был образный строй исполнения Косицкой. Понятие греха для нее было так же страшно, как и для Катерины. Понятие любви также свято. События происходили на высочайшем эмоциональном подъеме. Так драма Островского вырастала до высот поэтической трагедии.

Последние роли.

В 1860-е Косицкая постепенно перешла на иное амплуа. В ее репертуаре стали преобладать комедийные, возрастные роли, характерно-бытовые, жанровые, как купчиха Антрыгина в комедии Островского Свои собаки грызутся, чужая не приставай, Белотелова – За чем пойдешь, то и найдешь, Красавина – Праздничный сон – до обеда. С большим успехом сыграла роль Дездемоны в Отелло У.Шекспира.

Последней крупной ролью стала роль Лизаветты в народной трагедии А.Писемского Горькая судьбина, (1863), в которой она раскрыла глубокую неразрешимую трагедию женщины из народа, восставшую против сословных предрассудков во имя своей любви.

Подводя итог драматическому репертуару Косицкой, словами А.И.Герцена можно сказать, что актриса показала «неведомую душу русской женщины, этой безгласной, которая задыхается в тисках неумолимой и полудикой жизни…». В комедийном жанре почти до конца жизни ее сопровождала колоритная характерная Агафья из гоголевской Женитьбы. В последние годы также мастерски играла старух (нянька Еремеевна из Недоросля Фонвизина, старуха-крестьянка в Воеводе А.Н.Островского).

Большой интерес вызвали воспоминания актрисы, изданные в 1878 в «Русской старине», через 10 лет после ее смерти, под названием Записки. Не причисленная к великим, она тем не менее создала свою традицию на русской сцене, которую продолжили такие ее «наследники» 20 в., как Стрепетова, Комиссаржевская и Орленев.

Умерла Косицкая 5 (17) сентября 1868 в Москве.

Екатерина Юдина

Литература Север Н.М. Ярославская Мельпомена. Ярославль, 1969
Куликова К.Ф. Никулина-Косицкая. М., 1970
Лакшин В.Я. Островский. М., 1982
Сконечная А.Д. Торжество муз. М.,1989