Также по теме

МАРЕЦКАЯ, ВЕРА ПЕТРОВНА

МАРЕЦКАЯ, ВЕРА ПЕТРОВНА (1906–1978), народная артистка СССР (1949), Герой Социалистического труда (1976), лауреат Государственной премии СССР (1942, 1946, 1948, 1951).

Родилась 18 июля 1906 в подмосковной Барвихе (где московская семья проводила каждое лето), и поэтому долгое время биографы назвали ее «простая подмосковная девчонка».

Перед поступлением в вахтанговскую студию она успела поучиться на философском факультете Московского университета.

От вахтанговской студии к студии Завадского.

Не принятая в другие театральные учебные заведения, Марецкая была «услышана» режиссером-педагогом Е.Б.Вахтанговым, который сам принимал вступительные экзамены. Первые ее роли – всевозможные эксцентрические старухи, для каждой из них Марецкая придумывала свою судьбу, выстраивала свой живой специфический характер. После окончания студии, в 1924 поступила в театр-студию Ю.А.Завадского, одного из самых ярких последователей Вахтангова. Ей всегда был близок дух площадного народного театра с его яркими выразительными средствами, импровизационной легкостью, жизненным оптимизмом, театральной действенностью. Вахтанговская театральная школа оказалась решающим фактором для становления актрисы. Опыт участия в массовках Принцессы Турандот, общение с Вахтанговым не могли впоследствии не отразиться на ее мастерстве. Внешность Марецкой обладала универсальностью: яркой эффектной красотой и безукоризненной правильностью черт она не отличалась, но не было в ее внешности заведомых «неправильностей», невольно сужающих творческий диапазон. Такие лица как холст, на который можно наносить рукой мастера любые краски. «Прекрасное лицо для грима», – говорил Завадский, творческое содружество с которым продолжалось всю жизнь, значительно пережив по времени их недолгий брак.

Первые роли в кино.

В 1925 сыграла в фильме Закройщик из Торжка (режиссер Я.А.Протазанов) роль Кати, веселой подружки местного закройщика. Его исполнял И.Ильинский, который вспоминал, что он играл роль, стараясь добиться полного внутреннего перевоплощения, а молодая Марецкая просто и органично жила в образе Кати, по-деревенски полоща белье, лузгая семечки или энергично раздувая самовар. Она быстро поняла отличие правды театра от кино: если в театре иногда возможен наигрыш, то в кино нужно обойтись минимумом средств. «Достаточно еле заметного движения губ или огонька в глазах, чтобы зритель все понял», – говорила она. Своим «крестным отцом» в кинематографе считала Протазанова. В 1928 в фильме Дом на Трубной, (реж. Б.Барнет) она сыграла своего рода «продолжение» Кати – домработницу Параню, одну из своих любимых ролей. В Паране Марецкую интересовало становление характера деревенской девушки, приехавшей в город. Эти роли, а также роль «Варьки-черта», превратившейся из забитой сироты в подпольщицу (Поколение победителей, 1936) называли эскизами к будущим масштабным героиням Марецкой. В них проявилась одна из особенностей актрисы – высокое в ее творчестве уживалось с комичным, приземленным, не тускнея, а приобретая больший объем. Снялась в 15 немых картинах и продолжала успешно сниматься в звуковом кино, в отличие от многих звезд немого кино.

Театр-студия Завадского в Ростове-на-Дону.

В театре-студии Завадского играла острохарактерные роли – от эксцетричной и гротескной пожилой служанки Клеменси (в спектакле Битва жизни по Ч.Диккенсу) до сатирически заостренной Шнютхен (Компас, или Деловой человек В.Газенклевера) и куртизанки Карины в спектакле Мое по пьесе Бена Джонсона Вольпоне. Но самым крупным событием того периода стала роль Глафиры из пьесы Волки и овцы А.Н.Островского. Спектакль основывался на открытом сценическом приеме, «театр в театре». Роль приживалки выходила на первый план благодаря искрометной игре Марецкой. Колоссальный жизненный оптимизм отличал эту роль и все последующие.

Следующим этапом в творчестве актрисы стала работа в новом театре в Ростове-на-Дону, который Завадский возглавил в 1935. Театр требовал поиска новых выразительных средств и пространственных решений, соответствующих огромному размеру сцены и зала. Сезон 1936–1937 был открыт спектаклем Любовь Яровая по пьесе К.Тренева. Марецкую увлекал не героический облик революционерки Яровой, а ее скромное человеческое обаяние, не казенный, а подлинный драматизм человека, жертвующего своим личным счастьем.

Актриса сыграла свои лучшие роли, как служанка Лиза из комедии А.С.Грибоедова Горе от ума, Королева Анна из Стакана воды Э.Скриба, Катарина из Укрощения строптивой Шекспира и Мирандолина в Трактирщице К.Гольдони, продемонстрировав универсальное мастерство. Безусловно, образы, созданные ею были продиктованы режиссерским замыслом Завадского, но по-своему исполненные актрисой. Это был плодотворный творческий союз двух художников одной театральной веры, понимающих друг друга с полуслова, взаимообогощая и дополняя собственные представления. Марецкой посчастливилось на протяжении всей жизни работать со «своим» режиссером, в своем родном театре. В 1940 труппа Завадского вернулась в Москву и объединилась с Театром имени Моссовета.

Роль Александры Соколовой в творчестве Марецкой.

В творческой судьбе Марецкой произошло важное событие, когда ее утвердили на роль Александры Соколовой, простой крестьянки, ставшей народным депутатом в фильме Член правительства (1940), которую будет считать одной из главных в своей жизни. К.Виноградская, сценарист фильма, предлагала свое понимание главной героини как образа монументального, соответствующего масштабу народной эпопеи. Марецкая сумела убедить создателей фильма, режиссеров А.Зархи и И.Хейфеца, что ее Санька (актриса не случайно говорит о Соколовой как о близкой подружке) человек земной, не нуждающийся в социальных котурнах и патетических красках: «Мне думается, что роль не может не быть диалектической, если это хорошая роль. Внутри ее самой должны быть сложные переходы, сложные перепады от серьезности к комизму, от веселья к грусти, от восторга к раздумью. Может быть, именно поэтому так увлекла меня роль Александры Соколовой, что была в ней своеобразная внутренняя драматургия. Это был путь жизни, это было движение характера, а не демонстрация итогов. Моя Соколова не всегда была серьезной, торжественной, умной. Бывала она и смешной, беззащитной, глуповатой деревенской бабой». К.С.Станиславский, школу которого актриса необычайно ценила, говорил: «Ищи у злого там, где он добрый». Она стремилась к подлинности действия, рождающего подлинность состояний и переживаний. Чтобы по-настоящему вжиться в роль малограмотной, но по-крестьянски смекалистой деревенской женщины, Марецкая несколько месяцев провела в глубинке. Она училась двигаться и трудиться по-деревенски, управлять лошадью, примеряла на себя крестьянские обычаи и повадки, особые присказки и острые словечки. Не монумент, а живая «человеческая женщина» рождалась усилиями актрисы. Поэтому фильм с политической проблематикой того времени смотрится до сих пор.

В театре имени Моссовета и в кино.

Лучшие театральные роли актрисы сыграны в театре имени Моссовета. Многие из них родились именно здесь, а затем перекочевали в театр Ростова-на-Дону. Другие же создавались в Ростове, а уже позже перешли на московскую сцену. Совершенно особое место занимает в творчестве актрисы роль Машеньки в одноименной пьесе А.Афиногенова, поставленной в театре в 1940. Роль сыграна Марецкой с тончайшим акварельным лиризмом.