Содержание статьи
    Также по теме

    МИХОЭЛС, СОЛОМОН МИХАЙЛОВИЧ

    МИХОЭЛС, СОЛОМОН МИХАЙЛОВИЧ (1890–1948) (Вовси, Шлиома Михелев), еврейский артист, режиссер, педагог. Народный артист СССР (1939), лауреат Государственной премии СССР (1946). Родился 4 (16) марта 1890 в Двинске в патриархальной семье, в хедере изучал Библию, Талмуд, еврейскую грамоту. С 13 лет, по воспоминаниям, начал «систематически обучаться светским наукам и русскому языку». К тому же времени относится увлечение театром, начавшись с традиционных «Пурим-шпилей» (театрализованных обрядовых представлений во время праздника Пурим). В 1905 поступил в Рижское реальное училище Ф.Германа, в 1910 – в Киевский коммерческий институт, где процентная норма была введена только в 1912. Исследователи называют несколько причин того, почему студент Ш.Вовси оставил институт: отчисление из-за участия в студенческих беспорядках, связанных с годовщиной смерти Л.Н.Толстого (документальные подтверждения отсутствуют), начавшиеся преследования евреев и отсутствие разрешения на проживание в Киеве, сложное материальное положение семьи после смерти отца в 1911. В 1915 поступил на юридический факультет Петроградского университета, проучился до 1918 и был принят в театральную студию А.М.Грановского. В воспоминаниях вдовы Грановского А.В.Азарх-Грановской о Михоэлсе сказано: «Он получил большую еврейскую культуру. Великолепно знал язык, знал обычаи, религию гораздо больше, чем это знал Грановский... При этом он, конечно, прекрасно знал русскую литературу... массу читал, массу знал. Очень был образован и эрудирован... Грановский мечтал о таких актерах... Мысль Грановского он как бы просвечивал рентгеновскими лучами и разъяснял и растолковывал смысл ее».

    С момента организации студии и до того дня, когда Грановский не вернулся в Москву после гастрольной поездки ГОСЕТа (1928), имена режиссера и актера были тесно связаны между собой. Псевдоним «Михоэлс» был принят артистом в 1919 после первых спектаклей Еврейской театральной студии – Слепых М.Метерлинка, где он сыграл Первого слепорожденного, и Греха Ш.Аша (роль Старого еврея). В 1919 Грановский поставил в числе других одноактовых спектаклей пьесу Михоэлса Строитель, в которой молодой автор сыграл роль Духа былого, и в том же году получил роль Уриеля Акосты в одноименной трагедии К.Гуцкова. Критика отметила эти первые, еще довольно робкие шаги актера на подмостках. В 1920 студия переехала в Москву и 1 января 1921 показала свой первый спектакль – Вечер Шолом-Алейхема (Михоэлс играл Менахема-Менделя в Агентах и Алтера в Мазлтов).

    В том же 1921 Михоэлс сыграл одну из прославивших его ролей – Шапшовича в Боге мести Аша. Одна из первых больших ролей артиста выявила его умение обозначить «трагические высоты на несовершенном материале, борьбу добра и зла в душе человека» (Марков). Вскоре Михоэлс начал первые шаги в режиссуре: Грановский привлек его к работе над спектаклем Мистерия-Буфф В.В.Маяковского, который он ставил на немецком языке (в переводе Риты Райт) для делегатов III Конгресса Коминтерна. Михоэлс был режиссером-ассистентом на этом спектакле и исполнял в нем роль Интеллигента. В 1922 Михоэлс сыграл Уриеля Акосту во второй редакции спектакля Грановского по Гуцкову; по мнению критиков, артист особенно выразительно выделил в своем персонаже «безудержный бунт мысли, бросающий вызов косности и лицемерию». Любовная линия отходила в сторону. Актеру «как будто бы хотелось создать театр чистой мысли», в чем сказывался «юношеский романтизм поры военного коммунизма... как была знакома нам, молодежи двадцатых годов, эта суровая ригористичность, это знамение первых лет революции» (Марков). В том же году была сыграна и роль Гоцмаха в Колдунье А.Гольдфадена, а год спустя, в 1923, Михоэлс сыграл Шимеле Сорокера в музыкальной комедии по Шолом-Алейхему 200 тысяч и был отмечен критикой: «исключительным артистом исключительного дарования» назвал Михоэлса А.Соболь.

    В 1924 Михоэлс сыграл Лейбиша в спектакле Три еврейские изюминки И.Добрушина и Н.Ойслендера, где также ассистировал Грановскому как режиссер. В 1925 снялся в кино (роль Менахема-Менделя в фильме Еврейское счастье по Шолом-Алейхему, реж. Грановский) и сыграл в театре трагикомическую роль Бадхена в спектакле Ночь на старом рынке И.-Л.Переца. После спектакля Путешествие Вениамина Ш по Менделе Мойхеру-Сфориму (1927) Г.Рыклин писал: «прекрасно очерченный тип местечкового Дон-Кихота-Вениамина... Михоэлс остается на прежней высоте».

    В 1928 ГОСЕТ собирался в длительные зарубежные гастроли, но еще перед отъездом была сыграна премьера спектакля Человек воздуха по Шолом-Алейхему, где Михоэлс виртуозно сыграл роль Менахема-Менделя, явив «маленького человека», который «смеется сквозь слезы над своим горе-героем, сообщая ему большую человеческую теплоту и убедительность» (И.Крути). В декабре 1928 гастроли ГОСЕТа были прерваны приказом вернуться в СССР. Труппа возвратилась в Москву без Грановского, и в 1929 Михоэлс был назначен новым художественным руководителем театра. В эти годы Михоэлс открыто выступал в защиту «невозвращенца» Грановского, пытался помочь учителю и своему театру. Обеспокоенный будущим театра и не считая себя тем режиссером, который может обеспечить ГОСЕТу прежний высокий уровень творчества, Михоэлс пригласил режиссера С.Радлова, который в 1930 поставил Глухого Д.Бергельсона (Михоэлс сыграл главную роль). Последующие спектакли Михоэлс, не до конца удовлетворенный работой Радлова, ставил вместе с ним.

    Понимая, что труппа нуждается в пополнении, Михоэлс добился открытия при ГОСЕТе театрального техникума, где преподавал актерское мастерство. Сохранившиеся планы его лекций и конспекты бывших студентов техникума свидетельствуют о педагогическом даре Михоэлса, попытке создать собственную систему актерского мастерства (известно, что Михоэлс не раз выступал против универсального понимания системы Станиславского, против ее насильственного навязывания, доказывая, что система при слишком буквальном и прямолинейном подходе мешает проявляться глубоко индивидуальным чертам характера актера). Критики и мемуаристы оставили немало свидетельств того, что Михоэлс в своей работе руководствовался «собственной системой»: отмечают богатство и глубокую самобытность его жестов, работу над мелодикой голоса, а главное – собственную тему артиста. «Тема Михоэлса – явно трагическая... Для Михоэлса любой, даже самый великий образ меньше его самого, актер с самого начала становился хозяином образа. Михоэлс принципиально использовал грим в минимальном количестве, стремясь как можно полнее открыть собственное лицо, лицо творца, по образу и подобию которого создается персонаж».

    На протяжении последующих лет Михоэлс открыто выражал неудовлетворенность репертуаром ГОСЕТа (спектакли Нит гедайгет П.Маркиша, 1931; Четыре дня М.Даниэля, 1931; Спец Добрушина и И.Нусинова, 1932; Мера строгости Бергельсона, 1933), стремится выстроить репертуар художественно выразительный – и обеспеченный идеологически, чтобы ГОСЕТ не могли упрекнуть в недостаточной проповеди социалистических идей. Решить эту задачу на одной еврейской тематике театр не мог. В 1934 в репертуаре театра появился спектакль Миллионер, дантист и бедняк по Э.Лабишу, поставленный французским режиссером Л.Муссинаком (Михоэлс играл дантиста Гредана и, по свидетельству Ж.-Р.Блока, создал образ, «не раз соприкасающийся по своей выразительности с лучшими образами Чаплина»). В 1935 афиша ГОСЕТа украсилась Королем Лиром У.Шекспира, поставленным Радловым (художник А.Тышлер), где Михоэлс сыграл одну из лучших своих ролей – Лира. Марков назвал эту работу «полным переворотом в актерском решении шекспировских образов». Г.Крэг писал: «Мне ясно, почему в Англии нет настоящего Шекспира на театре. Потому что там нет такого актера, как Михоэлс».