Содержание статьи
    Также по теме

    МУРНАУ, ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ

    МУРНАУ, ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ (Murnau, Friedrich Wilhelm) (настоящее имя Ф.Н.Плюмпе/Plumpe), (1889–1931), немецкий театральный и кинорежиссер.

    ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ МУРНАУ

    Родился 28 декабря 1889 в Вестфалии, Германия. До Первой мировой войны изучал историю искусств в Гейдельбергском и Берлинском университетах. Получил звание доктора философии Гейдельбергского университета, после окончания которого играл и ставил пьесы в театре Макса Рейнхардта. В 1914 стал театральным режиссером. Во время Первой мировой войны принимал участие в боевых действиях в качестве военного летчика.

    В 1918 после окончания войны уехал в Швейцарию, где работал в различных театрах. Немецкое посольство предложило ему поставить несколько пропагандистских фильмов. В тот период особое место в кинематографе начинает занимать экспрессионистическое мировоззрение. В фильмах этого направления мир представал фантастически искаженным, лишенным естественных очертаний. В деформации предмета экспрессионисты видели средство повышения его выразительности. Они отказывались от съемок на натуре, целиком заменяя ее декорациями, использовали резкие контрасты света и тени. Первые фильмы, поставленные Мурнау, по тематике, трактовке образов и внешним выразительным средствам были близки экспрессионизму: Мальчик в голубом (1919) и Голова Януса (1920).

    В Замке Фогелёд (1921) использует крупные планы лица героя для того, чтобы запечатлеть на экране внутренние эмоциональные импульсы и создать атмосферу ужаса. Эта ранняя работа подтверждала его способность стирать границы между реальным и нереальным. Действительность выступала в ореоле призрачного, смутных предчувствий, а реальный герой казался зрителям мимолетным видением.

    Особенную славу получил Носферату вышедший в 1922, где главным действующим героем впервые в истории кино был вампир. Это экранизация романа Брэма Стокера Дракула, но сценарист Генрик Галеен переработал сюжет, усилив идею автора первоисточника. Бела Балаш, венгерский кинокритик, писал в 1924, что «по сценам Носферату пробегал знобящий холод судного дня». Мурнау и его оператор Фриц Арно Вагнер достигли этого различными приемами. Кадры негатива изображали карпатские леса – массу призрачных белых деревьев на фоне черного неба. Кадры, снятые двойной экспозицией, преображали кровать клерка в зловещую ладью, толчками двигающуюся вперед. Но самым впечатляющим эпизодом был тот, где корабль-призрак со своим страшным грузом скользил по фосфоресцирующим волнам. Символика кадров и все технические ухищрения преследовали единственную цель – нагнетание ужаса.

    Исполнитель главной роли Макс Шрек был адептом системы Станиславского, прошедшим в Москве актерскую школу переживания и перевоплощения. Мурнау подстраховался: для того чтобы воплотить на экране его параноидально-романтические предчувствия ужасов нацизма, одного перевоплощения было мало. Ужас, который по земле сеет Носферату, – это злодеяния вампира, отождествленного с моровой язвой. Но действительно ли он олицетворяет мор или этот образ лишь дополнительная его характеристика? Если бы он просто воплощал гибельную стихию, то поединок героини с Носферату и поражение его граничили бы с волшебным, бессмысленным вымыслом. Носферату – «бич божий», и только в этом качестве он олицетворяет мор. Это кровожадный вампир-тиран, родившийся на пересечении мифа и сказки. И вовсе не случайно, что именно в ту пору немецкая фантазия обращается к таким образам, точно ею движет любовь-ненависть. Центральная идея фильма – силы тирании пасуют перед великой любовью, символ которой победа героини над Носферату.

    В конце 1924 поставил Последнего человека. Эта выдающаяся лента – детище Карла Майера, Ф.-В. Мурнау и оператора Карла Фрейнда. Весь фильм снимался в павильоне. В таких условиях оператор мог свободно применять любое движение камеры, используя различные приспособления. Камера то взмывает вверх, то ныряет вниз так настойчиво, что повествование достигает особой пластической непрерывности, а зритель может следить за течением событий под разными углами зрения. Благодаря блуждающей камере воочию видно торжество сверкающей ливреи и нищету доходного дома; камера отождествляет зрителя со швейцаром этой гостиницы и приобщает к эмоциям самого автора. Камера подчеркивает трагедию «маленького человека». Но, несмотря на свое желание запечатлеть вечно меняющиеся формы действительности, камера, с легкостью воспроизводящая инстинктивную жизнь, не в силах проникнуть в зону сознания. Поэтому актер – пассивный объект. В статье о Мурнау критик Кеннет Уайт развивает эту мысль, ссылаясь на сцену опьянения швейцара: «Пантомиму, искусство, которое принято считать связанным с кино, не найдешь в Последнем человеке. Швейцар напился пьяным, но актер не прибегает к приемам пантомимы и не играет пьяного человека. За него это сделала камера». Впоследствии, в 1958, решением жюри Международной выставки в Брюсселе, Последний человек был включен в число 12 лучших фильмов «всех времен и народов».

    После успеха Последнего человека, в 1926 Мурнау покидает Германию и направляется в США. Но перед отъездом в Голливуд осуществил постановку еще одного суперколосса УФА – Фауст (1925). Концерн УФА предполагал сделать фильм монументом культуры. В своем сценарии Ганс Кизер перекроил Марло, Гёте и германские народные сказания, а немецкий писатель Герхарт Гауптман сделал текстовые связки к картине. Разнообразные технические приемы использовались при изображении полетов ангелов и хитроумных дьявольских фокусов. Камера Карла Фрейнда передвигалась на специальном приспособлении вверх и вниз среди просторных павильонных ландшафтов, забитых городками, лесами и селениями, и такие съемки позволили зрителю ощутить, что они тоже путешествуют по воздуху вместе с Мефистофелем и омоложенным Фаустом. Кадры полета были подлинной сенсацией. Но ни операторские уловки, ни текст Гауптмана не могли спасти фильм, который неверно истолковывал, если вообще не перечеркивал, идейные мотивы фаустовской легенды. Метафизический конфликт добра и зла был предельно вульгаризован, а сентиментальная любовная история Фауста и Маргариты была так прокомментирована критиком «Нэшнл борд оф ревью мэгезин»: «С высот мужественной версии Марло и философского построения Гёте мы докатились до уровня либретто, которое подвигло Гуно сочинить свою оперу». Фауст оказался не «монументом культуры», а монументальной витриной выдумок. Хотя в других странах на долю Фауста выпал значительный успех, в самой Германии его встретили прохладно, в ту пору немцы оставались равнодушными к фаустовским проблемам, но тем не менее встречали в штыки любые переработки национальной классики.

    В 1926 Мурнау приезжает в Голливуд, где ставит три фильма на студии «Фокс», в том числе Восход солнца (1927, по роману Г.Зудермана), получивший специальный приз «Оскар» за художественные достоинства фильма. Хотя Восход солнца имел коммерческий успех, творчество Мурнау не вписывалось в коммерчески ориентированное направление студии. Выпустив еще два фильма, среди них драму Четыре дьявола (1928), снятую на цирковом материале, в 1929 он был уволен со студии. Продолжил работу с Р.Флаэрти, американским кинодокументалистом, и в 1931 они по собственному сценарию сняли кинокартину Табу о романтической любви туземцев одного из островов Тихого океана.

    Умер Ф.-В.Мурнау 11 марта 1931, в Калифорнии, в результате автомобильной катастрофы.

    Режиссерская фильмография:

    Мальчик в голубом / Смарагд смерти (Knabe in Blau, Der, 1919); Сатана (Satanas, 1920), Горбун и танцовщица (Der Bucklige und die Tänzerin, 1920); Голова Януса / Двуликий Янус (Der Januskopf, 1920); Вечер – Ночь – Утро (Abend – Nacht – Morgen, 1920), Темная дорога (Der Gang in die Nacht, 1921), Желание (Sehnsucht, 1921), Замок Фогелёд (Schloß Vogeloed, 1921); Марица (Marizza, 1922), Горящая пашня (Brennende Acker, Der 1922); НосфератуСимфония ужаса (Nosferatu, eine Symphonie des Grauens, 1922); Призрак (Phantom, 1922); Изгнание (Die Austreibung, 1923), Финансы великого герцога (Die Finanzen des Großherzogs, 1923); Последний человек (Der Letzte Mann, 1924); Тартюф (Herr Tartüff, 1926); Фауст (Faust, 1926); Восход солнца (Sunrise: A Song of Two Humans, 1927); Четыре дьявола (4 Devils, 1928); Горожанка (City Girl, 1930) Табу (Tabu, 1931).

    Сергей Гавриленко

     Photofest     ФРИДРИХ МУРНАУ. Кадр из фильма НОСФЕРАТУ – СИМФОНИЯ УЖАСА            ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ МУРНАУ. КАДР ИЗ ФИЛЬМА НОСФЕРАТУ, СИМФОНИЯ УЖАСА            ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ МУРНАУ. КАДР ИЗ ФИЛЬМА ПОСЛЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК. 1924

    Литература

    Садуль Жорж. Всеобщая история кино, в четырех томах, т. 4. М., «Искусство», 1963
    Eisner L. Murnau. P., 1964
    Комаров С. История зарубежного кино, в двух томах, т. 1. М., «Искусство», 1965