Содержание статьи

    ПРИВАЛ КОМЕДИАНТОВ

    «ПРИВАЛ КОМЕДИАНТОВ» («Звездочет»), литературно-артистическое кабаре, существовавшее в Петрограде с 1916 по 1919. Организатор – Борис Пронин, театральный деятель, режиссер, актер, участник ряда театральных начинаний В.Э.Мейерхольда.

    «Привал комедиантов» открылся 18 апреля 1916 в подвале «Дома Адамини» на углу Марсова поля и набережной Мойки. Этот проект Б.Пронина явился продолжением самого знаменитого артистического кабаре Серебряного века – «Бродячей собаки» («Собака» была закрыта годом ранее за нарушение сухого закона, принятого во время первой мировой войны). Если представить себе атмосферу военного Петрограда, то становится ясно, что осуществить это поистине фантасмагорическое начинание позволил только блестящий организаторский талант Б.Пронина, – вкупе со страстным желанием возродить легкую пьянящую творческую атмосферу клуба артистов, художников, поэтов, настоящего пристанища богемы.

    Залы «Привала комедиантов» были богато декорированы – еще пышнее и изысканнее, чем в «Бродячей собаке». Входя в подвал, гости из прихожей попадали в буфетную – зал с массивным камином, выполненным по эскизу архитектора И.Фомина. Столы вместо скатертей были покрыты яркими деревенскими платками; в ролях официантов выступали арапчата в цветных шароварах. Стены буфетной и прилегающей к ней комнаты расписывали художники Б.Григорьев и А.Яковлев, основной зал – С.Судейкин. Этот красно-черно-золотой зал с декоративными панно на темы Гоцци и Гофмана получился наиболее эффектным, в нем господствовала стихия карнавала и комедии дель арте. Посетителей встречали карлик Василий Иванович в костюме петуха, придуманном Судейкиным, и сам Борис Пронин во фраке и белоснежной рубашке. По залам бродил старенький пудель Мушка, напоминая о предшественнице «Привала», и символизируя преемственность традиций «Бродячей собаки».

    Несмотря на неизменное радушие Б.Пронина по отношению к каждому из гостей, все посетители четко разделялись на две категории: «артисты» и т.н. «фармацевты», т.е., все остальные, не принадлежавшие к творческому миру и богеме. Входной билет для «фармацевтов» стоил очень дорого – порой сумму, равную стоимости месячной аренды подвала, однако билеты расходились мгновенно, многим представлялось весьма лестным оказаться за одним столиком со своими современниками, составлявшими славу российского искусства. Именно этот доход позволял Пронину создавать самые льготные условия для тех самых «комедиантов», ради которых и создавалось кабаре. Постоянными гостями были самые известные и блистательные представители богемы Серебряного века: М.Кузмин, А.Ахматова, Н.Гумилев, Р.Ивнев, Ю.Анненков, О.Мандельштам, Н.Альтман, М.Шагал, М.Григорьев, М.Добужинский, А.Бенуа, В.Шилейко, Г.Иванов, Н.Клюев, И.Северянин, а также – В.Маяковский, А.Луначарский и многие-многие другие.

    С самого начала в артистической жизни кабаре принял активное участие Доктор Дапертутто – В.Мейерхольд, возобновивший специально для «Привала комедиантов» свою знаменитую постановку пантомимы А.Шницлера на музыку Э.Донаньи Шарф Коломбины. Задумав «Привал», Б.Пронин предложил Мейерхольду взять на актерское жалованье его учеников из Студии на Бородинской, чем обеспечить им постоянную актерскую практику. Сам Доктор Дапертутто принимал участие и в других вечерах «Привала» – вместе с конферансье Н.Петровым («Коля Петер»). Однако сотрудничество В.Мейерхольда с «Привалом комедиантов» было недолгим. Собственно, первый конфликт произошел уже во время работы над возобновлением Шарфа Коломбины: Пронин из коммерческих соображений уговорил Мейерхольда пригласить на главную роль танцовщицу Павлову из театра миниатюр на Литейном. Актриса оказалась чужеродным телом в готовящемся спектакле, и студийцы открыто взбунтовались против своего мастера. К премьере страсти улеглись; однако все очевидцы спектакля отмечают его некоторую механичность, холодность – возобновленный Шарф Коломбины оказался лишь бледной копией своего первоисточника. Вскоре Мейерхольд с нескрываемым облегчением отказался от сотрудничества с «Привалом»; в проведении вечеров и спектаклей Доктора Дапертутто заменил Н.Евреинов.