Содержание статьи
    Также по теме

    РОНКОНИ, ЛУКА

    РОНКОНИ, ЛУКА (Ronconi, Luka) (р. 1933), итальянский режиссер и актер.

    Родился 8 марта 1933 в Тунисе, где его мать по контракту преподавала итальянский язык. Учился в Риме, окончил римскую Академию драматического искусства имени Сильвио Д'Амико по специальности «актерское мастерство». В течение десяти лет по окончании Академии успешно работал актером у самых известных итальянских режиссеров. Играл в спектакле Три четверти луны Луиджи Скуарцины в постановке Джорджо Стрелера (Пикколо театро, Милан,1955). Заметной была его работа в спектакле Дневник Анны Франк Гудриха и Хэкета (режиссер Джорджо де Лулло; театральная труппа Де Лулло-Фальк-Гуарниери-Валли-Албани,1957, Рим). Работал и с Микеланджело Антониони. Замечания и советы Ронкони во время репетиций так нравились актерам, что они уговорили его самого что-нибудь поставить. Режиссерский дебют – спектакль по комедии Карло Гольдони Хорошая жена – состоялся в Риме в конце 1963 в театре Валле и окончился провалом. Неудача, однако, не охладила Ронкони: к актерской профессии он больше не вернулся. Успех пришел к режиссеру три года спустя, когда он поставил пьесу Лунатики Мидлтона и Роулея.

    В 1967 вместе с К.Бене, А.Трионфо, Л. де Берардинисом, К.Квартуччи и др. писателями, критиками, режиссерами, сценографами, музыкантами, актерами (всего 24 фамилии) подписал «Манифест Ивреа», который официально объявил о рождении итальянского театра авангарда, выступившего с позиций «глобальной контестации» и направленного против официального театра и государственной политики по отношению к театру. А через два года поставленный им спектакль Неистовый Роланд по поэме Лудовико Ариосто поразил и восхитил театральный мир (сценическая редакция поэмы Э.Сангуинетти). Спектакль стал крупнейшим событием, оказавшим влияние на мировой театр. Впервые он был показан в июле 1969 на фестивале Двух Миров в Сполето, в дальнейшем чаще шел на площадях разных стран мира.

    В Неистовом Роланде он предложил нетрадиционный тип сценического пространства, основанного на новом решении симультанности (См. СЦЕНОГРАФИЯ) в театре, что позволило достичь единства сцены и зрительного зала. Действие этой рыцарской поэмы разворачивалось на площади прямоугольной формы, которая одновременно являлась и сценой и зрительным залом. В основу организации такого пространства положен принцип движения: здесь способно было двигаться все – исполнители, части декораций и зрители. Актеры играли на деревянных помостах, которые свободно двигались по всему пространству среди зрителей, которые, в свою очередь, также свободно могли перемещаться в пределах этого пространства (кресел не было, спектакль зрители смотрели стоя). Такой театр не предполагал полного зрительского восприятия – зрители должны были выбирать, что смотреть, а что не смотреть. Атмосфера праздничности, всеобщего единения и братства, при которой зрители оказывались вовлеченными в действие, создавалась в первую очередь пластической формой спектакля. Неистовый Роланд стал последним спектаклем-открытием, ознаменовавшим конец театральной революции, начавшейся на рубеже веков против статичности традиционной сцены.

    Дальнейшая деятельность во многом связана с поиском новых сценических пространств. Большой резонанс имел поставленный на воде цюрихского озера спектакль Кэтхен из Гейльбронна Клейста (1972), запрещенный в своем окончательном варианте по соображениям безопасности. В Орестее Эсхила (1972), удостоенной первой премии на международном театральном фестивале БИТЕФ, режиссер представил еще одну оригинальную модель театрального пространства (основой пластического решения стала деревянная конструкция, некое подобие корабля, внутри которой располагались и актеры, и зрители; в центре зала находилась сцена, представлявшая собой подвижную платформу, своего рода маятник, укрепленный в своей центральной части).

    В 1976 в Прато начала работу театральная Лаборатория Ронкони, где были продолжены эксперименты в области театрального пространства. За два года работы Лаборатории были поставлены несколько спектаклей: Вакханки Еврипида, Кальдерон Пьера Паоло Пазолини, Башня Гуго Гофмансталя. По финансовым причинам проект в Прато завершен не был.

    К лучшим спектаклям режиссера относятся также Утопия по пяти комедиям Аристофана (1975), Дикая утка Ибсена (1977), Вакханки Еврипида (1978), Игра снов Стриндберга (1983), Две комедии в комедии Д.-Б.Андреини (1984), Федра Расина (1984), Влюбленная служанка К.Гольдони (1986), Диалоги кармелиток Ж.Бернаноса (1988), Три сестры Чехова (1989), Горные великаны Пиранделло (1995), Венецианские близнецы К.Гольдони (2001) и др.

    «Каждый текст обладает своей, скрытой, врожденной пространственной сущностью», – полагает Ронкони. В его театре утверждается принцип, согласно которому каждой пьесе соответствует свой тип отношений между сценой и залом, а также своя особая пластическая среда. Он – один из тех режиссеров современного театра, кто виртуозно владеет искусством сценической метафоры и искусством пластических превращений. Как новатор театра и экспериментатор в сфере пространства, Ронкони представляет, условно говоря, крэговскую линию в современной режиссуре (когда в картине мира, воссоздаваемой художником, превалирует образ пластический). Все последние годы он работает в разных пространственных условиях, ставит спектакли на традиционной сцене, на городской площади, в маленьких комнатах института и в громадном помещении автозавода. Он может работать с огромной массой актеров и делать спектакли для колоссального числа людей, а может поставить пьесу с одним единственным исполнителем для маленькой группы зрителей.

    В начале творческой деятельности Ронкони итальянские власти относились с недоверием к его смелым экспериментам. Своего театра он не имел, ставя спектакли в разных городах Италии и разных европейских странах. Впервые он стал художественным руководителем одного из ведущих театров страны – туринского Стабиле – в 1989. Здесь он поставил ряд интересных спектаклей. Самым крупным событием стал спектакль Последние дни человечества (1990) по пьесе австрийского драматурга начала 20 в. Карла Крауса о Первой мировой войне, который исполнялся в Линготто – одном из огромных цехов туринского автозавода на площади, равной гектару. Здесь он применил ту же пластическую форму симультанного театра, что и в Неистовом Роланде, но в иных условиях и в значительно более грандиозных масштабах. Спектакль стал своеобразным итогом режиссерского поиска Ронкони, соединив основное, что было сделано им в театре и, прежде всего, в области сценического пространства. В определенном смысле спектакль стал итогом и театральных исканий новейшего времени, вобрав в себя многое из того, что дал театру 20 в.

    Поставил более шестидесяти оперных спектаклей в «Ла Скала» и других театрах Италии и Европы. Это оперы Верди, Вагнера (цикл Кольцо Нибелунгов), Россини, Гуно, Моцарта, Берлиоза, Вебера, Шуберта, Доницетти, Керубини, Штокхаузена и др. Одна из лучших его работ в опере – Путешествие в Реймс Джоакино Россини, которую он ставил и в Пезаро (Оперный фестиваль Россини), и в Вене (1984, 1988). Много работал на телевидении, снял несколько телефильмов: это пятисерийный фильм Неистовый Роланд (1975), Йун Габриэль Боркман Ибсена (1982), Беттину по двум комедиям К.Гольдони Хорошая девушка и Верная жена (1986) и др. В течение многих лет работал в Академии драматического искусства им. Сильвио Д'Амико, вел курс по мастерству актера. Воспитал плеяду драматических актеров, многие из которых теперь работают в его театре.