Содержание статьи
    Также по теме

    ШАЙНА, ЮЗЕФ

    ШАЙНА, ЮЗЕФ (Szajna Jozef) (1922–2008), польский художник, сценограф. Родился Шайна 13 марта 1921 в Жешуве.

    Определяющее значение для творчества Шайны оказало его пребывание в фашистском концлагере, где он, узник № 18729, целых четыре года находился в ежедневном ожидании своего смертного часа. Судьба миловала, но все пережитое и увиденное в этой адовой преисподней стало монотемой всего искусства мастера – и спектаклей его Театра художника, и его визуального творчества: живописи, объектов, инсталляций, перформансов.

    ЮЗЕФ ШАЙНА. Theatre Institute of Warsaw

    После окончания войны Шайна учился в краковской Академии художеств (1947–1953), на отделении графики и сценографии под руководством профессора К.Фрыча и затем начал работать, как сценограф, в театре города Ополе, а с 1956 – в Новой Гуте, куда перешел вместе с режиссерами К.Струшанской и Е.Красовским. Именно в их постановках художник сразу обратил на себя внимание критики, а вскоре был признан одним из самых интересных мастеров польской сценографии. Уже в первых своих работах он проявил стремление создавать на сцене полные экспрессии визуальные образы, которые, становились самостоятельно значимыми персонажами спектакля и активно участвовали в сценическом действии актеров, все более определяя его характер и стилистику. Придавая сценографии столь активную роль, Шайна приближался к тому, чтобы самому заняться режиссурой и стать единоличным автором спектакля. Такая возможность ему представилась в 1963, когда он был назначен руководителем Людови театра в Новой Гуте. Сев за режиссерский пульт, он начал создавать визуальные композиции не только из сценографических элементов и объектов, но и из фигур актеров. Характерно, что с этого момента меняется характер и его живописи (которой он занимался параллельно с работой в театре). Абстрактные композиции «пространственного структурализма» предыдущих лет уступают место коллажным и трехмерным. В их центре оказывается экспрессивно деформированный драматический образ человека. Среди первых постановок Шайны – Ревизор Н.Гоголя, Мистерия-Буфф и Баня В.Маяковского, Замок по Ф.Кафке, Они и Новое освобождение С.Виткевича. Открывал же список режиссерских работ Шайны спектакль 1962 года, осуществленный им вместе с Е.Гротовским (который пригласил его для этой работы в «Театр 13 рядов»), Акрополь по пьесе Ст.Выспянского. Именно здесь Шайна впервые заявил со сцены свою монотему – концлагерь, как трагический обобщенный образ «израненного, глубоко больного мира», где человек оказывается в ситуации предельной несвободы, абсолютного унижения и подвергается полному духовному и физическому уничтожению. Такой образ и был создан на сцене: в окружении сторожевых вышек, колючей проволоки и железных крематорских труб разыгрывали трагическую мистерию узники в полосатых робах. Спустя три года тема концлагеря получила продолжение в постановке Шайны Пустое поле по пьесе Т.Голуя, затем, в 1969 – в спектакле Ноябрьское происшествие Э.Брыля и одновременно – в инсталляционном энвайронменте Реминисценции 1939–1945, посвященном памяти лучших профессоров краковской Академии художеств, уничтоженных фашистами в Освенциме. Создание образа страны смерти, в который предлагалось войти зрителям и представить себя на месте обреченных узников, Шайна продолжил, развивая, в последующих выставочных произведениях: Театр ужаса и Реплика, причем последняя имела несколько версий и стремительно эволюционировала от энвайронмента 1971 года к хэппенингу и перформансу (показанному на фестивалях в Эдинбурге и в Нанси), наконец, под названием Реплика IV – к спектаклю, исполненному как произведение Театра Художника, в 1973 на сцене варшавского Студио и ставшим программным произведением мастера. Содержанием спектакля была самоэксгумация из холма братской могилы босых, бритоголовых, изуродованных и искалеченных жертв фашистского геноцида, их безнадежное восстание против Узурпатора-Супермена и их общая гибель, после чего по сцене раскатывался рулон сотен документально подлинных фотографий людей, погибших в концлагере, на них высыпались оставшаяся от них обувь, и на этот, обозначенный рядами ботинок, скорбный путь выходил сам Шайна, запускал детский волчок и медленно покидал опустевшую сцену.

    К тому времени он уже два сезона был руководителем Студии и успел поставить спектакли Виткаци и Гульгутьера, которые вместе с последовавшими уже после Реплики Данте (1974), Сервантес (1976) и Маяковский (1978) составили цикл под названием Портреты. Их объединяла проблема драматического противостояния художника и общества, которая была для него продолжением все той же главной темы, только модифицированной в несколько ином аспекте: творческая личность проходит круги ада и погибает, оставляя после себя свое искусство.

    ЮЗЕФ ШАЙНА. РЕМИНИСЦЕНЦИЯ. 1971. Courtesy of Jozef Szajna and the ZNAK Christian Culture Foundation

    В 1982 Шайна передал руководство Студио молодому коллеге Е.Гржегожевскому, а сам сосредоточился на работе в мастерской, как над станковыми живописными полотнами, так и над новыми инсталляциями и энвайронментами ту же тему. Она же лежит в основе осуществленных уже в 1990-е произведений его Театра художника: Следы и Остатки, а также перформансы Земля и Дебаллаж. Все они являлись поздними вариациями по мотивам главного спектакля 1970-х, Реплики.

    Умер Шайна 24 июня 2008 в Варшаве.

    Виктор Березкин

    ЮЗЕФ ШАЙНА. БЕЗ НАЗВАНИЯ. Courtesy of Jozef Szajna and the ZNAK Christian Culture Foundation

    Литература

    Юткeвич C.И. Aд и чиcтилищe Юзeфa Шaйны. // Cepгeй Юткeвич. Пoэтикa peжиccypы. M., 1986
    Идущий рядом. Интервью Ю.Шайны А.Базилевскому. Театр, 1988, № 8
    Юзeф Шaйнa – xyдoжник, cцeнoгpaф, peжиccep. Maтepиaлы кoнфepeнции. // Bзaимoдeйcтвиe xyдoжecтвeнныx кyльтyp coциaлиcтичecкиx cтpaн. M., 1988
    Шaйнa Ю. Maтepия cпeктaкля (запись беседы Г.Коваленко). Гвoздицкий Ю.: Чeлoвeк тeaтpa – cлoвo, пpeoбpaжeннoe в oбpaз. Maдeйcки E.: Пьeca нa плocкocти и в пpocтpaнcтвe. // Xyдoжник и зpeлищe. M., 1990
    Бepeзкин B.: Юзeф Шaйнa. // Tеaтpaльнaя жизнь 1992, № 5