Содержание статьи
    Также по теме

    ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕЙ МАЛОЙ АЗИИ

    ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕЙ МАЛОЙ АЗИИ. В самом начале 20 в. в центре Малой Азии (Анатолии), в 150 км к востоку от Анкары, были обнаружены клинописные архивы Хеттского царства (XVII–XII в до н.э.), одного из крупнейших государств Древнего Востока. Раскопки на месте бывшей столицы «царства Хатти» Хаттусы успешно продолжаются и в наши дни.  Отдельные находки выявлены также в других местах Анатолии. В 1970-х годах под насыпью Машат-Хююка, вблизи современного турецкого города Зиле (вилайет Токат), открыт еще один хеттский архив глиняных табличек.

    Клинописные тексты на хеттском языке были расшифрованы в 1915–­1917 выдающимся чешским востоковедом Б.Грозным. Он установил, что этот язык принадлежал к индоевропейской семье языков. Впоследствии среди клинописных табличек из архивов Богазкёя были выявлены тексты, составленные на других индоевропейских языках Малой Азии, родственных хеттскому: палайском и лувийском, – а также на древних неиндоевропейских языках Анатолии: хаттском, хурритском. Таблички царских архивов Хаттусы записаны клинописью, характерные особенности которой свидетельствуют о заимствовании ее из варианта клинописной системы, использовавшейся в Северной Сирии. Вместе с письмом была усвоена вся система знаний и текстов, с ней связанных.

    Корпус клинописных источников на хеттском языке насчитывает десятки тысяч табличек и включает в себя описания празднеств и жертвоприношений, гимны, молитвы, заклинания, исторические и правовые документы, тексты мифологического содержания, инвентарные списки, каталоги, словари и др. С современной точки зрения, лишь немногие из них имеют литературное значение.

    Собственно хеттское наследие словесности «царства Хатти» являют, прежде всего, такие жанры, как поучительные рассказы, гимны и молитвы, анналистика. В древнехеттской Дворцовой хронике – сборнике коротких назидательных рассказов – повествуется о проступках должностных лиц, сурово наказанных царем. Жанр коротких рассказов позднее широко использовался в хеттской литературе. Одним из значительных образцов хеттской философской прозы являются Молитва Мурсили II , в которых хеттский царь обращается к богам с просьбой прекратить чуму в стране Хатти. Летопись Хаттусили I, – самый древний во всей мировой литературе образец анналов (XII в. до н.э.). Этот жанр получил дальнейшее развитие в среднехеттской Летописи Тудхалин и новохеттской Летописи Мурсили II. По жанру им близка Автобиография Хаттусили III, – одна из самых первых автобиографий в мировой литературе. Характерными особенностями этого сочинения являются живой, образный язык автора и пронизывающая весь текст идея о покровительстве Хаттусили со стороны богини Иштар. К этой группе произведений словесности могут быть отнесены и некоторые редкие образцы обрядовых поэтических текстов, в частности Погребальная песня, сохранившаяся в составе исторического повествования о войне с хурритами. Метрические размеры этого произведения и принципы звукового подбора слов, вероятно, унаследованы из ранней общеиндоевропейской традиции, к которой могут восходить и часто используемые в поэтических и прозаических образцах хеттской литературы сочетания однокорневых слов типа «суд судить», «заклинания заклинать», «слово словить» и т.п. Общеиндоевропейские истоки можно предполагать и по отношению к основной части древнехеттского мифа Сказание о детях царицы города Канеса, в котором повествуется о кровосмесительном браке тридцати братьев с их тридцатью сестрами.

    Вся ранняя мифологическая литература хеттов представляет собой переложения памятников фольклора древнего населения Малой Азии хаттов (или хатти), оказавшего огромное влияние на культуру и социальную организацию хеттов. С языка хатти были переложены на хеттский миф о поединке Бога Грозы со Змеем. Чтение этого мифа, в котором рассказывается о победе, одержанной Богом Грозы, входило в хаттский ритуал встречи Нового года под названием вуруллия. С языка хатти был переведен и миф о Луне, упавшей с неба. Этот миф должен был читать ежегодно, видимо весной, когда слышались первые удары грома, особый жрец, носивший титул Человека Бога Грозы.

    Исключительно важное значение приобрели в хеттской культуре и многочисленные варианты мифа об исчезнувшем божестве, переложенные с языка хаттов. В образе этого божества предстает то бог плодородия Телепину, то Бог Грозы, то Бог Солнца и некоторые другие божества. С исчезновением божества связывались различные беды в стране, а с его возвращением – наступление весны, тепла, плодородия. Этот хаттский миф имеет много общего с мифами и другими фольклорными текстами, повествующими об исчезающем и возвращающимся плодородии, распространенными как в Восточном Средиземноморье, так и в других областях древнего мира.

    Другой важной составной частью хеттской литературы являются тексты, сложившиеся под воздействием месопотамских литературных образцов, а также хеттские переводы и переложения хурритских сочинений. В эту группу текстов входят хеттские переложения аккадских текст Шамашу Царь битвы, Царская надпись (Бога) Мардука, Царская надпись Нарам-Суэна; последние в отличие от подлинных исторических документов, обычно написанных от имени конкретных исторических лиц, представляли собой определенный жанр аккадской литературы. В этих литературных текстах содержатся полулегендарные рассказы о связях Анатолии и Месопотамии времен династии Саргона Аккадского (древнего). Влияние вавилонских гимнов Богу Солнца как царю и судье обнаруживается и в хеттских гимнах Богу Солнца, вместе с тем этим гимнам присущ ряд особенностей, свойственных только хеттской культуре. Через посредничество хурритов хетты переняли и переложили на свой язык поэму о Гильгамеше. К числу оригинальных хурритских произведений, переведенных на хеттский (XV–XII вв. до н.э.), относится мифологическая поэма о смене на небесах четырех поколений богов, эпос Песнь об Улликумми, содержащий рассказ о борьбе бога Грозы с чудовищем Улликуми, рожденным из скалы, подобно герою кавказских нартских сказаний. Были переложены с хурритского рассказы об охотнике Кесси, о герое по имени Гурпаранцаху, сказка об Аппу и двух его сыновьях – Благом и Злом, сказка о корове, родившей ребенка от Бога Солнца и др.

    Одно из важнейших значений хеттской литературы и культуры в целом заключается в том, что она выполняла роль посредника между цивилизациями Ближнего Востока и Греции. Особого внимания заслуживает влияние хурритских мифологических поэм на греческую мифологию и эпос. Предполагается, что оно осуществлялось через хеттские переводы. Не исключается и прямое хурритское влияние, в частности через хурритских рапсодов в Угарите (Рас-Шамре) и на хуррито-лувийском юге Анатолии (во второй половине II тыс. до н.э.). Посредническая роль именно хеттской традиции в этом процессе обосновывается рядом заимствований из хеттского, представленного в языке раннего греческого эпоса.

    Как возможные кальки хеттских образов (восходящих к соответствующим хаттским) или как непосредственные заимствования из хаттского в греческий (в результате контакта греков с хатти в Малой Азии) рассматриваются гомеровские персонифицированные образы Страха и Трепета. Согласно среднехеттскому гимну Солнцу, когда Солнце объезжало четыре стороны света, справа от него бежали Страхи, слева – ужасы. Аналогию этому тексту видят в тексте Иллиады, где Страх и Трепет запрягают колесницу бога Арея. Сходства обнаруживаются между хеттскими текстами, переложениями соответствующих хаттских и хурритских, и греческими мифами, зафиксированными в Теогонии Гесиода. Так, существенные аналогии прослеживаются между греческим мифом о борьбе Зевса со змееподобным Тифоном и хеттским мифом о поединке Бога Грозы со Змеем. Имеются параллели между этим греческим мифом и хурритским эпосом о каменном чудовищем Улликумми из Песни об Улликумми. В этом последнем упоминается гора Хацци, куда переселяется Бог Грозы после первого сражения с Улликумми. Эта же гора Касион (по Аполлодору) – место сражения Зевса с Тифоном. В Теогонии история происхождения богов описывается как насильственная смена нескольких поколений богов. Эта история, возможно, восходит к хурритскому циклу о царствовании на небесах. Среди отдельных совпадений греческой и хурритской мифологии отмечается греческий Атлант, который поддерживает небо, и хурритский великан Упеллури из Песни об Уллиумми, поддерживающий небо и землю (аналогичный образ есть и в хаттской мифологии). На плече Упеллури росло каменное чудовище Улликамми. Бог Эа лишил его силы, отделив от плеча великана. Согласно хурритской мифологии, нож, которым было отделено чудовище, впервые был использован при отделении неба от земли. Способ лишения силы Улликумми имеет параллели в мифе об Антее. Как и в Песни об Улликамми, согласно греческой мифологии, специальное орудие (серп) используется для отделения от земли (Геи) неба (Урана) и его оскопления.

    Литература

    Основные произведения иностранной художественной литературы. Азия, Африка. – Отв. редактор Челышев Е.П. СПб, 1997