Содержание статьи
    Также по теме

    КРЕОЛЫ

    КРЕОЛЫ. Креол – в строгом смысле этого слова (особенно, в том, в котором оно употребляется в американском штате Луизиана), – лицо белой расы, рожденное в одном из бывших владений Франции, Испании или Португалии в Новом Свете, чьи предки являются выходцами из одной или более из этих стран. Это слово происходит от французского creole, более или менее эквивалентного испанскому criollo. По мнению большинства, слово «креол» испанского происхождения от испанского глагола «crear» – создавать, быть рожденным. Существует также мнение, что оно португальского происхождения – от португальского crioulo, означающего «раба, рожденного в доме хозяина», и производное от португальского глагола criar – быть рожденным.

    Существует широко распространенное мнение о том, что слово «креол» означает человека с примесью негритянской крови; но это мнение ошибочно и является, вероятно, результатом смешения существительного сreole с прилагательным creole, поскольку это прилагательное обычно связывалось со всем, что производилось в вышеназванных экс-колониях. Таким образом, существуют «креольские» яйца, «креольская» морковь, «креольская» кукуруза и, в том же самом определительном смысле, «креольские» негры в отличие от bossals, ввезенных из Африки. Но, в соответствии со словоупотреблением, в строгом смысле, негр никогда не может быть креолом.

    В прошлом это определение понималось настолько строго, что даже детям тех французских колонистов, которые были изгнаны из восточной Канады англичанами в 1755 и которые нашли пристанище в Луизиане, не позволялось пользоваться этим названием. На этих франкоговорящих поселенцев из Канады креолы смотрели свысока (в разговорном языке их называли Cajunsпо имени региона, из которого начался их исход).

    Тем не менее, в некоторых районах Вест-Индии это строгое определение оказалось в настоящее время расширенным, распространившись также на тех, кто, имея в какой-то мере негритянское происхождение, отвечал всем остальным условиям. В Южной и Центральной Америке испанский термин Criollo также приобрел менее строгое значение и может относиться к лицам, имеющим примесь негритянской или индейской крови; это более широкое значение особенно характерно для Бразилии. Сегодня и креолы (creoles) и криоллос (сriollos) утрачивают свою значимость как отдельные группы, все более поглощаясь смешанной этнической средой.

    В Луизиане, бывшей ранее колонией Испании (в 15 в.), а затем, в 17 в. – Франции, предками креолов были представители обеих этих стран. Креолы зачастую были богатыми плантаторами и рабовладельцами, их дома были полны французской мебели и живописи. Многие из них были выпускниками французских университетов и, в свою очередь, отправляли детей учиться в Париж.

    Тесные культурные связи креолов Луизианы с Францией продолжались до тех пор, пока Гражданская война не освободила их рабов и не разрушила их роскошный образ жизни. Они не могли более отправлять сыновей и дочерей для получения образования за границу. Вместо этого дети креолов были вынуждены посещать американские государственные школы, где над ними смеялись из-за их своеобразного французского акцента и называли «кискидами» («Kiskidees») – сокращение от французского «Qu'est ce qu'il dit?» («Что он говорит?») – обычный вопрос француза, слышащего английскую речь и не понимающего ее.

    В результате большинство креолов отказалось от французского языка и сегодня можно встретить множество семей с бесспорно галльскими фамилиями, не знающими ни слова этого языка, которых иронически называют «утками, не умеющими плавать». Современные креолы Луизианы полностью интегрированы в жизнь США, при этом часть их жизнерадостности передалась англо-саксонской части населения; именно поэтому в Новом Орлеане «достаточно всего одного барабана, чтобы начался парад, и всего одного телефонного звонка, чтобы началась вечеринка». Это галльское влияние сделало карнавал Нового Орлеана самым веселым и живописным празднеством во всей стране.

    При всем богатстве креолов Луизианы накануне Гражданской войны, креолы Гаити (называвшемся тогда Санто Доминго) были еще богаче; с громадных сахарных плантаций несметные богатства текли в их денежные сундуки – богатства, которые они настолько щедро тратили в своих частых поездках в Европу, что выражение «богат как креол» стало в Париже привычным. Они также отправляли своих детей учиться во Францию и жили на своих плантациях, обслуживаемые громадным количеством рабов.

    Начавшееся в 1791 негритянское восстание уничтожило эту пышную жизнь точно так же, как Гражданская война обанкротила креолов Луизианы; рабы жгли плантации и нападали на белое население. Большинство спасшихся плантаторов покинуло остров, а бывшая французская колония стала, в конечном счете, негритянской республикой Гаити.

    Политическая судьба французских креолов острова Мартиника, бывших менее богатыми, чем креолы Гаити, была более мирной. Они тоже пережили восстание рабов, но оно было подавлено, и они сохранили свой язык и свои земли; их остров все еще остается заморским департаментом Франции.

    Говоря о языке, интересно отметить, что в случае всех трех упомянутых креольских групп появились практически одинаковые местные наречия, которые филологи считают особым новым языком – единственным, созданным в этом полушарии со времен открытия его Колумбом. Работорговцы загружали свой человеческий груз на корабли в Африке, и, во избежание организованного восстания, они выбирали негров из далеко расположенных друг от друга районов, чтобы те не могли понимать друг друга. В результате, эти рожденные в Африке рабы на основе ломанного французского создали своего рода жаргон – язык общения между хозяином и рабом. Каждое последующее поколение креолов-плантаторов в Луизиане, на о-вах Гаити и Мартиника и на некоторых более мелких островах Вест-Индии с детства училось говорить на этом языке от своих негритянских нянь. В настоящее время в мире насчитывается свыше шести десятков креольских языков.

    Литература