Содержание статьи
    Также по теме

    РАУШЕНБАХ, БОРИС ВИКТОРОВИЧ

    РАУШЕНБАХ, БОРИС ВИКТОРОВИЧ (1915–2001), русский физик-механик. Родился 18 января 1915 в Петербурге. Окончив школу, работал столяром-сборщиком на авиационном заводе. В 1912 поступил в Ленинградский институт инженеров гражданской авиации, увлекся конструированием планеров, освоил расчеты на прочность и участвовал в испытаниях в Коктебеле, где познакомился с С.П.Королевым. В 1937 переехал в Москву и в Ракетном НИИ Королева занялся проблемами устойчивости полета крылатых ракет. В 1938 Королев был арестован, работу над крылатыми ракетами закрыли, и Раушенбах занялся теорией горения в воздушно-реактивных двигателях.

    Осенью 1941 РНИИ был эвакуирован в Свердловск. В марте 1942 Раушенбаха вызвали повесткой в военкомат, но направили не в армию, а, как и других немцев, в трудовой лагерь в Нижнем Тагиле. Раушенбаху «повезло»: на него обратил внимание известный авиаконструктор генерал В.Ф.Болховитинов и договорился с НКВД об использовании заключенного в качестве расчетной «рабочей силы». Новый руководитель РНИИ М.В.Келдыш добился возвращения Раушенбаха. В 1948 формально закончилась ссылка Раушенбаха, он вернулся в Москву и продолжал работать у Келдыша. В 1949 защитил кандидатскую, в 1958 – докторскую диссертации.

    В середине 1950-х годов Раушенбах занялся теорией управления космическими аппаратами и перешел на работу к Королеву. Разработанные им системы ориентации космических аппаратов позволили сделать первые фотографии обратной стороны Луны. В 1960 Раушенбах принимал активное участие в подготовке первого полета человека в космос. В 1960 Раушенбаху была присуждена Ленинская премия, в 1966 его избрали членом-корреспондентом АН СССР, а в 1986 – академиком.

    По словам Раушенбаха, он «никогда не занимался темой, если над ней работает больше десяти ученых в мире». И постепенно интересы Раушенбаха начали перемещаться в совершенно иную область – в искусствоведение. Все началось с решения актуальной технической задачи: конструкция первых советских космических аппаратов была такова, что космонавт был вынужден производить стыковку, не видя стыковочного узла, с помощью монитора, и Раушенбах «задался вопросом: насколько правильно изображение на экране передает действительную обстановку, можно ли по нему управлять?» Так он углубился в теорию перспективы, а потом в искусство, в частности в иконографию.

    Что видит глаз, и что видит мозг? Раушенбах пришел к выводу, что видят они не одно и то же. Математический анализ показал, что никогда не существовала и не могла быть разработана научная система перспективы, без искажений передающая пространственные характеристики объекта на плоскости картины. Согласно выводам Раушенбаха, законы зрительного восприятия различны применительно к пейзажу и интерьеру; и «обратная перспектива», характерная для русской иконописи, отражает особенности зрительного восприятия близких к глазу предметов. Искусствоведческие книги Раушенбаха вышли большими тиражами и привлекли внимание широкого круга читателей.

    Еще одно многолетнее и плодотворное «пристрастие» Раушенбаха – преподавание. Сразу по возвращении из нижнетагильской ссылки он начал читать лекции на физико-техническом факультете МГУ, впоследствии выделившемся в Московский физико-технический институт. В 1959 стал профессором, более 20 лет заведовал кафедрой. Раушенбах придавал огромное значение качеству преподавания, считал, что для успешного развития таланта необходима некая «критическая масса» профессионально близких людей, с кем можно было бы обсудить получаемые результаты и возникающие проблемы. Его глубоко ранило состояние отечественной науки в последние годы, «утечка мозгов», массовая эмиграция способной молодежи.

    Умер Раушенбах в Москве 17 марта 2001.

     ИТАР-ТАСС     БОРИС ВИКТОРОВИЧ РАУШЕНБАХ

    Литература

    Раушенбах Б.В. Вибрационное горение. М., 1961
    Раушенбах Б.В., Токарь Е.Н. Управление ориентацией космических аппаратов. М., 1974
    Раушенбах Б.В. Системы перспективы в изобразительном искусстве. Общая теория перспективы. М., 1986
    Раушенбах Б.В. Пристрастие. М., 1997