Содержание статьи
    Также по теме

    ФЕРСМАН, АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ

    ФЕРСМАН, АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ (1883–1945) – советский геохимик.

    Родился 27 октября (8 ноября) 1883 в Петербурге, однако почти все детские и юношеские годы провел на юге России, в Крыму, близ Симферополя, в селении, которое впоследствии получило имя Ферсманово, и в Одессе. Уже в пять лет научился читать, а в шестилетнем возрасте, по его собственным словам, сделался «страстным минералогом». Бродя по каменистым откосам недалеко от дома, он с помощью молотка «добывал» блестящие кристаллики горного хрусталя, пробравшись в заброшенные каменоломни и крымские пещеры, находил удивительные камни. Например, однажды среди находок любознательного мальчика оказался прозрачный кристалл исландского шпата, сквозь который буквы в книге казались двойными (как известно, этот минерал обладает двойным лучепреломлением). Другие экспонаты его коллекции были не менее примечательны.

    Увлечение камнями продолжилось и позже, когда Ферсман стал учеником Одесской классической гимназии. Потом он писал, что экскурсии в горах и вдоль берега моря научили его «очень трудной и сложной обязанности естественника – наблюдать». Учеба давалась ему легко, но ему всегда хотелось узнать больше, поэтому он много читал. Коллекции красивых камней собирали многие его сверстники, но только для Ферсмана минералогия стала делом всей жизни. В доме Ферсманов часто бывал профессор Новороссийского университета П.Г.Меликишвили (Меликов), который убеждал Александра: «…Ты не должен отходить от минералогии и химии, между этими науками нет границ».

    В 1901 Александр Евгеньевич, окончив гимназию, поступил в Новороссийский (ныне Одесский) университет, но уже через год, узнав, что в Московском университете есть хорошая кафедра геологии, перевелся туда. К этому времени коллекция минералов стала очень большой, и Ферсман переправил ее в Москву, чтобы передать университетскому музею.

    В Московском университете Ферсман учился у профессора минералогии Владимира Ивановича Вернадского, выдающегося ученого и замечательного педагога. Вернадский создал новое направление в минералогии: он считал, что эта наука должна заниматься не только описанием минералов и изучением их свойств, но раскрывать законы их происхождения и изменения, «рождения» и «жизни», так как с любым минералов, попавшим в «непривычные условия», со временем происходят определенные превращения, поскольку входящие в его состав химические элементы вступают в реакции и дают новые соединения.

    Ферсман оказался лучшим учеником Вернадского. Еще студентом он написал пять научных работ (первая из них была опубликована, когда Ферсману было всего 20 лет). По окончании университета, в 1907, он был командирован продолжать образование за границу: сначала в Париж, где он работал у французского минералога А.Лакруа, потом в Гейдельберг, в лабораторию норвежского геохимика В.М.Гольдшмидта.

    В 1909 вернулся в Россию, в Московский университет, теперь уже в качестве преподавателя, и продолжил работать с Вернадским. Вернадский и Ферсман создали новую науку – геохимию, изучающую поведение химических элементов в земной коре.

    «Еще недавно было время, когда массы значков полезных ископаемых лежали в беспорядке па пестром ковре нашей геологической карты. Казалось, не было никаких строгих законов, которые рассеивали бы эти знаки по полям разного цвета: одни из них накапливались вместе в горных районах, другие заполняли поля бывших морей и материков. Сейчас мы знаем, что распределение этих точек подчиняется глубочайшим законам геохимии», – писал Ферсман. Он пришел к выводу, что распределение полезных ископаемых – результат сложных путей миграции химических элементов, результат химических реакций веществ в определенной физико-химической обстановке.

    В это время в Москве на средства, пожертвованные городу генералом А.Л.Шанявским (1837–1905), был открыт «Университет Шанявского» (полное название: Московский городской народный университет им. Шанявского), который, начиная с 1908 и вплоть до 1919, действовал как общедоступное учебное заведение с программами высшего и среднего образования. В 1910 Ферсман становится профессором этого университета, а в 1912 читает студентам первый университетский курс геохимии.

    В том же 1912 он стал профессором минералогии Высших женских курсов (Бестужевские курсы) в Петербурге, организовал и редактировал журнал «Природа» и одновременно приступил к работе старшим хранителем Минералогического музея Академии наук (где позже, в 1919–1930, будет директором).

    Однако он не мыслил науки, оторванной от жизни, не приносящей пользы человеку. «В основе каждой истинной науки лежит связь теории и практики», – говорил Ферсман. Он стремился раскрыть богатства недр страны, освободить Россию от необходимости ввозить из других стран минеральное сырье (уголь, фосфориты и пр.), для этого нужно было организовывать геологоразведочные экспедиции в неизученные регионы страны. Руководителем и участником таких экспедиций, зачастую совершаемых на свои собственные средства, стал А.Е.Ферсман.

    В 1915 ученые во главе В.И.Вернадским добились организации при Академии наук Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Ферсман стал секретарем этой комиссии и одним из энергичнейших ее деятелей. В том же году при Комитете военно-технической помощи по инициативе Ферсмана была организована Комиссия сырья и химических материалов, которую он и возглавил. Наступило время активного геологического изучения российских просторов.

    Академик Ферсман (он был избран в действительные члены Академии наук в 1919) стал организовывать одну экспедицию за другой. Исследовательскую работу он начал на Урале, а потом участвовал в экспедициях на Кольский полуостров, Тянь-Шань, Кавказ, в Кызылкумы и Каракумы, на Алтай, в Забайкалье и в другие места. Особое значение для практики имели исследования Хибинских тундр (с 1920) и Мончетундры (с 1930), где при участии Ферсмана были открыты месторождения апатита и медно-никелевых руд. В Каракумах он обнаружил большие залежи самородной серы. После экспедиции Ферсмана началась разработка месторождения серы в Каракумах и был построен первый в СССР серный завод. Ферсман участвовал и в экспедициях по поиску редких и рассеянных элементов и радия.

    Участие в экспедициях не мешало ему выполнять множество обязанностей. Он был академиком-секретарем (1924–1927), вице-президентом (1927–1929) и членом президиума Академии наук СССР (1929–1945), директором Радиевого института (1922–1926), Института аэросъемки (1927–1934), Института кристаллографии, минералогии и геохимии им. М.В.Ломоносова (1930–1939), Института геологических наук АН СССР (1942–1945), председателем Кольской базы АН СССР (1930–1945), Уральского филиала АН СССР (1932–1938). Во время Второй мировой войны Ферсман возглавлял Комиссию научной помощи Советской Армии при отделении геолого-географических наук АН СССР (1941–1945).

    Он напечатал свыше тысячи научных статей и книг. Будучи одним из основоположников геохимии, Ферсман написал фундаментальный труд в этой области – четырехтомник Геохимия (1933–1939). Лондонское геологическое общество присудило за него Ферсману высшую награду – платиновую медаль им. Волластона. Большое внимание Ферсман уделял проблеме содержания химических элементов на Земле и их миграции. Разрабатывая проблему энергетики природных неорганических процессов, он предложил геоэнергетическую теорию, в которой связал последовательность образования минералов с величинами энергии кристаллических решеток.

    Одним из первых Ферсман обосновал необходимость применения геохимических методов при поисках месторождений полезных ископаемых: например, еще в 1926 он наметил впервые так называемый Монголо-Охотский геохимический пояс. В течение 25 лет уделял большое внимание изучению пегматитовых жил, в которых часто содержатся ценные минералы, стремясь выявить законы распределения минералов. В результате длительных наблюдений и исследований гранитных пегматитов он создал большой научный труд Пегматиты (1931), признанный в геологии классическим. Эта работа имеет не только научное, но и практическое значение, она облегчает поиск полезных ископаемых в ходе геологоразведочных работ. Монография Пегматиты на долгое время определила направление изучения пегматитового сырья и связанных с ним редкоземельных минералов.