Также по теме

ПАПУА - НОВАЯ ГВИНЕЯ

Население страны по этническим и лингвистическим критериям всегда делилось на множество групп, часто весьма незначительных по численности. Самая большая из них охватывает жителей Западного нагорья, говорящих на языке энга, и насчитывает 130 тыс. человек. С конца 1960-х годов некоторые региональные группы, имеющие общие интересы, создают политические альянсы. Например, в период независимости жители горных районов сплотились в однородный и консервативный политический блок, хотя в самое последнее время внутри него возобновились разногласия. Островитяне, живущие на архипелаге Бисмарка и о.Бугенвиль, периодически пытались организовать свое объединение. Его ядро составляют толаи – сплоченные, сравнительно хорошо образованные и частично урбанизированные жители п-ова Газель на Новой Британии, давно наладившие контакт с внешним миром. Отдельную группу образуют папуасские племена в области более дисперсного расселения на южном побережье Новой Гвинеи. Особенно широкую известность приобрели сепаратисты Бугенвиля. В целом же в последние годы в этом еще недавно слабо стратифицированном обществе возникают иерархические социальные структуры, что особенно бросается в глаза в городах страны, но проявляется уже и в сельской местности, когда в нее проникает современная хозяйственная деятельность. Успехи в товарном агропроизводстве или получение компенсации за землю от горнодобывающих и лесозаготовительных компаний привели к возникновению зажиточной прослойки селян. Другую элитную категорию, гораздо меньшую по численности, образуют коренные жители, получившие высшее образование. Они занимают ключевые посты в правительстве и в частном секторе экономики. Представители имущих слоев в городах и деревнях вызывают антипатию у бедного большинства населения. В этой связи возникают проблемы соблюдения правопорядка на всей территории страны. В роли нарушителей спокойствия выступает молодежь, которая живет в трущобах на окраинах многих городов и не может найти работу. В средствах массовой информации таких скваттеров часто называют «раскол» (на пиджин-инглише). Даже в деревнях бывают случаи грабежа и насилия в отношении состоятельных людей.

 IGDA/A. Facchinetti     ТРАДИЦИОННАЯ ХИЖИНА

Государственный строй и политика.

В традиционном обществе Папуа – Новой Гвинеи власть проявляется в разных формах. На островах Тробриан правили наследственные вожди, главенство которых распространялось за пределы одной деревни, но в ряде других общин люди подчинялись старейшинам определенных кланов. В большинстве районов местными руководителями становились лидеры племен, выдвинувшиеся благодаря своим способностям в военном деле, силе убеждения, торговле, земледелии или знахарстве. Руководящие позиции занимают также лица, накопившие и раздавшие свое имущество, выгодно женившиеся или преуспевшие в торговле. Местные дела обычно решались на основе консенсуса, нередко после продолжительного и непринужденного обсуждения. Вожди, конечно, использовали свой авторитет во время подобных дискуссий, но вряд ли могли полагаться на безоговорочную покорность соплеменников. Их влияние редко выходило за пределы одного клана, деревни или группы небольших поселений. Тех вождей, которые считались слишком эгоистичными или агрессивными, низвергали силой или просто бойкотировали. Ни один из них не мог заручиться поддержкой своих сторонников, не давая им каких-то льгот и поблажек.

После захвата Германией северо-восточной части Новой Гвинеи в 1884 немецкие власти назначали местных чиновников, т.н. «лулуайс», а Великобритания, владевшая юго-восточной частью острова, передала местное управление в руки деревенских полицейских-констеблей. Эти чиновники в обоих случаях служили посредниками между селянами и европейской администрацией, информируя ее о мелких преступлениях и получая, в свою очередь, советы по улучшению условий жизни в деревне. Австралийцы сохраняли эту систему, унаследовав британские владения в 1906 и германские в 1914.

В 1930-х годах австралийские власти учредили деревенские советы. Однако эти органы обладали малыми полномочиями и ограниченными средствами для решения существенных проблем; население, как правило, игнорировало их юрисдикцию. В каждом районе почти все права по управлению доверялись одному человеку – правительственному чиновнику-европейцу.

С 1914 по 1942 все распоряжения исходили от парламента Австралии или от высокопоставленных чиновников в Порт-Морсби или Рабауле, административных центрах колоний. В каждом из этих городов был создан законодательный совет, в котором заседали в основном австралийские официальные лица и назначенные представители местных европейских общин. Во время Второй мировой войны австралийцы учредили объединенную администрацию Папуа и Новой Гвинеи, которая сохранилась после войны на основании закона 1949, согласно которому все внутренние дела обеих территорий передавались в ведение австралийского администратора, которому оказывал содействие вышеназванный совет. В 1951 был организован объединенный законодательный совет, в состав которого впервые были введены жители Папуа – Новой Гвинеи.

Темпы политических изменений нарастали отчасти по той причине, что ООН активно поддерживала стремление Папуа – Новой Гвинеи к независимости. В 1964 законодательный совет был заменен всенародно избранной Ассамблеей, и многие жители страны впервые приняли участие в голосовании. В 1968 была учреждена территориальная администрация, которая состояла из министров, назначенных из числа членов Ассамблеи. На низовом уровне местные советы, избранные в 1950-х годах и обладавшие правом взимать налоги, в следующем десятилетии постепенно заменили систему констеблей и лулуайс.

Завоевав большинство в Ассамблее в 1964, представители от коренного населения редко пытались перехватить инициативу у австралийских чиновников вплоть до конца 1960-х годов. Как правило, депутаты-меланезийцы не владели ни английским, ни каким-либо другим языком межэтнического общения. Вначале они использовали свои права парламентариев и посещали заседания Ассамблеи только для того, чтобы просить средства на строительство дорог, школ, медицинских учреждений и создание новых рабочих мест в своем родном районе.

В 1967 образовалась «Пангу пати» (Партия единой Папуа – Новой Гвинеи), которая добивалась предоставления стране самоуправления, а вскоре возник и ряд других партий. Однако до наших дней сохранилась только «Пангу пати», которая получила поддержку жителей долины р.Сепик, прибрежных районов Новой Гвинеи и островов. После выборов 1972 эта партия приобрела достаточное влияние, чтобы вместе с несколькими небольшими группами сформировать национальное коалиционное правительство, которое предприняло шаги к созданию независимого государства и с 1 декабря 1973 приняло на себя полную ответственность за внутренние дела. 16 сентября 1975 была провозглашена независимость Папуа – Новой Гвинеи. Майкл Т.Сомаре, основатель партии «Пангу пати», возглавил первый кабинет министров суверенного государства.

Эффективная деятельность правительства осложнялась из-за традиций местничества в политике. Многие ставили на первый план свою лояльность к клану, влиятельной личности или, в лучшем случае, к собственному лингвистическому или географическому пространству. На о.Бугенвиль и в юго-восточной части Новой Гвинеи (Папуа) возникли сепаратистские движения. В центральных горных районах вспыхнули племенные междоусобицы. Для удовлетворения региональных запросов в 1976 и 1978 были учреждены выборные провинциальные правительства. Их деятельность не везде была успешной, в частности, не удалось воспрепятствовать возрождению сепаратизма на Бугенвиле в 1989. Вся система управления страной в 1995 подверглась перестройке, направленной на децентрализацию власти.

В Папуа – Новой Гвинее ни одна из партий ни разу не сумела завоевать больше половины мест в парламенте, так что после провозглашения независимости функционировали только коалиционные правительства. В ходе их формирования лидеры партий не могли положиться даже на своих коллег. Переходы депутатов из одной партийной фракции в другую стали частым явлением, и поэтому в практику вошли вотумы недоверия премьер-министру и отставки кабинетов. На парламентских выборах 1997 даже такие опытные политики, как Джулиус Чан и Пайас Вингти, потерпели поражение, и правительство страны впервые возглавил папуас Билл Скейт. Он ушел в отставку в июле 1999. На посту премьер-министра его сменил сэр Мекере Мораутой, лидер демократического движения народов.